Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Закономерности трансформаций и прогнозирования развития сельского хозяйства в регионе

Отраслевая экономика | (33) УЭкС, 9/2011 Прочитано: 14550 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Бабков Геннадий Андреевич
  • Дата публикации:
    02.09.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0283

Закономерности трансформаций и прогнозирование развития сельского хозяйства в регионе

 

Бабков Геннадий Андреевич,

доктор экономических наук, профессор

 

Аннотация

 

В статье рассматриваются проблемы продовольственного обеспечения населения. На материалах Кабардино-Балкарской Республики проводится ситуационно-трансформационный анализ сельского хозяйства с прогнозированием развития отрасли в регионе.

 

 

Ключевые слова

 

Сельское хозяйство, регион, продовольственное обеспечения, прогнозирование, нормативы, анализ, экономико-математическое моделирование.

 

Необходимость обеспечения населения продовольствием – это стратегическая задача каждого государства, которая в Российской Федерации за годы рыночных реформ приобрела исключительно значимый характер [2].

В Советском Союзе в основном обеспечивался рост объемов производства продовольственных товаров, на этой основе увеличивалось душевое потребление продуктов питания. Начиная с последнего десятилетия XX века, в России произошло резкое сокращение объёмов аграрной продукции. В условиях недостаточных объемов производства национальной продукции осуществляется широкая  интервенция импортных продуктов питания на российский рынок.

Цены на продукты увеличиваются из-за многочисленных посредников и отсутствия ценовой политики, покупательная способность населения недостаточна, чем определяется соответствующий спрос на внутреннем рынке. Особенно низким является потребление более калорийных и белково-содержащих продуктов на душу населения.

В такой сложной экономической ситуации крайне необходимо обосновать соответствующую рыночной экономике политику продоволь-ственного обеспечения населения, сформировав её с учетом особенностей конкретных регионов, используя, при необходимости, положительный зарубежный опыт.

С начала осуществления реформ многие существовавшие территориально-отраслевые связи и системы были разрушены, перед товаропроизводителями часто встает проблема реализации сельскохозяй-ственной продукции. В этой ситуации возникает необходимость обоснования и формирования региональной системы продовольственного обеспечения с учётом развития аграрного сектора экономики.

Итоги двадцатилетнего реформирования российской экономики показали, что полная саморегулируемость рыночных отношений невозможна в условиях экономической системы, которая по многим параметрам не готова к воспроизводственному развитию в  условиях переходного периода.

По существу, наблюдавшиеся длительное время ухудшение хозяйственных связей, спад производства, неэффективность использования ресурсов, рост безработицы и другие негативные явления стали, во многом,  следствием отказа государства от некоторых функций управления, в том числе, планирования, которое рассматривалось как основной элемент прежней административно-командной системы.

«Антиплановая идеология», проводимая реформаторами, совершен-но игнорировала то, что планирование – это, прежде всего, определение целей и путей их достижения, что это неотъемлемая составляющая управленческого процесса в любой экономической системе.

В современной экономике главной задачей является нахождение оптимального соотношения между управлением и саморегулируемым развитием,  здесь важно подобрать наиболее приемлемую форму определения параметров будущего развития, которая комплексно сочетает в себе необходимые инструменты и методы планового характера [3].

Особое значение в этой связи имеет прогнозирование с использованием нормативного метода, отношение к которому, как к основополагающему элементу планирования,  также было неоднозначным. При директивном планировании  разработке и использованию норм и нормативов уделялось большое внимание, как важнейшим регуляторам экономики.

В современных условиях нормирование не получило должного признания в управленческом процессе, во многом, из-за ассоциации его (как и планирования) с централизованной, командной системой управления экономикой.

Дело в том, что, несмотря на саморегулируемость и спонтанность своего развития, общество всегда стремилось к некоторой определенности направлений движения. Поэтому, прогнозирование и планирование в той или иной формах непременно существовало и существует в общественной жизни, во всех сферах бытия человека, в том числе в сфере экономических отношений.

Не используя преимуществ планирования, люди, предприятия, фирмы, государство были бы лишены четкого способа оценки цели или направления развития. Прогнозирование и планирование обозначают параметры и условия состояний будущего, создают информационную ясность, ориентирующую действия различных хозяйствующих субъектов в том или ином направлениях.

