Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Особенности финансового анализа проблем экономической безопасности территориально неоднородных стран

Экономическая безопасность | (93) УЭкС, 11/2016 Прочитано: 6441 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Арбузов Сергей Геннадьевич, Двас Григорий Викторович
  • Дата публикации:
    07.11.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы
    ФГБУН «Санкт-Петербургский научный центр РАН»

Особенности финансового анализа проблем экономической безопасности территориально неоднородных стран

Features of the financial analysis of economic security problems of territorial inhomogeneous countries

Арбузов Сергей Геннадьевич,

Arbuzov Sergej Gennad'evich

кандидат экономических наук,

Председатель Ассоциации «Центр исследований экономического и социокультурного развития стран СНГ, Центральной и Восточной Европы»

artem-pylin@yandex.ru

Двас Григорий Викторович,

Dvas Grigory Viktorovich

доктор экономических наук, профессор, главный ученый секретарь

ФГБУН «Санкт-Петербургский научный центр РАН»

greg@dvas.ru 

Аннотация: в статье рассмотрены особенности формирования матрицы финансовых потоков стран со значительными диспропорциями социально-экономического развития отдельных территорий и анализа этой матрицы в контексте исследования проблем обеспечения экономической безопасности таких государств.

Abstract: The article describes the features of the formation of the financial flows matrix of the countries with significant disparities of socio-economic development of certain areas and the analysis of this matrix in the context of the study of the problems of economic security of such states.

Ключевые слова: экономическая безопасность; диспропорции регионального развития; оптимизация финансовых потоков.

Key words: economic security; regional development disparities; financial flows optimization.

Из работ современных исследователей проблем экономической безопасности федеративного государства [2, 3, 5-9] следует, что:

1. Для государств со значительными диспропорциями социально-экономического развития отдельных территорий высокая степень таковых диспропорций уже сама по себе является угрозой экономической безопасности;

2. Социальное благополучие, являющееся важнейшим фактором сохранения экономической безопасности государства, само является функцией эффективности деятельности в пределах любой конкретной части государства всей совокупности органов управления – государственной власти и органов местного самоуправления, обеспечивающих трансформацию национального богатства в социальные блага.

В свою очередь, очевидным является факт неравномерного распределения национального богатства между отдельными частями государства – его регионами. И в этом смысле, одинаково эффективная деятельность региональных и местных органов управления будет обеспечивать перманентный рост диспропорций развития, а не их сокращение. Следовательно, одним из условий повышения уровня экономической безопасности государства является гибкость распределения полномочий между государством, регионами и местным самоуправлением. Иными словами, распределение полномочий (и порождаемой этими полномочиями ответственности) между государством и его регионами в случае наличия существенных диспропорций социально-экономического развития должно быть реализовано по-разному для различных групп регионов. Очевидно, что различия в распределении полномочий и ответственности между центром и регионами должно сопровождаться также и дифференциацией подходов к распределению ресурсов, необходимых для реализации распределенных полномочий.

При этом необходимо четко понимать, что речь должна идти о совершенно различных механизмах распределения ресурсов. Понятно, например, что на физическое распределение такой важнейшей составляющей национального богатства, как природный капитал, государство не может оказать практически никакого влияния. Однако государство может существенным образом регулировать экономические условия использования природного капитала, в том числе, – дифференцировать эти условия применительно к различным регионам. Еще большие возможности для варьирования при распределении между регионами существует в отношении другой составляющей национального богатства – финансового капитала. Правила его распределения полностью определяются государственным законодательством и могут в полной мере учитывать особенности тех или иных регионов (групп регионов), в том числе – связанные с необходимостью обеспечения экономической безопасности.

