Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Интегрированная модель сбалансированной системы показателе как инструмент реализации адаптивной стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона

Экономика природопользования | (42) УЭкС, 6/2012 Прочитано: 21391 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Елена Валерьевна Зверева, Марина Вячеславовна Беляева
  • Дата публикации:
    15.06.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Дальневосточный университет путей сообщения

Интегрированная модель сбалансированной системы показателе как инструмент реализации адаптивной стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона

 

RATED MODEL BALANCED SCORECARD AS AN INSTRUMENT OF ADAPTIVE STRATEGY FOR SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF THE REGION OF THE FOREST SECTOR

 

Елена Валерьевна Зверева, к.э.н., доцент, зав.кафедрой «Бухгалтерский учет и аудит» Дальневосточного университета путей сообщения, г. Хабаровск, e-mail: marina-859@mail.ru

Марина Вячеславовна Беляева, к.э.н., старший преподаватель каф. «Бухгалтерский учет и аудит» Дальневосточного университета путей сообщения, г. Хабаровск, e-mail: marina-859@mail.ru

Elena V. Zverev, Ph.D., assistant professor, department head, "Accounting and auditing" of the Far Eastern Railway University, Khabarovsk, e-mail: marina-859@mail.ru

Marina V. Belyaev, PhD, Senior Lecturer Department. "Accounting and auditing" of the Far Eastern Railway University, Khabarovsk, e-mail: marina-859@mail.ru

 

Аннотация. В научной статье раскрывается содержание интегрированной модели сбалансированной системы показателей и ее потенциал в реализации адаптивной стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона.

Summary. In a scientific report reveals the contents of an integrated model of balanced scorecard and its capacity to implement adaptive strategies for sustainable development of forest industry in the region.

 Ключевые слова: стратегическое управление, сбалансированная система показателей, лесной комплекс региона, устойчивое развитие, программно-целевой лес, интегральная оценка

Keywords: strategic management, balanced scorecard, the forest complex of the region, sustainable development, target-oriented timber, integrated assessment

 

На сегодняшний день в качестве основного вектора движения лесного комплекса страны и Хабаровского края в частности провозглашена концепция устойчивого развития, или адаптивного лесопользования, предусматривающая достижение долгосрочных целей, сформулированных с учетом будущих тенденций потребления и оценки прогнозных состояний эколого-экономических систем. Основаниями данной парадигмы являются следующие принципы: а) обеспечение динамического равновесия, сбалансированности и б) положительной динамики в развитии социальной, лесоводственно-экологической, экономической подсистем (синтез экономической целесообразности, экологической необходимости и социальной справедливости, оптимизация их взаимодействия); в) обеспечение компромиссных решений, подчинение индивидуальных целей общим.

Очевидно, что хозяйственный механизм устойчивого развития лесного комплекса должен учитывать положения данных доминант и организовать на практике их последовательную реализацию.

В связи с этим нами предлагается концепция управления лесным комплексом региона (РЛК), фундаментальным ядром которой выступает интегрированная модель сбалансированной системы показателей (ССП). Целесообразность ее применения была обоснована в процессе анализа и сопоставления методов и инструментов стратегического управления (ССП, контроллинг, инструменты управления, основанные на принципах тотального контроля качества (TQM)) на основе предложенной нами системы качественных оценок, сформулированных с учетом общесистемных критериев, принципов устойчивого развития и особенностей РЛК (табл.1). Среди них обеспечение согласованности процессов, учет специфики развития, обусловленность результатов, возможность реализации «идеала будущего», подчинение индивидуальных целей общим.

 

Табл. 1. Сводная сравнительная оценка инструментов и методов стратегического управления устойчивым развитием РЛК

 

  

Согласованность (синхронизация) процессов достигается в ССП за счет вовлечения большого числа людей в открытую дискуссию по ее созданию. Для обеспечения реализации обзорности на всем пространстве РЛК инициируется процесс перевода (декомпозиции) отраслевой ССП на нижние уровни организационной иерархии. Учет специфики развития реализуется через необходимость учета всех важных (релевантных) аспектов деятельности с точки зрения главной цели. Обусловленность результата достигается за счет наличия причинно-следственных связей, которые лежат в основе любого действия, направленного на достижение цели.

Формирование «идеала будущего» происходит посредством:

а) сведения представлений о будущем лесной отрасли к определению стратегических показателей, измеряющих соответствующие цели; б) мониторинга их реализации с помощью процедур контроля; в) механизма предупреждения о возможных изменениях в окружающей среде через учет неэкономических показателей, отражающих отношения бизнеса с населением лесных поселков, КМНС, работниками лесных предприятий и прочими контрагентами. Подчинение индивидуальных целей общим обеспечивается посредством разработки личной (или в процессе межличностных коммуникаций) и корпоративной ССП в едином режиме времени и их взаимосвязанностью.

