Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Гармонизация целей развития региона и гражданского общества

Региональная экономика | (52) УЭкС, 4/2013 Прочитано: 23233 раз
(4 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Сафронов Михаил Александрович
  • Дата публикации:
    19.04.13
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Санкт-петербургский государственный университет сервиса и экономики

УДК-332.1 ББК-65.9(2Рос) 

ГАРМОНИЗАЦИЯ ЦЕЛЕЙ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

HARMONISATION DEVELOPMENT REGION AND CIVIL SOCIETY 

 

 

Сафронов Михаил Александрович

аспирант очной формы обучения

специальности 08.00.05 экономика и управление народным хозяйством,

кафедра Государственное и муниципальное управление

научный руководитель

Двас Григорий Викторович

доктор экономических наук профессор

Санкт-петербургский государственный университет сервиса и экономики

89112175288

Mixail.88@inbox.ru

 

Аннотация: В статье рассматривается формирование стратегических целей развития региона, определяется их взаимосвязь с достижением более эффективного использования ресурсов и быстрой реакции на изменения ситуации в регионах страны. Так же рассматривается эффективность региональной политики, проводимой сегодня федеральным центром в России.

Ключевые слова: интеграция, индикаторы, регион, гражданское общество, целевое планирование, гармонизация,  региональное управление. 

Abstract: This article discusses the formation of the strategic goals of the region, determined by their relationship to the achievement of more efficient use of resources and rapid response to changes in the situation in the country. As well, the efficiency of the regional policies of the federal government today in Russia. 

Keywords: integration, indicators, the region, civil society, dedicated planning, harmonization, regional management.

В настоящее время формирование стратегических целей развития региона напрямую увязывается с достижением более эффективного использования ресурсов и быстрой реакции на изменение ситуации в регионах страны. При этом отсутствие четкой стратегии социально-экономического развития приводит к усугублению имеющихся в регионе проблем и снижению уровня жизни населения [8].

Одной из определяющих эффективность современной региональной политики задач является обеспечение интеграции и гармонизации интересов субъектов различных уровней экономической системы, представляющих собой залог устойчивого развития всего общества. Сам объект регионального управления включает разноуровневые системы и подсистемы, т.е. отдельные общности, общество в целом, классы, социальные группы, трудовые организации, отдельные личности, которые являются носителями различных потребностей и интересов: личных, общественных и государственных. В этой связи основная цель региональной политики состоит в обеспечении социально-экономического развития территорий на основе сбалансированного учета интересов всех участников экономической жизни.

Под гармонией (от др.греч. harmonieisi – согласие, соразмерность) понимается «категория, отражающая соразмерность и упорядоченность частей целого, единство многообразия, согласованность формы и содержания»[12]. В управленческом контексте гармония может быть определена как отношения взаимодействия, согласованности, соразмерности разных подсистем, свойств, сторон целостного процесса общественной жизни или нескольких систем между собой. В свою очередь под социальной гармонией понимают «соответствие, бесконфликтное сосуществование всех элементов социальной общности».[4] Социальная гармония, прежде всего, предполагает гармоничное сочетание интересов различных социальных групп и личностей.

Инструментарий регионального управления, его институциональная составляющая включает в себя различные нормы, правила, традиции, договоры, регламентирующие жизнедеятельность в регионе, с которыми непосредственно связаны общественные формы организации хозяйственной деятельности. В свою очередь воздействие институциональной составляющей на уровень развития региона происходит посредством прямого государственного воздействия на развитие производства и социальной сферы, применение федеральных программ регионального развития, финансово-кредитной политики, межрегиональных соглашений и т.п.

В тоже время реализуемые повсеместно «Программы социально-экономического развития...» регионов во многом не отражают местную специфику и не позволяют оценить программные цели регионального уровня. Зачастую целевые задачи социально-экономического развития идентичны для различных регионов и существенно ограничены общепринятыми рамками оценки. Так, исходным пунктом при разработке программ развития является анализ текущего социально-экономического положения в регионе, позволяющий дать оценку экономической ситуации, определить позитивные и негативные тенденции развития, выявить узкие места и точки роста, конструктивные и деструктивные эффекты предшествующих управляющих воздействий и других аспектов, которые станут базой обоснования и выработки конструктивных предложений на перспективу [10].