Квинтэссенцией распределения полномочий и необходимых для их реализации ресурсов является построение сбалансированной модели, в которой у всех субъектов государственного (муниципального) управления, а также у объектов такого управления оказывается достаточно ресурсов для реализации полномочий (обязательств, потребностей, прав и т.п.). Предваряя рассмотрение методологических вопросов распределения полномочий и ресурсов необходимо сделать несколько замечаний:

1. Отчетливо понимая, что фундаментальные права и свободы, такие как право на неприкосновенность частной жизни, свобода вероисповедания и т.п., являются базовыми для развития любого демократического общества, в рамках настоящего исследования целесообразно ограничиться исключительно указанием на то, что их реализация требует наличия у субъектов управления определенных финансовых ресурсов, необходимых для обеспечения этих базовых для развития человечества ценностей. Правовые же, организационные и иные аспекты непосредственного обеспечения реализации указанных прав и свобод должны быть рассмотрены отдельно.

2. При определении «оптимального» распределения ресурсов необходимо учитывать характерную для некоторых видов ресурсов инвариантность их использования. Так, например, лесные ресурсы обладают, наряду с экономическим, рекреационным потенциалом, а также играют важную роль для формирования благоприятной для проживания людей природной среды (обеспечивают экологическую безопасность, непосредственно влияющую на безопасность экономическую). Последний вид потенциала является неотъемлемым ресурсом того региона, где расположены лесные ресурсы, остальные же виды потенциала могут быть использованы регионами тем или иным способом из предусмотренных действующим законодательством, в том числе – предоставляемых регионам на, возможно, дифференцированных условиях.

3. Одноименные виды ресурсов могут обладать различной эффективностью с точки зрения возможности и целесообразности их использования для обеспечения экономической безопасности в различных регионах. В уже упоминавшемся примере с лесными ресурсами принципиально важным является не факт наличия самих лесных насаждений, а наличие экономически доступных лесных массивов. Если же затраты на заготовку и вывозку древесины окажутся выше, чем выручка от ее продажи, то такие лесные ресурсы не будут введены в хозяйственный оборот и смогут выполнять лишь средообразующие функции. Это же справедливо и в отношении, например, некоторых видов физического капитала – наличие основных производственных фондов, потерявших конкурентоспособность в результате изменения экономических условий их функционирования (рост затрат на энергоснабжение или транспортировку сырья), не обеспечивает возможности их экономически целесообразной эксплуатации.

Приведенные замечания приводят к однозначному выводу о том, что, анализируя распределении полномочий и ресурсов, в первую очередь имеет смысл говорить о финансовых средствах, необходимых для исполнения полномочий (удовлетворения потребностей), и финансовых потоках, генерируемых передаваемыми ресурсами (за исключением случая распределения финансового капитала).

Таким образом, в целях решения задачи оптимального распределения полномочий и ресурсов, необходимых для их реализации, можно использовать модифицированную предложенную ранее Г.В.Двасом [4] матрицу финансовых потоков, соответствующих действующей (или планируемой) модели взаимодействия участников рыночных отношений, и, манипулируя параметрами соответствующих потоков, добиться выполнения условий экономически безопасного развития каждого из участников взаимодействия, в первую очередь, – необходимого, соответствующего превышению входящих финансовых потоков над исходящими. Все участники рыночных взаимодействий в современном обществе в этой матрице объединены в следующие группы:

- домохозяйства, которые поставляют на рынок принадлежащие им земельные участки, свободные денежные средства, а также трудовые навыки и предпринимательские способности. В качестве платы за поставляемые ресурсы домохозяйства получают соответственно ренту (в различных формах), процент на размещенный капитал, заработную плату и предпринимательский доход;

- хозяйствующие субъекты. Здесь и далее под хозяйствующими субъектами будет пониматься совокупность всех расположенных на соответствующей территории организаций (юридических лиц) и предпринимателей без образования юридического лица, производящих товары или оказывающих услуги, поставляемые на рынок и оплачиваемые домохозяйствами или другими хозяйствующими субъектами. В том числе к хозяйствующим субъектам будем относить и учреждения, оказывающие услуги домохозяйствам, – в том случае, если наряду с услугами, финансируемыми из бюджетной системы, такие учреждения оказывают платные услуги, оплачиваемые домохозяйствами или другими хозяйствующими субъектами, – в части оказания таких услуг;