В истории российской экономики планирование достигло пика своей популярности в административно-командной системе, в основе которой функционировал жесткий детерминизм, как важнейшее условие эффективности системы. Директивное планирование пронизывало все сферы и уровни хозяйственного комплекса страны. Многие десятилетия предприятиям не нужно было определять цели и стратегии своего развития, решать какой продукт производить и в каком количестве, как выживать в конкурентной борьбе.

Переход к рынку, коренные изменения в отношениях собственности изменили характер и механизм планирования. На первых этапах переходного периода наблюдался полный отказ от планирования, как основополагающего элемента системы противостоящей рынку. Действительно, централизованное планирование (особенно в том виде, каким оно было в конце 80-х годов) имело ряд недостатков. Однако, обоснованно критикуя его, не стоило начисто отметать положительные стороны планирования.

Полная ликвидация планирования привела к распаду  общественного хозяйства, потере ориентиров, неэффективному использованию материально-технических и трудовых ресурсов, спаду производства, резкому росту безработицы. Отсутствие текущих и прогнозных планов и погоня за сиюминутной прибылью привели к необоснованному отказу от некоторых трудоемких и возможно временно, низкорентабельных отраслей и видов продукции, которые в перспективе привели бы к долговременному успеху и устойчивому подъему экономики.

Эти и другие негативные процессы явились следствием недооценки роли и значимости планирования в переходном периоде и потере управления на всех уровнях. Рассматривая содержательные характеристики прогнозирования и планирования, отметим, что данные: категории отличаются друг от друга, в том числе логическими формулами процесса выработки информации о будущем. Сущность прогнозирования определяется терминами: «вероятно, будет, должно быть».

Кроме того, различаются некоторые виды планирования и прогнозирования,  критерии, по которым они классифицируются. Например, среди видов планирования по форме воздействия выделяют директивное и индикативное, тогда как для прогнозирования применение данного критерия некорректно, так как оно носит в большей степени информационный характер, а не воздействующий.

Функции, выполняемые данными категориями несколько разнонаправлены, что связано с вероятностной природой прогнозирования с одной стороны и определенной (детерминированной) сущностной основой планирования – с другой.

Прогнозирование  посредством исследования, анализа, оценки и других функций нацелено на  выявление состояний среды, предсказание  будущего, вероятности достижения целей в условиях неопределенности. Поставленные цели обуславливают информационно-рекомендательный характер прогнозирования.

Планирование на основе балансировки ресурсов и потребностей, координации элементов системы, приспосабливая ее к условиям рынка, определяет параметры и мероприятия достижения заданного состояния (микро или макроэкономической системы) в будущем.

Прогноз многовариантен. Это связано с тем, что за период упреждения (время, на которое он рассчитывается) в исследуемых системах происходят различные изменения. Моделирование вариантов, процессов, событий, учитывающих возможность возникновения и направление  изменений, а также факторов, их вызывающих, позволяет обозначить сценарии будущего развития. Прогноз может иметь несколько сценариев, в том числе оптимистический, пессимистический, оптимально-реалистический. Сценарий устанавливает логическую последовательность возможных событий.

Оптимально-реалистический сценарий обычно закладывается в основу формирования плана. Происходит переход от обладания информацией к ее использованию. План – руководство к действию, он ориентирует на получение  заранее известного результата, который предварительно соизмерен с возможностями и ресурсами.

Несмотря на то, что прогнозирование и планирование не одно и то же, бесспорно и то, что между ними много общего. Общее в том, что они – взаимосвязанные части целостной системы построения эффективной модели будущего. Выше отмеченный момент перехода от знания к его использованию является одним из звеньев логической цепочки: гипотеза – прогноз – план.

Без предвидения невозможно эффективное управление. Это важнейшая часть управленческого процесса, как в общегосударственном масштабе, так и в управлении отдельным предприятием.