Разработанная нами интегрированная модель сбалансированной системы показателей лесного комплекса региона строится на основе предшествующего опыта ее создания и реализации – децентрализованной (подход Фридага-Шмидта), централизованной (подход Каплана-Нортона), полицентрической (подход Горана, Роя, Веттера) и ассоциативной (подход Рамперсада) моделей, модифицированных в части своей адаптации к уровню лесной отрасли (табл.2).

Сравнительная их оценка показала, что стратегической направленностью и потенциальной жизнеспособностью обладают только первые два подхода; они располагают более высокими возможностями по реализации устойчивого развития.

Интегрированная модель включает в себя:

а) структурированную в соответствие с положениями адаптивной стратегии лесопользования систему стратегических социально-эколого-экономических целей;

б)   модель ССП стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона;

в) стратегическую карту устойчивого развития РЛК, демонстрирующую логику достижения максимального социально-эколого-экономического эффекта реализации коэволюционной (адаптивной) стратегии;

г) интегральную оценку уровня устойчивого развития лесного комплекса региона и его позиционирование;

д)   проектную модель достижения целей.

Ниже рассмотрим каждую из составляющих элементов интегрированной модели ССП более детально, уделяя особое внимание тем их аспектам, которые вносят определяющий вклад в реализацию стратегии устойчивого развития лесного сектора экономики.

Отправной точкой в формировании нашей интегрированной модели является структуризация стратегических социально-эколого-экономических целей в соответствие с положениями адаптивной стратегии лесопользования,

 

 

в частности параметрами и характеристиками программно-целевого леса (ПЦЛ), представляющего собой формализованную модель лесного комплекса региона(рис.1). Построение ПЦЛ осуществляется в виде древовидного графа – дерева целей.

Конечная (генеральная) цель сформулирована нами как максимизация социально-эколого-экономического эффекта устойчивого развития лесного комплекса региона. Она складывается из нескольких главных целей: достижение высокопродуктивного и устойчивого состояния лесов, максимизация удовлетворения многогранных потребностей общества, обеспечение высокой экономической эффективности отрасли. Данные целевые установки являются критически важными для идентификации и раскрытия содержания

коэволюционной стратегии РЛК и представляют собой основание для последующей декомпозиции генеральной цели.

Ключевое место в интегрированной модели ССП занимает сама модель ССП (рис.2), в которой нами различаются две ее принципиальные составляющие: система стратегических целей, организованных в виде пяти ключевых аспектов деятельности, и способы их достижения, принимающие формат стратегических проектов, что соответствует ПЦЛ, как результату при наличии эталонных значений, и ПЦЛ, как системе мероприятий, обеспечивающих функционирование социально-эколого-экономической системы в целом.

ПЦЛ, как результат, имеет три временных интервала своего измерения:

а) Конечные результаты прошедшего периода, определяемые величинами синергетического и частных эффектов, отображаются в рамках ракурса «Устойчивое развитие РЛК», выступающее в качестве мерила эффективности его вынужденных трансформаций, как объекта интересов всех стратегических партнеров. Здесь делается акцент на результаты, с целями которого через цепь причинно-следственных связей согласуются все остальные установки ССП.

б)   Социальная, лесоводственно-экологическая, экономическая перспективы характеризуют настоящее и показывают, какие процессы необходимо развивать сегодня с целью реализации запланированных итогов адаптивной стратегии лесного сектора. Принадлежность перспектив одному временному срезу («сегодня») означает отсутствие исключительной приоритетности какой-либо из них, наличие равнозначного к ним отношения.

Вместе с этим представление проекций в виде кругов Эйлера показывает, что в секторе их пересечения достигается требуемое взаимопроникновение точек зрения, интересов сообщества, бизнеса и власти, которое, в свою очередь, является платформой максимизации синергетического эффекта от реализации коэволюционной стратегии РЛК.

в) Проекция «Потенциал» составляет основу будущих результатов и направлена на обеспечение высокой эффективности действий инициируемых социально-эколого-экономических процессов.

ПЦЛ, как система хозяйственных мероприятий, представлена совокупностью проектов, объединенных в мегапроект и разрабатываемых на уровне отраслевой системы показателей.

Наряду с этим, наша модель ССП характеризуется: а) первичностью целей участников лесных отношений; б) отсутствием личных ССП, поскольку это только обременяет и отпугивает партнеров; в) отсутствием привязки проектов к какой-либо из перспектив, обладанием ими характера общего действия; г) коллективным (всеми участниками лесных отношений) созданием ССП.

