Ошибка
  • Delete failed: '6779bc223767c0c24a91823447db58f0.php_expire'
  • Delete failed: '6779bc223767c0c24a91823447db58f0.php'
  • Delete failed: '8f780ed62ef2a367201ff901d3437a8f.php_expire'
  • Delete failed: '8f780ed62ef2a367201ff901d3437a8f.php'
  • Delete failed: 'b84f065bc55de21ba5601075affd6a41.php_expire'
  • Delete failed: 'b84f065bc55de21ba5601075affd6a41.php'
  • Delete failed: 'ba85899547366a43fda17c913020d1d8.php_expire'
  • Delete failed: 'ba85899547366a43fda17c913020d1d8.php'
  • Delete failed: '08e20e56085f3af2bd2dadf2aefd8ca1.php_expire'
  • Delete failed: '08e20e56085f3af2bd2dadf2aefd8ca1.php'
  • Delete failed: '6e4a33b796060a237f4a9c396cc84686.php_expire'
  • Delete failed: '6e4a33b796060a237f4a9c396cc84686.php'
  • Delete failed: 'a7b9a73b74ace93835f1b5990c69949d.php_expire'
  • Delete failed: 'a7b9a73b74ace93835f1b5990c69949d.php'
  • Delete failed: 'b0ff7dc7c2428180c0cd12477bbb0432.php_expire'
  • Delete failed: 'b0ff7dc7c2428180c0cd12477bbb0432.php'
  • Delete failed: 'c8facafbc5b623182e9022a8d7952c8b.php_expire'
  • Delete failed: 'c8facafbc5b623182e9022a8d7952c8b.php'
  • Delete failed: 'cd2ae0b878bcb914392f91fc684d8b71.php_expire'
  • Delete failed: 'cd2ae0b878bcb914392f91fc684d8b71.php'
  • Delete failed: 'd1d835dcb13826e36e810a79f20e8b26.php_expire'
  • Delete failed: 'd1d835dcb13826e36e810a79f20e8b26.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Воспроизводственные демографические процессы региона: современное состояние и основные проблемы (на примере Владимирской области)

Демография | (100) УЭкС, 6/2017 Прочитано: 7723 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Дубровина Елена Николаевна, Финягина Яна Денисовна
  • Дата публикации:
    24.06.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых
    Финансовый университет при Правительстве РФ

Воспроизводственные демографические процессы региона: современное состояние и основные проблемы (на примере Владимирской области)

Reproductive demographic processes in the region: current state and major problems (Vladimir region experience)

Дубровина Елена Николаевна

Dubrovina Elena Nikolaevna

аспирант
Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых
e-mail: lenochka33rus@yandex.ru

Финягина Яна Денисовна

FinyaginaYana Denisovna

Студент

Финансовый университет при Правительстве РФ

e-mail: yana_finyagina@mail.ru

Аннотация: в настоящей статье методом сравнительного анализа исследована динамика демографических воспроизводственных процессов на уровне Владимирской области, субъектов Центрального федерального округа и России в целом за период с 2000 по 2016 годы. Установлено, что такие негативные тенденции как сокращение числа женщин репродуктивного возраста в структуре женского населения региона, а также увеличение доли людей в старших возрастных группах и повышение демографической нагрузки на трудоспособное население носят общий характер для большинства субъектов РФ. В то время как влияние динамики миграционных потоков на воспроизводственные процессы Владимирской области не существенно. На основании полученных результатов рамочно обозначены меры по стабилизации демографической ситуации в регионе.

Ключевые слова: воспроизводство, демографическая ситуация, рождаемость, смертность, продолжительность жизни, половозрастная структура населения, демографическая нагрузка, миграция.

