Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Инновационные процессы как фактор экономического роста региона

Инновации.Инвестиции | (38) УЭкС, 2/2012 Прочитано: 15971 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    М. Ю. Нестеренко
  • Дата публикации:
    22.02.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/0094
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГОУ ВПО «Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия им. В. М.Кокова»

Инновационные процессы как фактор экономического роста региона

М. Ю. Нестеренко

ФГОУ ВПО «Кабардино-Балкарская государственная сельскохозяйственная академия им. В. М.Кокова»

E-mail: kbgsha@rambler. ru

В статье рассмотрены характеристики инноваций как основного условия социально-экономического развития региона. Разрешение противоречий инновационного развития на технологических условиях, обеспечивающих максимальное использование территориальных ресурсов.

Ключевые слова: экономика,  процесс,  инновация ,ресурсы , регион.

Современное развитие научно-технического потенциала, когда качественные ресурсы в приоритетном порядке направлялись на нужды добывающего и энергети­ческого комплексов, а также оборонных отраслей, породило существенную диффе­ренциацию продукции народного хозяйства по техническому уровню, качеству, на­дежности, долговечности, экономическим характеристикам. Фактически в экономике сформировались несколько относительно обособленных контуров ресурсных пото­ков, ранжированных по месту в системе народно-хозяйственных приоритетов на по­лучение ресурсов нужного качества и количества.

Инновации как фактор экономического роста представляют информационно и технически осознанную потребность количественно-качественной трансформации национальной модели хозяйствования, пролонгированную во времени, с одной сто­роны, а с другой - отвечающую общественным потребностям конкретно-исторического этапа развития. Последнее, а именно сочетание статики и динамики, порождает противоречие обеспечения экономического роста преимущественно ин­новационной основе.

По нашему мнению, инновации являются константным условием социально-экономических систем во всех проявлениях функционирования ее иерархических ( уровней и структур. В частности, по мнению Портера М. и Стерна С, «инновация - " трансформация знания в процессы, продукты и услуги - включает в себя нечто большее, чем только науку и технологию, она предполагает также «распознавание» и удовлетворение нужд клиентов». В данном случае мы разделяем позицию о том, что термины «инновационная экономика» и «экономика знаний» «не тянут» на отраже­ние целостности экономики ни со стороны производительных сил, ни со стороны производственных отношений: «инновационность» и другие определенности, фикси­руемые в приведенных терминах, суть лишь отдельные черты современной экономи­ческой системы в ее наиболее развитом состоянии. Ни «инновационная экономика» ни «экономика знаний» понятийно не эквивалентны «экономической системе» или «новому этапу эволюции экономической системы».

Рассматривая инновации не только как фактор экономического роста, но и ус­ловие, фактор качественных изменений региональной системы хозяйствования, спра­ведливо говорить о смене линейной модели моделью множественных источников инноваций. «В российских реалиях инновационного развития фактически полностью доминирует линейная модель инновационных процессов, которая подразумевает прямолинейное движение от фундаментальных исследований к прикладным и далее к адаптивным изменениям, трансферу технологий, внедрению и распространению инноваций. Оставаясь в границах этой модели, мы обречены на вечное отставание от развитых стран. На смену линейной модели постепенно приходит «модель множест­венных источников инноваций», в соответствии с которой инновации могут возни­кать в любой части инновационной системы».

Учитывая трансформационный характер инновации как таковой, а также разверты­вание инновационного процесса в конкретно-исторических условиях, следует предполо­жить наличие институциональной заданности инновационной модели, что, соответствует одной исследовательской парадигме - теоретической экономической системе активизма.

В целом, для повышения уровня научной обоснованности перспективных на­правлений социально-экономического развития регионов, детерминированного ин­новационным фактором, проанализируем этапы развития экономической науки в рамках проблемы инноваций.

По нашему мнению, инновации как фактор экономического роста представляют информационно и технически осознанную потребность количественно-качественной трансформации национальной модели хозяйствования, пролонгированную во времени, с одной стороны, а с другой - отвечающую общественным потребностям конкретно-исторического этапа развития. Последнее, а именно сочетание статики и динамики, по­рождает противоречие обеспечения экономического роста преимущественно инноваци­онной основе. Инновации являются константным условием социально-экономических систем во всех проявлениях функционирования ее иерархических уровней и структур.

Весьма важным аспектом исследования проблемы противоречий НТП являете анализ этапов их развития. Такими этапами выступают тождество, различие, проти­воположность и разрешение противоречия.

