Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Институциональное поведение отраслевых и региональных предпринимательских структур в посткризисный период экономики России

Предпринимательство | (47) УЭкС, 11/2012 Прочитано: 20835 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Макаревич Анна Николаевна, Мозуль Людмила Николаевна
  • Дата публикации:
    01.11.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ОТРАСЛЕВЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ СТРУКТУР В ПОСТКРИЗИСНЫЙ ПЕРИОД ЭКОНОМИКИ РОССИИ[1]

 

INSTITUTIONAL BEHAVIOR OF sectoral AND REGIONAL business structuresDURING THE POST-CRISIS PERIOD OF Russian economy 

 

Макаревич Анна Николаевна

к.э.н., доцент/доцент кафедры экономической теории

Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого

makanna11@mail.ru

Мозуль Людмила Николаевна

к.э.н., доцент/доцент кафедры экономической теории

Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого

mozul@mail.ru

A.N. Makarevich

Associate Professor of the Economic Theory Chair, Ph.D. / Associate Professor,

Yaroslav-the-Wise Novgorod State University

makanna11@mail.ru

L.N. Mozul

Associate Professor of the Economic Theory Chair, Ph.D. / Associate Professor,

Yaroslav-the-Wise Novgorod State University

mozul@mail.ru

Аннотация: В статье затронут один из аспектов формирования института предпринимательства в условиях посткризисной экономики России – институциональное поведение. В рамках отраслевого подхода авторами рассматриваются различные виды институционального поведения предпринимательских структур, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

 

Annotation: The article touches upon one of theaspects of formation of Institute of entrepreneurshipin the conditions of post-crisis Russian economy - institutional behavior. In the framework of the sectoral approach, the authors consider various typesof institutional  behavior of business structures, both on federal and on regional levels.

 

Ключевые слова: предпринимательская структура, институциональное поведение, сфера услуг, малый и средний бизнес.

 

Keywords: Enterprise structure, institutional behaviour, sphere of services, small and average business.

 

Как и любой субъект экономики, предпринимательская структура[2] подвергается формальному институциональному регулированию (в контексте данной статьи рассматриваются политическая, социальная и юридическая сферы, в рамках которых протекают процессы производства и обмена), и, следовательно, обязана действовать в рамках определенного правового поля. Всякая деятельность предпринимательской структуры, осуществляемая под воздействием институционального регулирования, представляет собой ее институциональное поведение. Поскольку в современном мире наблюдается стремительный рост деловой активности в сервисной сфере экономики, то имеет смысл далее более подробно остановиться на институциональном поведении предпринимательских структур, принадлежащих к сфере услуг.

В широком смысле слова «услуга» представляет собой не вещь, а процесс или деятельность, которую производитель может предложить покупателю с целью получения определенной выгоды как в виде дохода, так и в виде социального эффекта. Невозможность хранения услуг придает особый характер их мобильности - они более локализованы и рассосредоточены. В случае, когда потребитель отделен от производителя, производство услуги возможно при условии приближения его к потребителю (например, строительство домов в местах расселения людей), либо потребителя к производителю (например, выезд к месту санаторно-курортного обслуживания или туристским объектам). Понятие «сфера услуг» обладает наибольшей терминологической неустойчивостью. Традиционно под сферой услуг понимается совокупность отраслей, подотраслей и видов деятельности, функциональное назначение которых в системе общественного производства выражается в производстве и реализации духовных благ для населения[3]. Сюда относится, прежде всего, оказание услуг населению в таких областях как бытовое обслуживание, здравоохранение, социальное обеспечение, культура и искусство, физкультура и спорт, пассажирский транспорт и т.д.

Институциональное поведение предпринимательских структур можно различать в зависимости от уровня образования института. Так, различают международное, федеральное и территориальное институциональное поведение. На первом, самом крупномасштабном уровне, осуществляют деятельность структуры, имеющие выход на мировые рынки. На двух других – все остальные, в зависимости от границ функционирования. Успешность деятельности любой предпринимательской структуры (производственной или услуговой) зависит как от срока давности существования регулирующих институтов, так и от системности их деятельности. Кроме того, организационная основа предпринимательской структуры заложена в сущностных характеристиках видов деятельности.

Исторически взаимоотношения производителей и потребителей, т.е. институциональное поведение, осуществляется в рамках любой экономической системы. Так, товарный дефицит, явившийся последствием государственного планирования производства и потребления в плановой экономике СССР, способствовал зарождению неформальной системы предпринимательства – «шабашничества», расцвет которой пришелся на 80-е годы XX века. Для данного исторического периода также характерно бурное развитие «блата», подразумевающего возможность приобрети дефицитный товар без особых хлопот и ограничений. В последствие с введением законов «О кооперации» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности» такие неформальные предприятия приобрели законный статус предпринимателей и в сфере услуг.