Abstract: at the article, the dynamics of demographic reproductive processes at the level of the Vladimir Region, the subjects of the Central Federal District and Russia as a whole during the period from 2000 to 2016 was studied by the method of comparative analysis. It has been established, that such a negative tendencies as a reduction in the number of women in reproductive age in the structure of the female population of the region, as well as an increase in the proportion of people in older age groups and an increase in the demographic burden on the able-bodied population, are common for the most of constituent entities of the Russian Federation. While migration flows do not have a fundamental influence on the dynamics of reproduction processes in the Vladimir region. Based on the results obtained, measures of stabilization of the demographic situation in the region are identified.

Keywords: reproduction, demographic situation, fertility, mortality, life expectancy, sex and age structure of the population, demographic burden, migration.

В настоящее время темп и уровень развития национальной экономики в значительной степени определяются накопленным и реализованным человеческим капиталом. Согласно исследованию Всемирного банка, в котором участвовали 192 страны, в среднем в мире на долю физического капитала приходится 16% национального богатства, природного капитала — 20%, человеческого капитала — 64%. В национальном богатстве России доля физического капитала составляет 14%, природного капитала — 72%, человеческого капитала — 14%. При этом в таких промышленно развитых странах как Германия, Япония и Швеция доля человеческого капитала достигла 80% [5, с.55].

Таким образом, экспертные оценки и экспериментальные расчеты свидетельствуют о том, что в России доминируют природные богатства, однако главным компонентом национального богатства в современных условиях должен быть человеческий капитал, а условием его накопления - высокое качество жизни.

Оценивая динамику воспроизводства населения по стране в целом, следует отметить, что начиная с 2007 по 2012 годы, численность населения России устойчиво сохраняла положительную тенденцию роста в связи с сокращением его естественной убыли. В 2013 году впервые с 1992 года кривая рождаемости пересекла кривую смертности. Кроме этого в период 2013-2015 годов был отмечен естественный прирост населения, а кумулятивный прирост его численности составил 86,4 тыс. человек (рис. 1).

ch3

Рис.1. Динамика числа родившихся, умерших и естественного прироста населения в РФ [6]

По нашему мнению, на рост рождаемости в указанный период существенно повлияли два фактора. Во-первых, это меры по стабилизации демографической ситуации, продекларированные Правительством Российской Федерации в 2006 году и реализуемые с2007 года. Во-вторых, благоприятная половозрастная структура - большое число молодых женщин-матерей из поколения 80-х годов.

Однако, после трехлетнего «демографического чуда» в 2016 году была вновь зафиксирована естественная убыль населения России, которая составила 2,3 тыс. человек [7], а линии жизни и смерти ознаменовали «возвращение» «русского креста», характеризующегося ежегодным превышением количества умерших над количеством родившихся.

Таким образом, целью настоящей статьи является выявление факторов, оказывающих существенное влияние на процессы воспроизводства населения на региональном уровне.

Исследование проводилось на примере Владимирской области, которая является одним из субъектов, входящих в число регионов с неблагоприятной демографической обстановкой: наблюдается устойчивая естественная убыль, сокращение численности населения и его старение.

При этом следует отметить, что руководством региона предпринимаются достаточно активные усилия по изменению ситуации. В частности, приняты и реализуются нормативные правовые акты, направленные на преодоление негативных тенденций демографического развития, такие как:

- Концепция демографической политики во Владимирской области до 2025 года и План мероприятий по реализации Концепции демографической политики на 2016 - 2020 годы, утвержденные Указом Губернатора области от 10.11.2015 №55 [1];

- государственная программа Владимирской области «Дополнительные меры по улучшению демографической ситуации во Владимирской области на 2014 – 2020 годы», утвержденная постановлением Губернатора Владимирской области от 28.11.2013 № 1346 [2];

- государственная программа Владимирской области «Социальная поддержка отдельных категорий граждан во Владимирской области на 2014-2020 годы», утвержденная постановлением Губернатора области от 01.10.2013 № 1084 [3] и др.