- бюджетные учреждения. Здесь и далее под бюджетными учреждениями будет пониматься совокупность всех расположенных на соответствующей территории организаций (юридических лиц) и предпринимателей без образования юридического лица, оказывающих домохозяйствам услуги, предоставление которых финансируется из бюджетной системы. В том случае, если наряду с услугами, финансируемыми из бюджетной системы, учреждения оказывают платные услуги, оплачиваемые домохозяйствами или хозяйствующими субъектами, в части оказания поставляемых на рынок услуг такие учреждения будем относить к хозяйствующим субъектам;

- федеральные органы управления – органы государственной власти федеративного государства, а также действующие от их имени или в их интересах организации, за исключением хозяйствующих субъектов и бюджетных учреждений. Федеральные органы управления осуществляют функции, связанные с получением средств в федеральный бюджет и (или) с перечислением средств из федерального бюджета;

- региональные органы управления – органы государственной власти региона, являющегося государственно-правовым образованием в составе федеративного государства, а также действующие от их имени или в их интересах организации, за исключением хозяйствующих субъектов и бюджетных учреждений. Региональные органы управления осуществляют функции, связанные с получением средств в региональный бюджет и (или) с перечислением средств из регионального бюджета;

- органы местного самоуправления, а также действующие от их имени или в их интересах организации, за исключением хозяйствующих субъектов и бюджетных учреждений. Органы местного управления осуществляют функции, связанные с получением средств в местный (муниципальный) бюджет и (или) с перечислением средств из местного (муниципального) бюджета.

Кроме того, учитывая, что сегодня любая территориальная социально-экономическая система не является закрытой, то есть участвует в межтерриториальном распределении труда и функционирует в условиях товарообмена с другими территориальными социально-экономическими системами, в отдельную группу участников рыночных взаимодействий необходимо объединить экстерриториальных партнеров – поставщиков (потребителей) товаров и услуг для внутренних участников.

С учетом перечисленных агрегированных участников матрица финансовых потоков, отражающая параметры взаимодействия участников рыночных взаимоотношений, может быть представлена в следующем виде:

 

А1

А2

А3

А4

А5

А6

А7

А1

-

a12[1]

a13

a14

a15

a16

a17

А2

а21

-

a23

a24

a25

a26

a27

А3

a31

а32

-

a34

a35

a36

a37

А4

a41

a42

a43

-

a45

a46

a47

А5

a51

a52

a53

a54

-

a56

a57

А6

a61

a62

a63

a64

а65

-

а67

А7

а71

а72

а73

а74

a75

a76

 

где отдельные элементы матрицы имеют смысл:

a12, а13, а21, a23, а31 и а32 – межбюджетные трансферты (дотации, субвенции, субсидии по межбюджетным отношениям);

a14, a24, a34 – оплата приобретаемых для государственных и муниципальных нужд товаров и услуг, производимых на территории региона;

a15, a25, a35 – прямое финансирование государством, органами местного самоуправления и хозяйствующими субъектами учреждений, оказывающих населению государственные и (или) муниципальные услуги;

a16, a26, a36 – выплата из государственного или муниципального бюджета государственных пенсий, пособий, стипендий, дотаций по оплате услуг ЖКХ, и т.д.;

a17 и а71 – расходы и доходы федерального бюджета, не связанные с функционированием региональной социально-экономической системы рассматриваемого региона;

a27 и a37 – приобретение для региональных и муниципальных нужд товаров (услуг) у расположенных вне территории региона производителей, возврат кредитов, полученных от источников вне территории региона;

a41, a42, a43, a51, a52, a53, a61, a62, a63 налогииненалоговыеплатежи;

a45 – средства, направляемые хозяйствующими субъектами на содержание объектов социальной сферы, в том числе в рамках программ дополнительного медицинского страхования, дополнительного социального страхования работников, повышения их образовательного или профессионального уровня;