Формирование новой системы социально-экономических отношений в постсоветской России оказало благотворное влияние на развитие отечественной сферы услуг. Тем не менее, следует отметить некоторые сложности, сопутствовавшие процессу преобразования российской сферы услуг в начале 1990-х гг., когда наблюдалось снижение темпов производства, уменьшение реальных доходов населения, что повлекло за собой не только вынужденный отказ от потребления услуг на регулярной основе (например, бытовых), но и существенное снижение потребления платных услуг учреждений культуры (музеев, театров и кинотеатров). В целом за период 1991-1995 гг. среднегодовые темпы прироста потребления платных услуг снизились на 24,9%[4]. Статистические данные не отражают еще одну характерную черту того периода – теневые отношения, которые, охватив многочисленные виды экономической деятельности, практически поглотили организации сервисного сектора РФ.

Переходный период в России оказался благоприятным для развития оппортунистического поведения во многих отраслях национальной экономики. Номенклатурная приватизация периода 1988–1992 гг. повлекла за собой слияние политической элиты с бизнес-элитой. Данные социологических исследований 1994–1995 гг. российской бизнес-элиты иллюстрируют, что люди с номенклатурным прошлым составляют в ней примерно половину выборки[5]. Такое слияние дало возможность лоббирования частных интересов на уровне властных структур практически в любом масштабе: городском, областном, государственном. Кроме того, «законодательные дыры» того времени позволяли осуществлять свободный уход от полного или частичного налогообложения. Так, сокращение налогооблагаемой части доходов в 90-е гг. ХХ века на частных предприятиях осуществлялось путем «двойной» бухгалтерии, все тех же «шабашек», реализуемых в частном порядке, приобретением фирмой особого статуса, позволяющего применять упрощенную систему налогообложения. Наведение порядка стало возможно только с принятием ряда важных законов: нового Гражданского кодекса (1994 г.), Налогового кодекса (1999 г.), Земельного кодекса (2001 г.). Эти документы, представляющие собой базу для институционального развития экономики, периодически дополнялись нормативно-правовой документацией федерального и местного уровней, на целевые установки которой предпринимательские структуры реагировали оппортунистически, осознавая при этом необходимость и важность полного соблюдения ее положений. Так, Федеральные законы от 24.07.2009 г. № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования» и № 213-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов)…» предусматривают замену с 01.01.2010 года единого социального налога (ЕСН) тремя страховыми взносами на обязательное социальное страхование. При этом, в 2010 году общая ставка страховых взносов сохранялась на уровне 26% фонда оплаты труда (ФОТ), а с 01.01.2011 года страховые взносы повысились до 34% ФОТ и составили: в ПФР — 26% (ранее 20%); в Фонд обязательного медицинского страхования РФ — 5,1% (ранее 3,1%); в Фонд социального страхования РФ — 2,9% (ранее также 2,9%).

По мнению различных экспертов и оппозиционных политических партий (в частности «Опора России»), «повышение размера страховых взносов приведет к вполне логичным действиям бизнеса — радикальному увеличению «теневой» составляющей экономики, снижению уровня заработной платы, введению массовых увольнений работников в секторе малого и среднего бизнеса. Но нужно понимать, что такие действия предпринимателей — своего рода крайняя мера, так как для многих из них реформа ЕСН в нынешнем виде будет означать «конец» бизнеса. Увеличение налоговой нагрузки повлечет за собой уменьшение объемов производящихся и реализуемых товаров и услуг и, как следствие, существенное сокращение доходной части бюджета. Все эти экономические последствия вызовут усиление социальной напряженности». Предлагалось отсрочить введение повышенной ставки системы страховых платежей до 2013-2014 годов с постепенным введением компенсационных мер (введение добровольности единого налога на вмененный доход, снижение налоговых ставок по упрощенной системе налогообложения и НДС, расширение видов деятельности по патентной системе). Реальное положение дел с поступлением налоговых отчислений представлено в таблице 1.

Таблица 1 - Динамика поступлений страховых взносов организаций в Фонды РФ,

млн. руб.

mak1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Динамика поступлений всех страховых взносов за счет отчислений ЕСН демонстрирует их устойчивый рост. Так, отчисления в Пенсионный фонд за год выросли на 24%, в Фонд социального страхования — на 23%, а в Фонд обязательного медицинского страхования — более чем в 3 раза. Поэтому можно утверждать, что пессимистические прогнозы партии «Опора России» в части сокращения налоговых выплат не подтвердились.