Однако, указанных мер оказывается недостаточно. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что численность постоянного населения области на конец 2016 года составила 1389,6 тыс. человек (или 3,5% от численности населения Центрального Федерального округа и 1% от общей численности России) и сократилась по сравнению с 2010 годом на 51,5 тыс. человек (уменьшилась на 3,6%), с 2005 годом – на 93,5 тыс. человек (уменьшилась на 6,5 %), с 2000 годом - на 168,5 тыс. человек (уменьшилась на 10,8%) (Рис. 2). Динамика численности населения в 2000-2016 годах характеризуется устойчивой убылью, ежегодное сокращение в среднем составляет 0,74%. В структуре численности населения на конец 2016 года доля городских жителей равна 78%, сельских – 22% и, что интересно, за 2000-2016 годы доля сельского населения выросла почти на 2,0%.

ch4

Рис.2. Динамика численности населения Владимирской области в 2000-2016 гг.

(тыс. человек, на конец года) [6]

По мнению авторов настоящей статьи, одним из сдерживающих факторов изменения демографической ситуации в регионе являются невысокие показатели воспроизводства населения и, как следствие, устойчивая естественная убыль. По предварительным данным Владимирстата в 2016 году убыль населения составила 7,2 тыс. человек, ачисло умерших превысило число родившихся в 1,5 раза (Рис. 3).

ch5

Рис.3. Динамка числа родившихся, умерших и естественного прироста во Владимирской области в 2000-2016 гг.

По предварительным данным в 2016 году коэффициент естественной убыли был равен - 5,2 на 1000 человек населения, и его значение является невысоким за последние семнадцать лет (в 2010 году –7,2 на 1000 человек населения, в 2005 году -11,1 на 1000 человек населения, в 2000 году – 11,5 на 1000 человек населения). Однако в 2015 году он был наименьшим – 4,9 на 1000 человек населения, что объясняется ростом уровня рождаемости в этом же году. На рисунке 4 видно, что данный показатель значительно выше общероссийского, превышает значения по Центральному Федеральному округу и в анализируемом периоде характеризовался лишь отрицательной динамикой.

ch6

Рис.4. Динамика общего коэффициента естественного прироста (убыли) населения Владимирской области, ЦФО и России в 2000-2016 гг.

В 2016 году по отношению к предшествующим годам отмечено снижение показателей рождаемости как во Владимирской области, так и в стране в целом. В течение года в области родилось 15,7 тыс. человек, что на 5% и 3,4% младенцев меньше, чем в 2015 и 2012 годах соответственно, но на 0,7%, 14,8% и 31,4% больше по отношению к 2010, 2005 и 2000 годам соответственно (Рис.3). Общий коэффициент рождаемости в 2016 году составил 11,2 на 1000 человек населения (в 2010 году – 10,8 на 1000 человек населения, в 2005 году – 9,2 на 1000 человек населения, в 2000 году – 7,6 на 1000 человек населения). Динамики коэффициентов рождаемости населения во Владимирской области, Центральном Федеральном округе и России в 2000-2016 годах имеют общую тенденцию роста и повторяют друг друга.

Рисунок 5 свидетельствует о том, что уровень рождаемости во Владимирской области ниже общероссийского, однако до 2012 года был выше или равен значениям по Центральному Федеральному округу, а с 2013 года не превышает окружных показателей. Необходимо отметить, что максимального значения за последние семнадцать лет коэффициент рождаемости достиг в 2015 году - 11,6 на 1000 человек населения и в 2012 году – 11,5 на 1 000 человек населения.

ch7

Рис.5. Динамика числа родившихся на 1000 человек населения во Владимирской области, Центральном Федеральном округе и Российской Федерации в 2000-2016 гг.