Составной частью модели ССП устойчивого развития РЛК является ее стратегическая карта (рис.3), изображаемая в виде блок-схемы, в которой стратегические цели представлены в виде отдельных блоков, а причинно-следственные связи (только наиболее важные, второстепенные и очевидные зависимости не отмечаются) между ними – в виде стрелок.

Сформулированные нами стратегическая карта и модель ССП должны быть должным образом спроецированы на уровень отдельных партнеров, т.е. сформированы стратегическая карта и ССП работы участников лесных отношений (рис.4).

На рис. 4 нами показана обязательная декомпозиция ССП до уровня стратегических проектов (они служат основой для постановки задач непосредственным исполнителям в лице участников лесных отношений). Финансирование этого процесса производится за счет средств регионального бюджета. Разработка ССП для деятельности отдельных партнеров также носит обязательный характер. С тем, чтобы гарантировать выполнение ими запланированных значений программных мероприятий (и увязать с ними их деятельность), необходимо последние интегрировать в существующие

 

отраслевые документы, направленные на обеспечение устойчивого развития РЛК, следование букве которых обязательно. Среди них лесной план субъекта РФ, лесохозяйственный регламент, проект освоения лесов. Невыполнение последнего влечет за собой досрочное расторжение договора аренды лесного участка (Статья 24 Лесного кодекса РФ).

 

Рис. 4. Декомпозиция (отраслевой) ССП лесного комплекса региона

 

Но эти меры касаются лишь представителей лесной промышленности. Для достижения соответствия итоговых значений проектов и деятельности, например, населения в лесу (в частности снижение риска возникновения по вине человека пожаров) необходимо отрабатывать иные каналы коммуникации. Действенным механизмом может стать ужесточение наказаний за совершение тех или иных правонарушений, санкции по которым есть, но они мало эффективны и не в полной мере реализуются.

Описанные предложения направлены на стимулирование партнеров выполнять принятые на себя обязательства по обеспечению устойчивого развития лесов.

Процесс каскадирования ССП лесного комплекса региона до уровня отдельных заинтересованных сторон обеспечивает его стратегическое соответствие, единство, которые, в свою очередь, выступают в качестве источника синергии реализации стратегии.

Интегральная оценка уровня устойчивого развития лесного комплекса региона, основу которой составляет методика нечетких множеств, представляет следующий элемент нашей интегрированной модели. В модифицированном варианте ее содержание сводится к представлению лесного комплекса как сложной многоуровневой системы; к акценту на формализованные показатели и формированию их нормативного (эталонного) уровня; к отказу от ранжирования параметров по степени значимости; к выделению частных оценок устойчивости и развития; к определению интегральной оценки устойчивого развития и позиционированию РЛК в двухмерной матрице.

Дополнительным моментом здесь является введение системы триггеров, предназначенных для удержания социально-эколого-экономической системы в рамках меры своего существования и поддержания ее устойчивого (сбалансированного) развития.

Процесс получения интегральной оценки уровня устойчивого развития начинается с расчета комплексной оценки устойчивости для каждой из функциональных подсистем лесного сектора экономики (социальной, лесоводственно-экологической, экономической, проекции «Потенциал») на основе матричной схемы (табл. 3). Матричная схема представляет собой табличную форму, в которой фиксируются шаги определения данной меры. С целью удовлетворения требованию одного из принципов устойчивого развития (а именно: сбалансированности и одновременной достижимости всех параметров РЛК) нами было установлено, что все показатели должны принадлежать одинаковым промежуткам, граничные значения которых соответствуют 0; 0,45; 0,85; 1 (в первоначальной редакции методики граничные значения были иными). Если хотя бы один из них не входит в интервал, которому принадлежат остальные, то положение объекта определяется как неустойчивое. При этом нами допускаются случаи, когда этим правилом можно пренебречь, но подобные ситуации рекомендуется рассматривать с особой тщательностью.

< Табл. 3. Матричная схема формирования агрегированного показателя устойчивости для каждой из функциональных зон (проекций) лесного комплекса региона

 

 

В формуле

 

 – узловая точка конкретного показателя,  – уровень значимости j-го фактора в системе показателей,  – значение функции принадлежности k-ого качественного уровня относительно текущего значения показателя. Величина  определяется посредством измерения близости фактических значений оцениваемых параметров к эталонным: /, или / (0≤/≤1), (0≤/≤1). Интервал попадания расчетной величины укажет на подмножество, которому будет принадлежать переменная.