Еще одним видом экономических противоречий в пределах экономической сис­темы являются противоречия хозяйственного механизма. К ним относятся внутрен­ние противоречия саморегулирования экономики, противоречия государственного регулирования (например, между экономическими и административными методами), противоречия между рыночными и государственными рычагами и др. Но наиболее важная движущая сила экономического прогресса в пределах общественного способа производства - противоречие между производительными силами и производствен­ными отношениями, и прежде всего с отношениями собственности. Наиболее дина­мичные элементы производительных сил в современных условиях - рабочая сила, наука, средства труда. Поэтому в процессе своего развития они первыми выступают в противоречие с отношениями собственности.

Таким образом, структурирование противоречий как объектов социально-экономических отношений является весьма плодотворным, так как позволяет выде­лить непосредственные связи между противоречиями в процессе их движения и раз­решения. Между тем здесь следует уточнить, что представленная схема справедлива для любой экономической системы, в ней нет отличительных особенностей российской экономики. Специфика заключена в самом содержании элементов схемы, в их взаимодействии и осуществлении в реальной практике. Это стремительный, посто­янно развивающийся процесс, объективно связанный с обострением конкурентной борьбы между противоположными интересами, поэтому межсубъектный уровень экономических отношений представлен в России гораздо шире и динамичнее, чем в моделях с устойчивой экономикой.

Можно выделить следующие экономические противоречия интересов субъектов общественных отношений в рамках инновационного развития:

1. Противоречия экономических интересов в сфере эффективности (целесообраз­ности) инновационного развития. В России ухудшение финансового положения про­мышленных предприятий во втором полугодии 2010 г. привело к тому, что значительно увеличилось число инновационно-активных предприятий, сокращающих расходы на инновации. В частности, во втором полугодии 2010 г. возросла по сравнению с первым полугодием на 24% доля предприятий, направивших на инновационную деятельность менее 3% от стоимости отгруженной продукции собственного производства по основно­му виду деятельности. Эта тенденция наиболее присуща была промышленным предпри­ятиям, производящим транспортные средства и оборудование, среди которых затраты на инновации во втором полугодии 2010 г. снизили большинство (72%) предприятий.

2. Противоречия интересов в финансово-кредитной сфере инновационного развития. В 2010 г. российские инновацинно-активные промышленные предприятия, прежде всего, ориентировались на собственные средства. Однако с ухудшением соб­ственного финансового положения усилилась потребность предприятий реального сектора экономики в кредитах для осуществления инновационной деятельности. В итоге доля предприятий, использующих кредиты на инновационные цели, возросла с 41% в первом полугодии до 58% во втором полугодии 2010 г.

3. Противоречия интересов предприятий в сфере экономического стимулиро­вания инновационного развития. В 2010 г. средства из региональных бюджетов по­лучили лишь 3% инновационно активных организаций, не смотря на то, что в первом полугодии 2010 г. подавляющее количество субъектов Российской Федерации ис­полнили бюджет с профицитом. Существенной причиной такого низкого показателя является незначительность средств, изначально предусматриваемых на эти цели в региональных бюджетах.

Доля предприятий, использовавших для финансирования инновационной дея­тельности внебюджетные фонды, в 2010 г. составляла около 1% организаций. Лишь в текстильном и швейном производстве они составляли значительную часть - 63%. Таким образом, сущностная характеристика инноваций предполагает их рассмотре­ние как информационно и технически осознанной потребности, что порождает про­тиворечия количественно-качественного обеспечения экономического роста с инно­вационной доминантой. Базовыми противоречиями инновационного развития явля­ются противоречия в сфере эффективности (целесообразности) инновационного раз­вития, противоречия в финансово-кредитной сфере; противоречия в сфере экономи­ческого стимулирования инновационного развития.

1) Процессы качественных изменений региональной социально-экономической системы породили комплекс проблем, эффективность решения которых зависит от на­учной обоснованности практической реализации ряда «узловых» моментов функциони­рования системы, включая вопросы необходимости, объема, инструментов и методов вмешательства государства в экономику.

Достижение эффективности государственного управления, понимаемого как деятельность в наилучшем из возможных результатов по удовлетворению общест­венных потребностей и интересов в условиях регламентации ресурсов государством, в условиях трансформационной экономики возможно при условии реализации функ­ций в рамках стратегии системоутверждения (необратимости процесса трансформа­ции) и системовоспроизводства (формирование условий, необходимых и достаточ­ных для устойчивого развития системы).

В более широком понимании инновационная политика включает в себя науч­ную и технологическую политику. Реализация сбалансированного комплекса мер в рамках этих «трех политик», определение главного вопроса государственного регу­лирования инновационного развития в зависимости от стоящих перед страной соци­ально-экономических задач являются ключевыми условиями его эффективности.