Прирост рождаемости был вызван не только и не столько увеличением доли женщин активного репродуктивного возраста, несмотря на его достижение относительного многочисленным контингентов, родившихся в 1980-х гг., а прежде всего, реальным ростом деторождений, приходящихся на одну женщину репродуктивного возраста (15-49 лет), о чем и свидетельствует изменение суммарного коэффициента рождаемости. Графики суммарного коэффициента рождаемости во Владимирской области в 2000-2016 годах и динамики изменения общего коэффициента рождаемости в регионе, представленные на рисунке 6, повторяют друг друга и подтверждают схожую тенденцию изменения показателей. Так, наибольшего значения суммарный коэффициент рождаемости в области достиг в 2012 году – 1,62 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста, в 2015 году – 1,73 рождений на одну женщину, в то время как на момент разработки нормативно правовой базы в части решения проблем демографической ситуации показатель был равен 1,346. Несмотря на это, простое воспроизводство населения, то есть сохранение численности населения неизменной при переходе от поколения к поколению, обеспечивается при достижении суммарном коэффициентом рождаемости величины равной 2,1-2,2 (в зависимости от уровня смертности) [4, с.11].

 

ch8

Рис.6. Динамика суммарного коэффициента рождаемости во Владимирской области в 2000-2016 гг.

Повышение суммарного коэффициента рождаемости в результате проводимой социальной политики органов государственной власти на всех уровнях привело к увеличению возраста матерей и количества семей, имеющих двоих и больше детей. Так, по наиболее актуальным имеющимся статистическим данным в 2015 году по отношению к 2000 году изменился вклад отдельных возрастных групп в суммарную рождаемость. Возрастные коэффициенты рождаемости у более старших женщин в 2015 г. заметно выросли по сравнению с 2000 г. и изменились следующим образом: 15-19 лет – снизились на 12%, 20-24 года – почти не изменились (уменьшились на 2%), 25-29 лет – повысились на 74%, 30-34 года – повысились почти в 2,8 раза, 35-39 года – выросли в 4,6 раза, 40-44 года – увеличились почти в 4,3 раза. Столь различная динамика показателей рождаемости после 2000 года у женщин разных возрастов привела к перемещению возраста материнства с 24 лет к 35 годам и, соответственно, смещению кривой возрастных коэффициентов рождаемости (рис.7). Можно предположить, что такие возрастные различия в динамике показателей рождаемости отражают, с одной стороны, откладывание рождений (связанное отчасти с откладыванием вступления в брак, получением образования, улучшением жилищных условий, повышением уровня жизни и т.п.), а с другой стороны, частичную реализацию отложенных ранее рождений в более старших возрастных группах.

 

ch9

 

Рис.7. Возрастные коэффициенты рождаемости по Владимирской области в 2000, 2005, 2010 и 2015 гг.

Другим фактором, негативно отражающимся на демографической ситуации во Владимирской области, является высокий уровень смертности. В 2016 году в регионе умерло 22,9 тыс. человек и по сравнению с 2010 годом число умерших сократилось на 12,2%, с 2005 годом – на 23,8%, с 2000 годом – на 23,6. Коэффициент смертности снизился с 18,0; 20,2 и 19,1 умерших на 1000 человек населения в 2010, 2005 и 2000 годах соответственно до 16,4 на 1000 человек населения в 2016 году и, как видно на рисунке 8, значительно превышает значения по Российской Федерации и Центральному Федеральному округу в рассматриваемом периоде.

ch10

Рис.8. Динамика числа умерших на 1000 человек населения во Владимирской области, Центральном Федеральном округе и Российской Федерации в 2000-2016 гг.

По предварительным данным за 2016 год в структуре смертности по основным классам причин максимальная доля принадлежит болезням системы кровообращения (2016 год – 50,6% от общего числа умерших, 2000 год – 59,2% от общего числа умерших), на втором месте смертность от новообразований (2016 год – 15,0% от общего числа умерших, 2000 год – 13,1% от общего числа умерших), смертность от болезней пищеварения (2016 год - 8,2% от общего числа умерших, 2000 год – 2,2% от общего числа умерших) – на третьем (Таблица 1). Следует отметить, что в 2000 году третью позицию среди всех причин смерти занимали внешние причины смерти, на их долю приходилось 13,1% от всех умерших.