При этом информационное обеспечение управленческого процесса большей частью опирается на данные государственной статистики и специально разработанные системы показателей. Широко применяемый перечень таких показателей включает набор следующих данных: ВРП на душу населения; объем инвестиций в основной капитал на душу населения; объем внешнеторгового оборота на душу населения; финансовая обеспеченность региона; уровень зарегистрированной безработицы; соотношение среднедушевых денежных доходов и величины прожиточного минимума; сводный показатель уровня развития отраслевой социальной инфраструктуры, и много другое.[7]

Таким образом, используемый в настоящее время перечень базовых индикаторов целиком и полностью основывается на официальных статистических данных, которые отражают количественную сторону оценки эффективности регионального управления, что не позволяет комплексно и системно оценить действительный уровень регионального развития. Большинство исследований в области регионального управления последних лет были направлены на унификацию систем данных целевых показателей, в целях упрощения процедуры оценки эффективности реализуемых программ. В результате ограничения рамками количественного подхода существенно снизился уровень обоснования стратегических целей регионального развития, что приводит зачастую к постановке заведомо невыполнимых задач и чрезмерному завышению заявок на бюджетное финансирование региональных программ.

Основная причина малой эффективности региональной политики, проводимой сегодня федеральным центром в России, заключается в том, что формирующие ее люди воспринимают существующие различия в уровне социально-экономического развития российских регионов исключительно как отличия количественных параметров одинаковым образом развивающихся регионов.

Дифференциация регионов по производственному признаку неизбежно ведёт к различиям в качестве и уровне жизни населения в регионе. Данное положение дел, несомненно, подтверждается тем фактом, что анализ динамики показателя среднемесячной номинальной начисленной заработной платы в регионах угрожающе различен. Проведём анализ  средней начисленной заработной платы работников в субъектах Российской Федерации за октябрь 2011 года по данным Федеральной службы государственной статистики (опубликованных 02.05.2012г.). Будем иметь в виду, что в Российской Федерации средняя заработная плата составила 24094 рубля.

Мы можем наблюдать нелицеприятную картину огромных колебаний заработной платы по всей стране. Если сравнить по округам, то лидером со знаком плюс окажутся 4 округа – Центральный, Северо-Западный, Уральский и Дальневосточный федеральные округа заработная плата там выше, чем в среднем по стране. А вот Южный, Северо-Кавказский, Сибирский и Приволжский федеральные округа показывают данные значительно ниже средних по стране, в которой и так средняя заработная плата далека от оптимальной.

Несомненно, нужно  учитывать тот факт, что существуют объективные различия в уровне цен в субъектах. Но различия в уровне цен не соответствуют сложившимся различиям в бюджетной обеспеченности, которые, оказываются более существенны и не всегда объективны.

В итоге мы видим что, люди имеющие столь существенно отличающиеся финансовые возможности не имеют шанса в равной мере реализовать свои потребности, и именно поэтому, абсолютно по-разному воспринимают те или иные аспекты развития государства и общества. Этот факт обязательно должен учитываться и при формировании региональной политики. При формировании региональной политики  государство должно исходить из того, что цель развития каждого региона есть отражение доминирующих целей сообщества его жителей.

Причиной заведомой неисполнимости поставленных целей обусловлена в первую очередь недостатками процесса формирования программ развития еще на начальном этапе - стадии отбора проблем, требующих разработки. Современные механизмы фильтрации предложений о программных разработках на стадии отбора проблем приводят к признанию программных проблем, многие из которых выражают интересы отдельных лиц и региональных властей, и прямо лоббируются без учета мнения широкого круга общественности. В результате можно говорить о наличии институциональной неэффективности, которая выражается в функциональных деформациях при осуществлении определенными институтами, обеспечения эффективного взаимодействия между государством через региональные органы власти и обществом, в лице организаций и граждан. Решение данной проблемы неэффективности возможно в процессе гармонизации интересов всех участников социально-экономической структуры региона в единую систему экономических интересов и обеспечении на данной основе устойчивого развития общества и экономики, что в свою очередь является обязательным условием для роста уровня благосостояния населения.