С точки зрения внешнего воздействия прогнозирование и планирование обретает новые формы, которые позволяют устранить противоречивость интересов разработчиков (государственных органов власти) и исполнителей (хозяйствующих субъектов). Одной из таких форм является индикативное планирование, которое базируется на системе индикаторов социально-экономического развития, то есть показателях определяющих динамику, структуру и эффективность экономики, состояние денежно-кредитного обращения, динамику цен, уровень жизни населения и т.д.

В современных условиях  индикативный подход является объективно-закономерным проявлением системы предвидения, так как оно одновременно соединяет в себе три важнейших элемента: концептуальный (концепцию социально-экономического развития); прогнозный (прогноз социально-экономического развития); планово-регулирующий элемент (систему экономических регуляторов и государственные целевые комплексные программы).

Рекомендательный и ориентирующий характер индикативного подхода позволяет вписывать деятельность предприятий, активно функционирующих на рынке, в общее направление общественного развития, посредством влияния на параметры экономического поля, в рамках которого они действуют.

Следует отметить, что некоторые виды прогнозирования и планирования имеют общую методическую основу. Например, методы математического моделирования и нормативные методы, используемые в формализованном прогнозировании, являются инструментами, применяемыми и в процессе  планирования.

Однако нельзя не заметить, что существуют отдельные методы, которые по определению не могут быть использованы в несоответствующих процессах. Так, интуитивный метод не может быть применим в планировании, а программно-целевой на практике в основном применяется лишь в планировании.

Так или иначе, существование единой методической основы еще раз доказывает тесную взаимосвязь прогнозирования и  планирования, которые в совокупности своих видов и форм являются отдельными элементами, единой системы определения будущего.

Логически продолжая друг друга, они образуют единую цепь, наличие всех звеньев которой сводит к минимуму риск принимаемых решений, повышает реалистичность и точность планов, следовательно, максимально увеличивая эффективность управления в экономических системах.

Бесспорно, что вследствие того, что процессы управления в макро- и микроэкономических системах взаимосвязаны, можно констатировать и взаимозависимость их систем предвидения: прогнозирования и планирования. Понятно, что в условиях директивно-плановой экономики эти зависимости носят жестко детерминированный линейный характер, в условиях рыночной экономики косвенный, нелинейный характер.

Сущность индикативного подхода заключается в следующем. Органы государственного управления, с учетом тенденций, наблюдающихся в мировом и национальном хозяйстве, анализируя условия и потенциальные возможности (в том числе, ресурсные), определяют направления будущего социально-экономического развития страны, параллельно оценивая необходимость изменений (учитывающих новые потребности, мотивации и реакцию на эти изменения экономических субъектов) в существующем хозяйственном механизме или в его отдельных элементах для обеспечения максимальной эффективности управления.

На этой основе процесс предвиденья из фазы предположений переходит в фазу прогнозирования возможного развития и достижения заданных ориентиров развития при условии обеспечения соответ-ствующими ресурсами и инструментами реализации. На этой стадии рассматриваются различные, сценарии. Выбор наиболее реалистического сценария можно считать переходом к следующей фазе окончательной конкретизации целей и параметров, выбора стратегии, отражаемой в разрабатываемых концепциях, программах и планах развития.

Отдельные предприятия, организации, фирмы, представляющие микро- уровень находятся в сфере регулирующего воздействия органов государственной власти. Действуя в рамках макрополя, основные параметры развития которого обозначаются  в процессе макропред-видения, они стремятся адаптироваться к создающейся экономической среде и использовать изменение ее условий для реализации собственных целей, удовлетворения собственных потребностей.

Анализируя и отслеживая информацию  о предполагаемых направлениях развития страны, о ситуации  на мировых ранках, экономические субъекты наряду с выдвижением предположений о возможных изменениях во внешней сфере, прогнозируют варианты собственного поведения в будущем. При обозначившейся определенности направлений развития и механизмов реализации, выработанных на макроуровне  стратегий, возникает их соответствующая реакция.

Происходит выбор стратегии развития в определенном направлении: сворачиваются либо сужаются неэффективные виды деятельности, расширяется перспективный бизнес, появляются новые виды и формы экономической деятельности, меняется тактика поведения хозяйствующих субъектов. Здесь, на стадии реализации избранной стратегии, текущее (оперативное) планирование становится главной функцией внутри-фирменного управления.