Сопоставление динамики налоговых отчислений и начисленной заработной платы отражает устойчивый рост последнего показателя, что свидетельствует о сохранении фирмами принципов законности и прозрачности при начислении заработной платы (таблица 2).

Таблица 2 - СРЕДНЕМЕСЯЧНАЯ НАЧИСЛЕННАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА

РАБОТНИКОВ ОРГАНИЗАЦИЙ В РФ 

mak2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кроме того, наблюдается постоянное сокращение доли населения с доходами ниже минимального размера оплаты труда и увеличение части населения, имеющей зарплату на уровне и выше прожиточного минимума (см. таблицу 3). Однако, стоит заметить, что в последние годы темпы роста доли населения с доходами в диапазоне 15-25 тыс. руб./месяц от года к году замедляются, что может быть обусловлено как посткризисными последствиями (оптимизационные мероприятия, проводимые в период с 2009 года позволяют лишь незначительное увеличение заработной платы, поскольку еще не во всех отраслях достигнут необходимый уровень деловой активности), так и возросшей налоговой нагрузкой. 

Таблица 3 - РАСПРЕДЕЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ПО ВЕЛИЧИНЕ СРЕДНЕДУШЕВЫХ ДЕНЕЖНЫХ ДОХОДОВ В РФ1) (в процентах к итогу)

 

mak3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1) Оценка на основе материалов выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств и макроэкономического показателя среднедушевых денежных доходов населения. За 2005-2009 гг. показатели рассчитаны с использованием численности населения без учета итогов ВПН-2010, за 2010-2011 гг. – с учетом итогов ВПН-2010.

2) 2004-2005 гг. – свыше 15000,0 руб.

3) 2007 г. – свыше 25000,0 руб. 

 

Рост благосостояния и улучшение качества жизни людей ведут к изменению структуры их потребительских расходов. В развитых странах доля расходов на питание в семейном бюджете населения составляет 18-20%, а на оплату услуг – 35-40%. Более высокая доля расходов населения на питание служит основанием для отнесения такой страны к группе слаборазвитых[6]. В структуре потребительских расходов домашних хозяйств в России наблюдается тенденция снижения доли расходов на покупку продуктов питания при незначительном увеличении доли расходов на оплату услуг (см. таблицу 4).

 

Таблица 4 - СТРУКТУРА ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ РАСХОДОВ ДОМАШНИХ ХОЗЯЙСТВ В РФ (в процентах к итогу)

mak4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следует отметить, что 2009 год оказался переломным в экономике последних лет: недавний кризис способствовал оптимизационным мероприятиям как кадрового, так и технологического характера, в результате чего стоимость основных видов услуг существенно не росла, а некоторые услуги даже подешевели (туристические, поскольку мировой кризис затронул экономику зарубежных стран в большей степени, чем российскую).

Как правило, сфера услуг представлена малыми предприятиями. В 2008 году Президентом РФ была поставлена задача обеспечить такие условия, чтобы к 2020 году доля малых предприятий в ВВП составила 50%, а число занятых в этой сфере выросло до 60-70% от всего трудоспособного населения. По даннымпрогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2011 год и на плановый период 2012 -2013 гг. ожидается, что к 2012 году Россия сможет приблизиться к общемировому показателю по доле граждан, желающих начать собственное дело. Их число составит 10%, что превысит настоящий уровень в 4 раза. На поддержку малого бизнеса в 2012 году будет направляться около 0,2% расходов федерального бюджета. Доля выпуска продукции малых и средних предприятий в 2010 г. составила 23% ВВП, в 2011 г. - 27%, а в 2012 г. планируется достичь уровня 29% от объема ВВП[7].

Территориальная аллокация сферы услуг существенно усиливает интерес к региональным аспектам ее развития. Поэтому не менее значимыми для предпринимательских структур нормативными документами являются распоряжения территориальных органов власти, позволяющие создавать условия для региональных структурных изменений. Так, показателен в этом отношении опыт Новгородской области. Постановлением Администрации Новгородской области от 02.04.2008 г. № 109 была утверждена целевая программа «Развитие малого и среднего предпринимательства в области на 2008 — 2012 гг.». На ее реализацию израсходовано из областного бюджета: в 2008 г. - 10,7 млн. руб., в 2009 г. - 20,8 млн. руб., в 2010 г. - 27,28 млн. руб., в 2011 г. - 27 млн. руб. В результате практически втрое возрос объем инвестиций в основной капитал, что свидетельствует о некоторых посткризисных инновационных подвижках.