В данном аспекте становиться неоспоримым тот факт, что главенствующую  роль в проблеме гармонизации целей управления социально-экономическим развитием региона занимают потребности общества, а именно местного населения проживающего в данном регионе.

Отношения общества и государства должны строиться как система прав и взаимных обязательств каждой из сторон. Государство должно выполнять важную роль в данном взаимодействии, а именно определять во многом хаотичное движение целей и потребностей общества, на основании которых создавать цели развития региона.

Сложившаяся в современной России система регионального управления свойственна традиционной организации управления. В соответствии с ней основой, источником власти являются жители территории, но при этом во главе всей системы находится глава региона, имеющий полномочия по выстраиванию структуры управления и принятию единоличных решений.

Данная структура исключает формирование эффективного взаимодействия всех уровней с целью обеспечения потребностей и исполнения запросов основной целевой аудитории – самих жителей региона. В итоге большинство программ регионального развития носит формальный характер, отражая интересы отдельных заинтересованных групп, не имея под собой реальной поддержки населения, что заведомо обрекает их на неудачу.

Развитие современной управленческой науки идет по пути внедрения ценностно-ориентированного подхода, предполагающего обеспечение более эффективного взаимодействия властных структур с населением, а также ориентированность непосредственно на интересы общества. Данную управленческую систему можно представить в виде перевернутой пирамиды, на вершине которой оказываются жители региона.

В результате на главу властной верхушки возложена ответственность за развитие и управление регионом в соответствии с ценностями местного сообщества. Расположенные по обе стороны пирамиды жители символизируют то, что все без исключения участники гражданского общества должны принимать участие в управлении, координации и выстраивании деятельности во взаимосвязи друг с другом. Современный уровень развития общества, а также информационной среды позволяет любому заинтересованному лицу осуществить самостоятельно анализ и сравнение условий жизни, как внутри страны, так и на международном уровне. Задаваемые при этом вопросы: где я смогу реализоваться? где я смогу жить так, как я хочу? позволяют оценить в каком именно регионе социальные ценности территории совпадут с индивидуальными интересами. Обычно человек при принятии решения соизмеряет общие издержки и общую выгоду. Аналогичная оценка личностной эффективности должна проводиться и органами публичной власти.

Власть постоянно должна составлять и анализировать данный баланс, с целью максимизации выгод и минимизации издержек для населения.

Таким образом, можно сказать, что отсутствие согласованности в процессе целевого планирования интересов не только крупного бизнеса и государственных корпораций, но и местного населения, как главного объединяющего элемента в системе экономической жизни региона, является основной проблемой на пути к эффективному управлению отдельного субъекта. Стремление к достижению гармонии является всеобщим принципом организации жизни общества. В современной научной литературе проблемы гармонизации остаются одними из наименее освещенных, однако социальные аспекты гармонии рассматривались еще в трудах древних философов, а также мыслителей и ученых других эпох.

Будучи важнейшим онтологическим принципом существования человеческого общества и являясь основой взаимообусловленности и взаимозависимости различных сфер, элементов общественной жизни, социальная гармония выражает идею целостности системы человек-общество и мирового общества в целом. Сама идея гармонии широко представлена в философских работах мыслителей разных исторических эпох в основном как основа гармоничного устроения общества и идеального государства. Отражая принципы согласия, сплочённости, дружбы, идея гармонии представляет собой обязательное условие поступательного развития современного общества.

Несмотря на то, что гармонизация выступает главной целью общественного прогресса, ее полное достижение нереально, ввиду невозможности полного устранения всех противоречий, которые зачастую и являются условием развития. В качестве наиболее оптимальных, прогрессивных форм общественной жизни называются гражданское общество, социальное государство (государство всеобщего благоденствия), правовое государство, устойчивое развитие общества и т.д., которые представляют собой идеалы, цели общественного развития. Практически каждая из перечисленных форм общественной жизни подразумевает развитую систему социальной защиты, гарантию определенного набора социальных благ, наличие достойных, справедливых условий жизни.