Таким образом,  взаимовлияние макро- и микросистем предвидения проявляется, во-первых, в направляющем воздействии первой (посредством научной постановки целей предстоящего развития, выработки механизмов, обеспечивающих их достижение) первой, на определение целевых параметров, норм экономического поведения второй системы в будущем. Следует отметить, что целеполагание  и рациональная мотивация деятельности хозяйствующих субъектов, их видение путей собственного развития во многом определяются рамками общегосударственной системы предвидения.

Наряду с понятиями, характеризующими сущностные характерис-тики региональной продовольственной политики и соответствующих уровней обеспеченности и безопасности, имеются термины, фиксирующие лишь их  видимость, поверхность, то есть выражающие в относительно рационализированном виде иллюзии обыденного сознания.

Поэтому все большее понимание находит среди исследователей данной области мысль о том, что практика продовольственного обеспечения крайне нуждается в идеологии, которая бы достаточно четко и полно объясняла смысл продовольственной политики, которую нужно проводить, учитывая сложившуюся экономическую ситуацию.

В связи с этим, необходимо из множества угроз национальной экономике  выявить те, которые оказывают наиболее сильное воздействие на нормальное состояние и функционировании. Можно обозначить ряд наиболее серьезных современных угроз: низкий уровень производства и потеря рынков; «утечка мозгов» и технологическое отставание; угрозы в социально-демографической сфере; опасность утраты продовольственной независимости, низкое качество пищевой продукции и водных ресурсов; криминализация экономики.

Экономическая политика государства имеет сложную внутреннюю структуру, в которой можно выделить три  важных элемента, к которым относятся экономическая независимость, стабильность, устойчивость и последовательность в развитии  национальной экономики, её способность к саморазвитию и прогрессу.

Экономическая независимость  означает необходимость контроля за национальными ресурсами, достижение такого уровня производства, эффективности и качества продукции, который обеспечивает её конкурентоспособность и позволяет на равных правах участвовать в мировой торговле, кооперационных связях и обмене научно-техническими достижениями.

Стабильность, устойчивость и последовательность в развитии  национальной экономики предполагают защиту собственности во всех её формах, создание надежных условий и гарантий для предпринимательской активности, сдерживание факторов, способных дестабилизировать ситуацию (борьба с криминальными структурами в экономике, недопущение серьезных разрывов в распределении доходов, грозящих вызвать социальные потрясения и т. д.).

Способность к саморазвитию и прогрессу крайне важна в современном, динамично развивающемся мире. Создание благоприятного климата для инвестиций и инноваций, постоянная модернизация производства, повышение профессионального, образовательного и общекультурного уровня работников становятся необходимыми и обязательными условиями устойчивости и развития национальной экономики.

Структурным элементом экономической политики является продовольственная, предполагающая, во взаимосвязи с продоволь-ственным обеспечением и продовольственной безопасностью, осуществление права доступа всех слоев населения к продуктам питания. Региональная продовольственная политика, являясь логическим продолжением федеральной продовольственной политики, направлена на удовлетворение соответствующих потребностей населения. В связи с этим, региональную продовольственную политику можно рассматривать как систему направлений эффективного функционирования и взаимодействия бизнес-партнеров в сфере регионального АПК, методов стимулирования и регулирования агропромышленного сектора экономики, формирования системы регионального продовольственного обеспечения.

Терминологически продовольственное обеспечение характеризует процесс обоснования, количественного расчета и покрытия потребностей  производителей в АПК в необходимых ресурсах не только для выживания и недопущения чрезвычайной продовольственной ситуации, но и устойчивого развития с целью обеспечения населения продуктами питания.

Чрезвычайная продовольственная ситуация это – ситуация, при которой обеспечение населения жизненно важными продуктами питания  в соответствии с физиологическими нормами питания находится под угрозой на всей или значительной части  региона, и в которой данная угроза может быть устранена только посредством применения мер специального государственного регулирования.

Обобщая вышесказанное,  можно сделать вывод что, продовольственное обеспечение региона представляет собой сово-купность внутренних и внешних условий, благоприятствующих формированию стабильного и  эффективного регионального продоволь-ственного рынка способного удовлетворять потребности населения, обеспечивать необходимую конкурентоспособность, гарантирующую от различного рода угроз и потерь.