а46 – заработная плата и социальные выплаты, источником которых для населения региона являются расположенные на его территории хозяйствующие субъекты;

a47 и a67 – затраты на приобретение жителями и хозяйствующими субъектами товаров (услуг) у расположенных вне территории региона производителей, возврат кредитов, полученных от источников вне территории региона;

a54 и a57 – затраты на приобретение учреждениями, оказывающими населению государственные и (или) муниципальные услуги, товаров (услуг) соответственно производимых на территории региона и у расположенных вне территории региона производителей;

a56 – заработная плата и социальные выплаты работникам бюджетных организаций, оказывающих населению государственные или муниципальные услуги;

a64 – оплата населением платных услуг социального характера, а также приобретение населением товаров (услуг) на территории региона;

a65 – добровольные пожертвования жителей в пользу учреждений социальной сферы;

а72 и а73 – средства, привлеченные соответственно регионом и муниципальными образованиями в качестве кредитных (заемных);

а74 – средства от реализации за пределы региона товаров (услуг) региональными производителями, а также привлеченные ими кредитные (заемные) ресурсы;

а75 – грантовые средства, привлеченные бюджетными организациями, оказывающими населению государственные или муниципальные услуги, из-за пределов региона;

а76 – денежные средства, получаемые жителями региона из-за его пределов, включая привлеченные кредитные (заемные) ресурсы.

В этих обозначениях задача функционирования региональной социально-экономической системы по обеспечению за счет функционирования экономики региона условий для мобилизации и реализации финансовых и организационных ресурсов, необходимых для сохранения экономической безопасности, может быть представлена в следующем формализованном виде:

S aik > S akj             (1),

для значений i и j от 1 до 7 и k от 2 до 6.

Кратко смысл приведенной системы неравенств сводится к следующему: в находящейся в состоянии экономической безопасности региональной социально-экономической системе доходы консолидированного бюджета региона, совокупности предприятий, формирующих региональную экономическую систему, и совокупности домохозяйств должны быть не ниже соответствующих расходов. Другими словами, необходимо обеспечить, чтобы сумма всех элементов, стоящих в соответствующих столбцах матрицы финансовых потоков, была больше суммы строк всех элементов, стоящих в соответствующих строках. Выполнение такого условия достижимо только в том случае, когда сумма элементов седьмого столбца, соответствующая совокупности финансовых потоков из региона за его пределы, будет меньше суммы элементов седьмой строки, соответствующей совокупности финансовых потоков в регион из-за его пределов, и элемента a12, характеризующего межбюджетные отношения.

Заметим, что описанный вывод указывает на наличие прямой и непосредственной зависимости экономической безопасности региона от эффективности его внешнеторговой деятельности.

Отметим также, что сделанный вывод содержит описание только необходимого для экономической безопасности региона условия, но не достаточного. Достаточным является наличие возможности у региона применять механизмы и методы управления и регулирования экономической деятельности в регионе таким образом, чтобы обеспечить выполнение системы неравенств (1) в полном объеме.

При этом принципиально важным моментом представляется тот факт, что все внутрирегиональные финансовые потоки участвуют в формировании левых и правых частей системы неравенств (1) по одному разу. То есть, говоря о механизмах и методах регулирования тех или иных финансовых потоков на региональном уровне, мы должны четко понимать, что речь идет не о минимизации или максимизации потоков, а об их оптимизации. Например, в неравенстве, финансовый поток a42, отражающий налоговые платежи хозяйствующих субъектов, является одним из регионального бюджета, и, следовательно, исходя из смысла неравенства (1), необходимо стараться увеличить величину этого потока. С другой стороны, этот же поток в неравенстве, описывающем экономическую безопасность региональной экономической системы, является одним из наибольших по значению слагаемых в правой части, соответствующей расходам предприятий, и, следовательно, его необходимо сокращать. Поэтому в общем случае речь должна идти об оптимизации налогов, позволяющей обеспечить достаточный уровень наполняемости бюджета при сохранении финансовой устойчивости предприятий. Представленный пример наглядно подтверждает тезис о том, что реальное обеспечение экономической безопасности государства возможно только при условии гармонизации интересов власти и бизнеса [1].