 

Таблица 1 - Распределение умерших по основным классам причин смерти за 2000 и 2016 годы

ch1

Наибольшее сокращение числа умерших в 2016 году по отношению к 2000 году наблюдалось от внешних причин смерти (на 56,5%). Также снизилось количество смертей от некоторых инфекционных и паразитарных болезней (на 51%), болезней системы кровообращения (на 34,7%), болезней органов дыхания (на 24,5%), новообразований (на 12,4%). Наибольший рост числа умерших произошел от болезней органов пищеварения (в 2,8 раза).

Одной из основных медико-демографических характеристик здоровья населения и качества здравоохранения является уровень младенческой и материнской смертности.

В 2016 году во Владимирской области умерло в возрасте до 1 года 98 детей. Младенческая смертность рассчитывается на 1000 рожденных живыми и составила в 2016 году 6,2 промилле, что ниже показателя 2010 года (7,0‰) на 11,4%, 2005 года (9,3‰) – на 33,3% и 2000 года (14,5‰) – на 57,2%.

В структуре причин смерти младенцев преобладают состояния, возникающие в перинатальный период (от 22 недель беременности, включая роды и первые семь дней жизни ребенка) и врожденные аномалии, т.е. заболевания, тесно связанные со здоровьем матери. Однако, несмотря на регистрируемый рост врожденных аномалий и состояний, возникающих в перинатальном периоде, в 2000-2016 годах произошло сокращение коэффициентов младенческой смертности от данных причин. Так коэффициент смертности от состояний, возникающих в перинатальном периоде в 2016 году составил 38,6 на 10 тыс. родившихся живыми, в 2010 году – 32,2, в 2005 году – 34,3, в 2000 году – 51,6; от врожденных аномалий – 11,8, 10,9, 18,2, 41,5 соответственно.

Согласно имеющимся статистическим данным материнская смертность в 2015 году сократилась по отношению к 2010 году почти на 15% и составила 18,5 на 100 тыс. детей, родившихся живыми (в 2010 году – 25,7 на 100 тыс. детей). Показатель характеризуется единичными случаями, однако каждый случай считается чрезвычайным происшествием и всесторонне анализируется органами исполнительной власти, так как часто свидетельствует об упущениях в работе акушерской службы.

Для области характерен один из самых больших гендерных разрывов в показателе ожидаемой продолжительности жизни при рождении (11,7 лет в             2015 году), что является следствием высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте. В 2000-2015 годах сохранялась устойчивая тенденция увеличения показателя ожидаемой продолжительности жизни (Рис.9). В 2015 году по сравнению с 2000 годом он вырос у мужчин на 7,4 года, у женщин – на 4,1 года и составил 75,6 и 63,9 года соответственно, у всего населения - 69,8 года. По предварительным данным Росстата в 2016 году ожидаемая продолжительность жизни у всего населения в регионе составила 70,3 года. Рост продолжительности жизни у мужчин произошел в основном за счет снижения смертности в трудоспособном возрасте, у женщин – в трудоспособном и старше трудоспособного возраста.

ch11

Рис.9. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении во Владимирской области в 2000-2015 годах

Вследствие снижения показателей воспроизводства населения, роста уровня смертности и ожидаемой продолжительности жизни при рождении изменяется половозрастная структура населения, являющаяся важным показателем социально-демографических изменений. На начало 2016 года сохранилось характерное для региона превышение численности женщин над численностью мужчин, удельный вес женского населения в общей численности области остался на уровне 2000 года и составил немного меньше 55%, на 1000 мужчин приходилось 1211 женщин. Численное превышение женщин над мужчинами в составе населения отмечается с 35 лет и с возрастом увеличивается. Такое неблагоприятное соотношение сложилось из-за сохраняющегося высокого уровня преждевременной смертности мужчин и стало причинной демографического старения населения женского населения. На начало 2016 года доля женщин в возрасте 55 лет и старше в общей численности лиц старше трудоспособного возраста была равной немного меньше двух третей - 72,8 %.