Продовольственная безопасность – это соответствие состояния АПК и жизнедеятельности населения пороговым значениям экономических показателей, несоблюдение которых препятствует нормальному развитию различных элементов воспроизводственного процесса, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в  продовольственном секторе экономики.

Вследствие этого, продовольственная политика и продоволь-ственное  обеспечение, должны соотноситься с безопасностью как критерием возможного выживания человеческой популяции. Сущность продовольственной политики реализуется в системе индикаторов, имеющих количественное выражение, что позволяет заблаговременно сигнализировать о грозящей опасности и предпринимать меры по её предупреждению.

Можно сделать вывод, что за пределами значений индикаторов экономика аграрного сектора теряет способность к динамичному саморазвитию, конкурентоспособность на внешних и внутренних рынках, становится объектом экспансии иностранных монополий, разъедается язвами коррупции и криминала, страдает от внутреннего и внешнего грабежа национального богатства.

При этом динамика и современное состояние объекта исследуются с помощью системы показателей, которые сопоставляются с целью. Отклонение фактического состояния от целей является патологией, которую необходимо исправлять или устранять. Желаемое состояние объекта характеризуется с помощью специальных параметров, которые в силу сложности социально-экономических явлений и процессов не могут быть однозначными.

Для их обоснования применяются рациональные нормы потребления отдельных видов пищевой продукции на душу населения, расчетные и прогнозные показатели, характеризующие величину искомой цели (по тому или иному признаку), экспертные оценки, характеристики лучших эконо-мических субъектов, потенциальных возможностей на основе ретроспективного или факторного анализа.

Целесообразно использовать следующий подход к формированию критериев и индикаторов расширенного воспроизводства. Прежде всего, выделяются критерии  социально-экономических преобразований, которые характеризуют  основные направления развития АПК. К ним можно отнести критерии развития производства, эффективности рыночных преобразований (с паритетом цен на сельскохозяйственную, промышленную и пищевую продукцию), способности к инвестиционной деятельности, эффективности социальных преобразований, обеспечения населения продуктами питания. Направления развития определяются системой указателей (индикаторов) с соответствующими целевыми ориентирами развития. В свою очередь индикаторы характеризуются конкретными социально-экономическими показателями - по отраслям и видам продукции, ресурсам и т.п.

Земли, используемые землепользователями, занимающимися сельскохозяйственным производством (в виде сельскохозяйственных угодий, пашни и кормовых угодий), распределяются по сельскохозяйственным организациям, крестьянским (фермерским) хозяйствам, индивидуальным предпринимателям, а также находятся в личном пользовании граждан, включая личные подсобные хозяйства (приусадебное землепользование), коллективные и индивидуальные сады и огороды.

Формы хозяйствования в аграрном секторе экономики включают сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальных предпринимателей, хозяйства населения. Организационно-правовые типы предприятий разнятся в зависимости от форм собственности (государственной, муниципальной, частной и др.), открытых и закрытых акционерных обществ и т.п.

В системе факторов сельскохозяйственного производства выделяются природные ресурсы, материально-техническая база, инвестиции в основной капитал, органические и минеральные удобрения, поголовье скота и птицы, уровень, качество и структура кормления животных, характеристики интенсивности производства и другие, включая структурный фактор.

В зависимости от наличия сельскохозяйственных угодий и поголовья животных, продуктивности земли и скота, с учётом использования имеющихся факторов, по субъектам хозяйствования разнятся объёмы производства и продаж продукции, характеристики прибыльности производства. На региональном уровне выделяются и анализируются по видам продукции продовольственные балансы, с учётом ресурсов и их использования.

Деятельность регионов (региональный уровень) по реализации целей продовольственной политики может включать в себя следующие этапы:  анализ имеющихся или предполагаемых проблем;  разработку комплекса мер по выходу региона из зон угроз для региональной продовольственной безопасности; контроль за исполнением принимаемых решений; экспертизу принимаемых решений по финансовым и хозяйственным вопросам с позиций экономической эффективности.