Данная формула, которая в целом напоминает алгоритм расчета средневзвешенной величины, – это результат наших преобразований с тем, чтобы повысить степень точности и надежности получаемых результатов в рамках методики нечетких множеств.

Следующим шагом является определение интегрального показателя устойчивости лесного комплекса региона (табл.4). Его расчет выполняется на основании такой же матричной схемы, как и в предыдущем случае.

  

Табл. 4. Матричная схема формирования единого интегрального показателя устойчивости лесного комплекса региона

 

 

Далее рассчитывается интегральный показатель динамического развития лесного комплекса, который определяется как отношение показателей устойчивости, принадлежащих смежным периодам времени, за минусом 1, т.е.:

 

,

где  и  показатели устойчивости, принадлежащие смежным периодам времени.

 

Для отслеживания качественных уровней динамического развития рекомендуется учитывать мнение специалистов: какой темп можно считать низким, средним или высоким с отнесением полученных результатов в интервале [0 ≤ Zразв ≤ 1] с разбивкой по трем уровням классификации.

Далее полученные числовые значения интегральных показателей динамического развития и устойчивости фиксируются в двухмерной матрице «Устойчивость – развитие» (рис.5). Серым цветом показана зона наибольшего благоприятствования.

 

 

Рис.5. Позиционная двухмерная матрица «Устойчивость – развитие»

 

Наши расчеты применительно к оценке уровня устойчивого развития лесного комплекса Хабаровского края показали, что лесной сектор экономики региона в 2008-2009 гг. находился в первом квадранте матрицы – «Стагнация при слабой устойчивости», которую отличают такие черты, как слабость позиций, отсутствие возможностей для роста, невыполнение обязательств по обеспечению развития.

Таким образом, модифицированная нами методика получения интегральной оценки устойчивого развития лесного сектора экономики в части ее соответствия принципам парадигмы адаптивного лесопользования демонстрирует диапазон изменений отдельных аспектов его деятельности и отвечает на вопросы относительно типа ситуации и характера управления. Она позволяет получать не только обобщающие выводы, но и проблемы функционирования любой из подсистем РЛК, обнаруживать места нарушения связей между ними.

Последним элементом интегрированной модели ССП является проектная модель достижения целей устойчивого развития лесного комплекса региона, определяемая содержанием его стратегической карты и порядком каскадирования интегрированной модели на нижние уровни отраслевой иерархии. Характеристики модели: а) разрабатываемые инициативы имеют жесткую привязку к стратегическим целям; б) группирование стратегических мероприятий по схожести содержания действий и стратегического фокуса в стратегические проекты; в) объединение стратегических проектов в мегапроект и назначение администратора управления им; г) совместная разработка и организация выполнения проектов.

На наш взгляд в таком формате проектная модель обеспечивает эффективное управление реализацией адаптивной стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона, поскольку гарантирует сохранение баланса социально-эколого-экономических интересов, получение первых результатов по всем стратегическим целям и т.д.

Опираясь на положения, разработанные нами, можно обозначить моменты, обеспечивающие интегрированной модели ССП статус инструмента реализации стратегии устойчивого развития лесного комплекса региона. Среди них выработка общих ориентиров деятельности посредством согласования социально-эколого-экономических предпочтений участников лесных отношений; обеспечение ритмичности, слаженности работы всех заинтересованных сторон в силу достигнутого стратегического соответствия РЛК; снижение их конфликтности, сопротивляемости; стратегически ориентированное и эффективное распределение ресурсов, потенциальная достижимость синергетического эффекта и прочее.

 

Заключение.

В научном докладе были раскрыты основные положения разработанной нами интегрированной модели сбалансированной системы показателей лесного комплекса, создание которой обусловлено отсутствием на сегодняшний день в методическом аппарате стратегического менеджмента отрасли Хабаровского края соответствующего инструментария по обеспечению ее устойчивого развития на долгосрочной основе.

Список литературы

1. Каплан Р. Сбалансированная система показателей. От стратегии к действию. – 2-е изд., испр. и доп. / [Пер. с англ. М.Павловой] / Каплан Роберт С., Нортон Дейвид П. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2008. – 320 с.

2. Резанов, В.К. Адаптивное управление трансформацией и развитием лесопользования / В.К. Резанов. – Владивосток: Дальнаука, 2001. – 351 с.

3. Смирнова, Е.В. Инструментарий комплексного экономического анализа устойчивого развития предприятия / Е.В. Смирнова, Н.А. Тычинина // Экономический анализ: теория и практика. – 2009. – № 9 (138). – С. 31-37.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516