В 2016 году сохранились тенденции изменения в возрастных категориях населения: произошло увеличение доли в старших возрастных группах, лиц нетрудоспособного возраста и сокращение трудоспособного населения. На начало 2016 года в области доля населения трудоспособного возраста составила 55,4% и уменьшилась по сравнению с 2010 годом на 4,9%, с 2005 годом – на 5,6%, с 2000 годом – на 2,6%. Удельный вес населения старше трудоспособного возраста на начало 2016 года составил 28,6%, в то время как в 2010 году этот показатель был ниже и составлял 25,5%, в 2005 году – 24,2%, а в 2000 году – 24,1%. Доля лиц в возрасте до 15 лет в общей численности населения на начало прошлого года составила 16,1% и по отношению к 2010 году увеличилась почти на 2%, к 2005 году – на 1,3%, но уменьшилась по сравнению с 2000 годом на 1,8% (Рис.10). Сложившаяся динамика послужила предпосылкой к увеличению коэффициента демографической нагрузки к началу 2016 года до 804 человека на 1000 населения трудоспособного возраста (на конец 2000 года – 701), в т.ч. нагрузка детьми – 291 (на конец 2000 года - 293), лицами пенсионного возраста – 513 (на конец 2000 года – 408).

ch12

Рис. 10. Распределение численности населения Владимирской области по основным возрастным группам на начало 2000, 2005 2010 и 2016 гг.

На фоне негативных естественных процессов движения населения для Владимирской области возрастает значение миграции населения. Однако миграционные процессы, происходящие с 2011 года, характеризуются устойчивой миграционной убылью.

В 2016 году число выбывших превысило число прибывших на 276 человек, в то время как в 2000 году наблюдался прирост в 3,274 тыс. человек в результате миграции (Рис.11). Необходимо отметить, что миграционная убыль возникает в результате межрегиональной миграции, а компенсируется за счет притока иностранных граждан, прибывших из стран СНГ. Миграционное снижение в результате внутренней миграции в 2016 году составило 1,9 тыс. человек, а в 2000 году наблюдался прирост на 469 человек. Отчасти этому способствует относительно невысокий уровень заработной платы и территориальная близость к Московской и Нижегородской агломерациям, куда желающие граждане могут переехать с целью трудоустройства. Международная миграция обеспечивает положительное сальдо, но оно не перекрывает отрицательное сальдо в пределах России. Так, миграционный прирост в результате международной миграции в 2016 году составил 1,624 тыс. человек и сократился по отношению к 2000 году в 1,7 раза.

ch13

Рис.11. Динамика миграционных потоков во Владимирской области в 2000-2016 годах

Очевидно, изменение численности населения определяется как его естественным, так и миграционным приростом. Проведенный анализ показывает, что уменьшение размеров убыли населения определялось, главным образом, сокращением естественной убыли (с 18,1 тыс. человек в 2000 году до 7,2 тыс. в 2016 году), а степень ее компенсации миграционным потоком, к сожалению, весьма мала, а с 2011 года отсутствует вовсе.

 

ch2Таблица 2 - Компоненты изменения численности населения Владимирской области в 2000-2016 гг. (чел.)

Таким образом, проведенный анализ показал, что число женщин репродуктивного возраста в структуре женского населения ежегодно будет сокращаться в среднем на 2,1%, следовательно, рост показателей рождаемости возможен за счет увеличения суммарного коэффициента рождаемости и возраста материнства. Выявлено наличие таких угроз экономической безопасности со стороны социального индикатора как увеличение доли людей в старших возрастных группах и демографической нагрузки на трудоспособное население, явившихся следствием наблюдаемых в течение длительного времени невысоких показателей воспроизводства населения. Миграционные потоки не имеют определенной тенденции и не выступают в качестве фактора, сдерживающего сокращение численности населения.