Общепринято считать основным инструментом обеспечения обратной связи является гражданское общество, формирующее целый комплекс отношений и институтов, независимых от властных структур и имеющих возможность воздействия на них. Данный механизм позволяет исполнять запросы населения, с целью достижения определенного уровня гармонизации в обществе, значение которого в современных условиях быстро меняющихся интересов, как индивидуумов, так и общественных объединений, возрастает. [5]

В свою очередь гармонизация целей развития представляет собой согласование противоположных интересов на основе сотрудничества, компромисса, диалога, синтеза и, следовательно, способствующая установлению состояния стабильности в обществе, что в результате позволит достигнуть целей более высокого порядка: разрешить современные социальные, экономические, политические, культурные, правовые, этнические, межличностные противоречия в обществе, а также предотвратить возможные межгосударственные конфронтации.

На современном историческом этапе Россия переживает социально-экономический кризис переходного периода, следствием которого является широкая поляризация во всех сферах общественной жизни: большой разрыв в уровне жизни, доходах, социальное неравенство, различия между регионами, городом и деревней, плюралистичность ценностей, отсутствие обратной связи между властными структурами и населением. Все это только усиливает глубину возникающих противоречий, затрудняя процесс эффективного регионального управления и устойчивого развития.

Выбор гармонизации в качестве приоритета при формировании целей регионального развития будет способствовать совершенствованию механизмов социальной регуляции и эффективного управления, с учетом особенностей регионального менталитета населения и ценностей граждан.

В этой связи большое значение должно быть уделено выявлению приоритетных для жителей региона потребностей и интересов, обуславливающих специфику направления развития конкретного региона. При этом исследовательских процесс, помимо уже широко применяемых статистических данных, характеризующих количественные показатели уровня жизни населения, должны быть проанализированы качественные характеристики социального благополучия, выражающие основные потребности человека.

Удовлетворение потребностей является необходимым свойством, как отдельного индивидуума, так и общества в целом. Они выступают в качестве основного движущего мотива в любом виде деятельности.

В науке выработаны различные классификации потребностей человека. В отечественной литературе имеется разделение потребностей на три группы - социальные (работа, семья, окружение), материальные (достаточность средств для жизни) и физиологические (поддержание здоровья)[9]. В свою очередь экономические (материальные) представляют собой необходимые средства и условия, позволяющие обеспечить выполнение всех остальных потребностей. На выполнение общественных потребностей нацелена работа любой экономической системы.

Понятие потребности определяется как «психологическое состояние, отражающее объективное явление - нужду в чем-либо». В свою очередь нужда представляет собой «объективное явление, дефицит чего-либо необходимого для организма, личности». [6] Таким образом, потребность определяется состоянием неудовлетворенности, преодолеваемым при помощи получения конкретных благ (товаров и услуг). Однако, такая трактовка потребности, отражая потребности отдельного человека, не отражает потребности групп людей (коллективов, общин, классов, государства), относящихся к участникам экономической деятельности.

Можно согласиться с положением о том, что общественные потребности характеризуются «состоянием неудовлетворенности в системе, которое, являясь реакцией на недостающее для поддержания устойчивости системы факторы, периодически воспроизводится и является источником поисковых реакций, направленных на достижение устойчивости системы в ее взаимодействии со средой» [11]. Таким образом, общественная потребность характеризует уровень устойчивости общественной системы, при этом нужда отражает степень отклонения этого уровня.

Сами потребности могут быть значимыми и незначимыми, в зависимости от существенности для самого объекта, а также при сопоставлении их с внешними условиями. При этом мотивация, побуждение к чему-либо возникает у человека в процессе осознания потребностей. Таким образом, основным критерием выделения интересов, как наиболее важной сферы в жизни человека и общества, из всего объема возникающих потребностей является осознанность. Несмотря на то, что экономические интересы отдельного человека могут носить уникальный характер, при более подробном рассмотрении часть из них может быть схожей для отдельных групп. На общности отдельных интересов основан принцип объединения граждан. Таким образом, все общественные интересы обусловлены личным или персонифицированным интересом, а любая деятельность осуществляется людьми на основе своих интересов. В результате совпадения индивидуальных интересов формируются интересы общества. Как пишет А. Генкин, «главный интерес общества - квинтэссенция реальных личных интересов, объективно ведущих к прогрессу и социально-экономической гармонизации»[2].