Также необходимо остановить внимание на еще одном принципиальном аспекте. Оптимизация однотипных внутрирегиональных потоков не предполагает не только применения однотипных методов и мер, но и идентичности самого понятия оптимального параметра потока. Например, если наиболее критичным для конкретного региона является превышение минимальных расходов населения уровня реальных доходов, то может быть принято решение об установлении для населения пониженных тарифов на электроэнергию за счет увеличения тарифов для промышленных потребителей при сохранении интегральной цены на электроэнергию, поставляемую энергетиками. Возможно принятие и противоположных решений для регионов с критическим уровнем рентабельности работы промышленности. То есть, в каждом конкретном случае оптимизация должна иметь целью создание в регионе условий, при которых разница между левыми (доходными) и правыми (расходными) частями системы неравенств (1) будет наиболее равномерно (пропорционально) распределена между всеми неравенствами, входящими в систему. Очевидно, что унифицированное решение в этих условиях невозможно. Усугубляет ситуацию и то обстоятельство, что абсолютно одинаковые по параметрам управляющие воздействия могут иметь различный эффект в разных регионах, что обусловлено различиями в структурах региональных экономик.

Таким образом, можно сделать вывод о том, матрицу финансовых потоков можно эффективно использовать в качестве методологической базы исследований проблем обеспечения экономической безопасности стран со значительными диспропорциями социально-экономического развития отдельных территорий, однако методику формирования самой матрицы необходимо каждый раз адаптировать, исходя их экономической и правовой моделей конкретного государства.

Список литературы 

1. Арбузов С.Г. Гармонизация интересов власти и бизнеса как механизм повышения экономической безопасности государства // Вестник Института экономики Российской академии наук. 2016. № 5. С. 70–76.

2. Басалай С.В. Построение системы управления рисками для повышения экономической безопасности // Микроэкономика. – 2009. - № 2.С. 70–80.

3. Гуськов Н.C., Зенякин В.Е., Крюков В.В. Экономическая безопасность регионов России. – М.: «Алгоритм», 2000. – 287 с.

4. Двас Г.В. Управление региональной экономикой на основе теории надежности. – СПб.: Наука, 2005. – 359 с.

5. Карачаровский В.В. Организационно-управленческие аспекты экономической безопасности // Общество и экономика. - 2008. - № 9. С. 81–99.

6. Круглов В.Н., Доценко Д.В. Совершенствование методики оценки экономической безопасности региона // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. - 2009. - №15. С. 85-92.

7. Кузнецова Е.И. Экономическая безопасность как ценностный ориентир региональной экономической стратегии // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. − 2009. − № 7(40). С. 38-42.

8. Павлова Л.Г. Продовольственная безопасность региона: цифры, факты, стратегии // Экономика и социум. 2013. № 3 (8). С. 513-516.

9. Суглобов А.Е., Древинг С.Р. Социально-экономические аспекты экономической безопасности и кластеризации экономики // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. - 2009. - № 9. С.18–24., № 10. С. 66–74.



Обозначение элемента aij соответствует существующему потоку от i-го донора j-ому акцептору. Соответствующие значения индексов: 1 - федеральный бюджет, 2 - бюджет региона, 3 - консолидированный бюджет муниципальных образований, расположенных на территории региона, 4 - совокупность расположенных на территории региона предприятий, производящих товары и услуги (кроме бесплатных услуг социального характера), 5 - совокупность расположенных на территории региона предприятий и организаций социальной сферы, 6 - совокупность расположенных на территории региона домохозяйств, 7 - внешние источники (доноры), не относящиеся непосредственно ни к одной из совокупности 1 - 6.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516