Региональная инновационная политика, по нашему мнению, относится к числу системообразующих элементов государственного социально-экономического регулиро­вания, обеспечивающих и одновременно задающих стратегический потенциал устойчи­вости системы общественной жизнедеятельности в рамках эволюционирования его ко­личественных и качественных параметров функционирования. Стала очевидной необхо­димость развертывания - наряду с традиционным совершенствованием рыночных ин­ститутов - активной промышленной политики, нацеливаемой на технологический про­гресс, с использованием находящихся в распоряжении государства ресурсов.

По нашему мнению, необходимость участия государственных ресурсов в инно­вационных процессах является объективной, детерминированной противоречиям инновационного развития в финансово-кредитной сфере, а именно: противоречием между динамически актуализируемой общественной потребностью в новых знаниях, их практическим воплощением и «частной» экономической неэффективностью за­трат на создание и воспроизводство нового знания.

В соответствии с законодательством основной формой хозяйственных связей меж­ду государством-заказчиком и другими хозяйствующими секторами в сфере НИОКР является программно-целевая организация НИОКР, основанная на федеральном кон­тракте, выполняющем роль института управления программой, и экономическим согла­шением двух равноправных партнеров: государства-заказчика (предпринимателя) и кор­порации-подрядчика (исполнителя). В 1986-1998 гг. на государственном рынке НИОКР через контрактный механизм ежегодно осваивалось 65-70 млрд. долл. Средств феде­рального бюджета и размещалось 200-230 тыс. федеральных контрактов.

К числу элементов, которые можно рекомендовать к использованию в российских условиях следует отнести федеральную контрактную систему США и планирование НИОКР. Однако последнее потребует значительного и длительного изменения сущест­вующих национальных организационно-управленческих механизмов планирования, не­адекватность которых современной практике хозяйствования показала практика реализа­ции Федерального закона «О государственном планировании и прогнозировании».

Обеспечению системности реализации государственной инновационной поли­тики в РФ будет способствовать перенос опыта Японии, Германии, Швеции, Швей­царии, Финляндии на актуализацию роли человеческого капитала в инновационно-ориентированной стратегии страны, а также обеспечение эффективного функциони­рования инновационной инфраструктуры в части защиты и регламентации прав ин­теллектуальной собственности и финансового стимулирования интеллектуально-инновационной деятельности.


 

Учитывая необходимость обеспечения комплексности взаимодействия фор­мальной и неформально-институциональной компонентов региональной инноваци­онной системы, в теории и практике инновации используется три подхода:

1) Концепция технологических систем анализирует технологии как интегриро­ванную систему компонентов, поддерживаемые управленческими или общественны­ми отношениями. Здесь технология может пониматься как в инженерно-технологическом, так и в социально-управленческом аспекте. Изменения в техноло­гии влекут за собой изменения во всем общественном устройстве, то есть в основе экономического развития лежит «технологический толчок».

2) Концепция индустриальных кластеров рассматривает существование индуст­риальных секторов с позиции интеграции различных типов фирм и отраслей, часто базирующихся на высоких технологиях, когда межотраслевые взаимосвязи и адек­ватные внешние факторы образуют динамические кластеры или «пучки» отраслей промышленности, характеризующиеся высокой производительностью.

3) Концепция национальных инновационных систем фокусирует сове внимание на процессах обучения и накопления знания, особо выделяя их институциональный аспект, и различных формах взаимодействия между инноваторами. Главная идея заключается в том, что экономическая активность и динамика обусловлены различными видами инно­вационной деятельности, в которых основную роль играют процессы обучения, посред­ством которых создаются и используются современные технологии.

 

   ЛИТЕРАТУРА

1.Завлин П. Н. Основы инновационного менеджмента [Текст]: справочное пособие / П.Н.   Завлин. - М.: Экономика, 2009.

2.Ковалев Г. Д. Инновационные коммуникации [Текст]: учебное пособие для вузов/ Г.Д. Ковалев. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010.

3.Крылов Э. И. Анализ финансового состояния и инвестиционной привлекательности предприятия [Текст]: учебное пособие / Э.И. Крылов, В.М. Власова, М.Г. Егорова. - М.: Финансы и статистика, 2010. 

4.Лисина Е. Влияние организационно-правовых форм на инновационную деятельность промышленных предприятий и научно-технических организаций [Текст] / Е. Лисина // Инновации.- 2010. -.№8.

  5.Мелкумов Я. С.   Организация   и   финансирование   инвестиций;

[Текст]:   учебное   пособие / Я.С. Мелкумов. - М.:ИНФРА-М; 2011.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516