Интересы отдельных объединений могут, как совпадать, так и значительно различаться, и даже противоречить друг другу. Однако, можно согласиться с высказыванием, что «...есть нечто более высокое над индивидуальными, групповыми и классовыми интересами, что обозначается как общенародный интерес - интерес государства как целого»[1].

Проблемы соотнесения между собой интересов индивидуума, общественного объединения и государства в целом играли важнейшую роль на протяжении всего исторического процесса общественного развития. При этом само выделение индивидуальных, общественных и государственных интересов обуславливает наличие больших противоречий между ними. Все более усложняющаяся общественная структура, расширение социальных различий, все это активно способствует увеличению, как самого числа интересов, так и уровня их несовпадения. Сложная структура общества, различия в социальном положении людей приводят к появлению громадного множества, как правило, не совпадающих между собой интересов. В тоже время существующее единство интересов общества не исключает и наличие противоречия между ними. Например, индивидуальная заинтересованность в достижении максимальных экономических благ нередко будет противоречить интересам отдельных объединений, а низкой безопасности личности может соответствовать высокая безопасность государства и др. Несовпадение интересов отдельных граждан и социальных групп обуславливает возможность неоднозначного влияния государства на безопасность и благосостояние индивидов. Следовательно, большое значение приобретает анализ степени существенности и приоритетного уровня индивидуальных, общественных и государственных интересов. В этой связи, в управленческой науке наряду с определенными формами реализации экономических интересов, исследуются результаты их столкновения, выражающие весь комплекс противоречий, и пути разрешения возникших противоборств.

В сложившихся современных российских условиях регионального управления, где существенно ограничен спектр учитываемости общественного мнения при принятии властями решений, становится неоспоримым тот факт, что главенствующую роль в обеспечении поступательного социально-экономического развития играет гармонизация целей управления, особенно в аспекте учета интересов местного населения.

Литература

  1.  Абалкин JI. И. Роль государства и борьба с экономическими догмами//Экономист. 1998. № 9.- С. 7.
  2.  Генкин А.C. Система экономических интересов и социальная гармония // Вопросы экономики. 1993. № 6.- С. 56. 
  3.   Осипов Г.В. Социологический энциклопедический словарь / Г.В. Осипов - М.: ИГ «ИНФРА-М-Норма», 1998. – С. 50.
  4.   Нуреев Р.М. Россия после кризиса – эффект колеи / Р.М.Нуреев // Материалы IV Всеросс. симпозиума по экон. теории 2010.- С 90.
  5.  Платонов К. К. Система психологии и теория отражения./ К. К. Платонов  - М. 1982. – С. 44. 
  6.   Райзберг Б.А. Программно-целевое планирование и управление/ Б.А. Райзберг, А.Г. Лобко. - М.:ИНФРА-М, 2002.- С. 112.
  7.   Рохчин В. Е. Стратегическое территориальное планирование в современной России: состояние, проблемы и первоочередные задачи научного обеспечения /В.Е. Рохчин, К. Н. Знаменская. - СПб. ИСЭП РАН, 2000. – С. 31.
  8.  Румянцева Е. Е. Новая экономическая энциклопедия. 2-е изд./ Е. Е. Румянцева. — М.: ИНФРА-М. 2006. – С. 215. 
  9.  Сутягин B.C. О соотношении научных прогнозов и государственных программ социально - экономического развития / В.С. Сутягин.- Проблемы прогнозирования.- 1998.№ 11. – С. 12.
  10.   Кибернетика, мышление, жизнь. / Под ред. А. И. Берга./  - М.: Мысль, 1964. -101c. 
  11.  Федосеев П. Н. Философский энциклопедический словарь / П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. - М.: Сов. энциклопедия, 1989. – С. 48.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516