Отмена принципа выборности на пост губернатора не замедлила отразиться на отраслевых структурных изменениях. Приток «независимого, чужого» мозга повлек замену значительной части представителей территориальных органов власти, что, в свою очередь, обернулось смещением вектора приоритетов в экономике. Так, в Новгородской области за пять лет руководства губернатора объемы производства в пропульсивных отраслях достигли высоких темпов роста. Так в 2010 году произведено скота и птицы на убой (в живом весе) в 1,6 раза больше, чем в 2009 году в итоге успешной реализации целевых программ по поддержке сельского хозяйства. Существенный рост отмечается также:  в химической промышленности – 32% (+6,7%); производстве транспортных средств и оборудования – 23 (+4,5%); строительстве – 1255 (+4,8%); оптовой торговле – 1899 (+1,9%); в сфере транспорта и связи – 836 (4,2%). Кроме того, в 2010 году почти на 20% по сравнению с 2009 годом сократилось число убыточных предприятий.

Рост индекса производства в 2011 году обусловлен значительным увеличением объёмов выпуска продукции в деревообрабатывающем производстве (168,9%), в металлургическом производстве и производстве готовых металлических изделий (137,3%). Производство транспортных средств и оборудования увеличилось в 2,2 раза, химическое производство - на 3,1 %, в издательской и полиграфической деятельности отмечен рост на 17,5%. Продолжится рост объемов производства сельхозпродукции. По данным Администрации Новгородской области, рост обусловлен увеличением производства мяса скота и птицы на 21%, производством яиц на 14%, зерна — в 1,8 раза, картофеля — на 39% и овощей — на 9%. В связи с наметившимися тенденциями отраслевого роста можно с уверенностью констатировать начало конъюнктурной стабильности под влиянием политических перемен.

Таким образом, существующие формальные институты, разработанные на разных уровнях, предполагают следующие виды институционального поведения предпринимателя:

-оптимизационное, выражающееся в корректирующих действиях производственного процесса с целью повышения эффективности при сокращении затрат. Как правило, такое поведение свойственно для кризисной и депрессивной фаз цикла деловой активности и осуществляется с целью сохранения рыночной жизнеспособности;

-инновационное, предполагающее организацию новых видов деятельности либо мероприятия по модернизации предприятий в рамках разработанных федеральных и региональных целевых программ;

-оппортунистическое, проявляющееся в поиске скрытых механизмов обхода действующих общепринятых правил, затрагивающих материальные интересы хозяйствующих субъектов.

В связи с этим, поводом для институциональных преобразований отраслевых и региональных предпринимательских структур послужит определение основных целевых установок на основе проведения оценки современного состояния развития национальной экономики и общества в целом, с учетом мировых тенденций.

 

Библиографический список: 

 

  1. Балаева О.Н., Предводителева М.Д. Роль сферы услуг в мировой экономике [Текст] // Маркетинг услуг. 2008. №04 (16). С. 248-256;
  2. Восколович Н.А. Экономика платных услуг: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Государственное и муниципальное управление» / [Текст] - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 399 с. – ISBN 978-5-238-01296-4;
  3. Нуреев Р.М. Россия: особенности институционального развития. – М.: Норма: ИНФРА - М, 2011. – 448 с. - ISBN 978-5-91768-019-4;
  4. Российский статистический ежегодник. 2011: Стат.сб. [Текст] /Росстат. - Р76 М., 2011. – 795 с. - ISBN 978-5-89476-319-4;
  5. Министерство экономического развития Российской Федерации [Сайт] URL: http://www.economy.gov.ru (дата доступа 11.09.2012);


[1] Исследование проведено при финансовой поддержке НовГУ

[2] В статье будет использовано следующее определение предпринимательской структуры: «хозяйствующий субъект, образованный одним или несколькими индивидами, на основе идеи и путем вложения капитала с целью получения выгоды через воздействие на рыночную конъюнктуру»

[3] Восколович Н.А. Экономика платных услуг. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – с. 10-11

[4] Балаева О.Н., Предводителева М.Д. Роль сферы услуг в мировой экономике // Маркетинг услуг – 2008, №04 (16). - С. 248-256

[5] подробнее см. Нуреев Р.М. Россия: особенности институционального развития. – М.: Норма: ИНФРА - М, 2011. с. 140 – 144

[6] Восколович Н.А. Экономика платных услуг. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – с. 22-23.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516