В целях улучшения демографической ситуации на территории области следует реализовывать дополнительный комплекс мер по стабилизации демографической ситуации. В частности, представляется, что следует усилить контроль за выплатами материнского (семейный) капитала и ежемесячного пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет. Их особое значение связано с тем, что они учитывают очередность рождения, а именно поддержку семей с несколькими детьми. Стимулирование вторых и последующих рождений важно для обеспечения в будущем воспроизводства населения.

Также в области следует активнее реализовывать ряд программ, направленных на решение демографических процессов, таких как охрана здоровья населения, улучшение жилищных условий, содействия занятости населения, доступности дошкольного образования.

Список литературы

  1. Указ Губернатора Владимирской области от 10.11.2015 N 55 "О Концепции демографической политики во Владимирской области до 2025 года" [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vladimir.regnews.org/doc/mq/4g.htm
  2. Архангельский В.Н. Факторы рождаемости – М.: ТЕИС, 2006. – 399 с.
  3. Русакова З. К., Лаврентьева И. В.Дополнительные источники финансирования репродуктивного сектора домашнего хозяйства // Проблемы современной экономики, № 1 (37), 2011. – С.54-56.
  4. Единая межведомственная информационно – статистическая система (ЕМИСС) [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.fedstat.ru.
  5.  Естественное движение населения Российской Федерации за 2016 год (Статистический бюллетень) – М.: 2017. - [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ publications/catalog/ doc_1140096846203.
  6. Об утверждении государственной программы Владимирской области "Дополнительные меры по улучшению демографической ситуации во Владимирской области на 2014 - 2020 годы" (с изменениями на: 07.02.2017) [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://docs.cntd.ru/document/428553903
  7.   Постановление Губернатора Владимирской обл. от 01.10.2013 N 1084 "Об утверждении государственной программы Владимирской области "Социальная поддержка отдельных категорий граждан во Владимирской области на 2014 - 2020 годы" [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://lawru.info/dok/2013/10/01/n537258.htm

References

  1. The decree of the Governor of the Vladimir region from 10.11.2015 N 55 "On the Concept of demographic policy in the Vladimir region until 2025". Available at: http://vladimir.regnews.org/doc/mq/4g.htm (accessed 21 May 2017)
  2. On the approval of the state program of the Vladimir region "Additional measures to improve the demographic situation in the Vladimir region for 2014-2020" (as amended on: 07.02.2017). Available at: http://docs.cntd.ru/document/428553903 (accessed 25 May 2017).
  3. Resolution of the Governor of the Vladimir region. From 01.10.2013 N 1084 "About the statement of the state program of the Vladimir area" Social support of separate categories of citizens in the Vladimir area for 2014 - 2020 ". Available at: http://lawru.info/dok/2013/10/01/n537258.htm (accessed 25 May 2017).
  4. Arhangelskiy V.N. Faktori rojdaemosti [Fertility factors]. Moscow, TEIS Publ., 2006. 399 p. (in Russian).
  5. Rusakova Z.K., Lavrentjeva I.V. Dopolnitelnie istochniki finansirovaniya reproductivnogo sektora domashnego hoziaystva [Reproductive sector of household: Additional sources of financing]. Problemi sovremennoy ekonomiki, 2011, no.1 (37), pp. 54-56 (in Russian).
  6. Edinaya medjvedomstvennaya informacionno-statisticheskaya Sistema (EMISS) [A single interdepartmental information and statistical system (EMISS)]. Available at: https://www.fedstat.ru (accessed 15 May 2017).
  7. Estestvennoye dvidjeniye naseleniya Rossiyskoy Federatsii za 2016 god (Statisticheskaya billuten) [The natural movement of the population of the Russian Federation for the 2016 (Statistical Bulletin)]. Available at: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ publications/catalog/ doc_1140096846203 (accessed 21 May 2017).

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516