В стране разработан комплекс законодательных документов продовольственного обеспечения, которые регулируют права человека на выбор товара, информацию о его свойствах, качество и безопасность пищевых продуктов, поиск защиты в случае нарушения прав - в настоящее время в России действует более 20 соответствующих нормативных актов федерального значения. Однако данное законодательство не сведено в единую систему (доктрину). Необходимым является также кодификация данных юридических норм, правил, законов.

Разумеется, что удовлетворение потребностей населения в продовольствии в первую очередь зависит от уровня доходов и их распределения между различными социальными группами.

Основными принципами формирования набора продуктов питания, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, являются: удовлетворение потребности социально- демографических групп населения в пищевых веществах исходя из химического состава и энергетической ценности продуктов питания;  сложившаяся структура питания с учетом фактического потребления продуктов в семьях; выбор продуктов, позволяющих организовать здоровое питание при минимальных затратах.

Так, по Кабардино-Балкарской Республике фактическое потребление ряда продуктов питания в 2009г., по сравнению с 1990  году снизилось, особенно молочных и яиц. При этом возросло потребление сахара, картофеля, и, особенно, овощей [4].

Таким образом, КБР является избыточным регионом Российской Федерации по производству и потреблению картофеля и овощей. В то же время, из-за снижения объемов производства сельскохозяйственной продукции, регион является дефицитным по производству и потреблению мясной и молочной продукции. Дефицит по этим товарам покрывается за счет ввоза из других регионов, чем порой и объясняются резкие колебания цен на них.

Одним из ключевых вопросов развития сельского хозяйства регионов, требующих скорейшего разрешения, является обеспечение хозяйств сельскохозяйственной техникой. Система снабжения, имевшая место во времена плановой экономики, в настоящее время дает сбои, поскольку не учитывает рыночные взаимоотношения сторон.

Для скорейшего оздоровления ситуации в сфере АПК необходимо решить ряд задач:

а) найти способ оздоровления аграрного сектора российской экономики, опираясь на нетрадиционные, нецентрализованные методы привлечения инвестиций в сельское хозяйство, используя рыночные рычаги повысить эффективность сельского хозяйства, обновить технику;

б) принципиально изменить технологии производства сельскохозяйственных культур, опираясь на международный опыт существенно повысить производительность земель, обеспечить крестьянские хозяйства продуктами агрохимии, повысить отдачу угодий;

в) подготовить кадры механизаторов, менеджеров, овладевших опытом работы, накопленным в сельском хозяйстве развитых стран;

г) создать условия для распространения полученного в ходе реализации проекта опыта, многократно тиражировать МТС в различных районах Ставропольского края;

д) создать условия для производства высококачественной сельскохозяйственной техники на территории Ставропольского края;

е) определить и апробировать пути привлечения и источники инвестиций в аграрный сектор экономики Ставропольского края;

ж) внедрять элементы госзаказа на основе конкурса в структуру АПК.

Существует несколько решений настоящей проблемы:

1. Воссоздавать отечественное производство сельскохозяйственной техники, восстанавливая прежние предприятия. Изыскивать значительные кредитные ресурсы как внутренние, так и внешние для обеспечения производства и сбыта продукции. Однако, технологии производства не изменялись длительное время, абсолютное большинство заводов не в состоянии производить конкурентоспособную технику. Взаимные долги, неплатежи, отсутствие оборотных средств, затруднения в сбыте готовой продукции вынуждают предприятия работать вполсилы. Выделяемые бюджетные ассигнования не позволяют обеспечить нормальный производственный процесс, осуществить реконструкцию предприятий для производства новой сельскохозяйственной техники, организовать удобную потребителю поставку техники.

2. Другой путь - приобретать на лизинговой основе новейшую, лучшую технику, используя кредиты, предоставленные финансовыми институтами государств, где эта техника произведена, организовывать на их базе комплексные механизированные колонны, позволяющие осуществлять полный цикл работ от вспашки до уборки и хранения урожая. За счет повышения производительности сельскохозяйственного производства добиваться экономической обоснованности и окупаемости проектов. Рассчитываться по кредитам предполагается или готовой продукцией, или деньгами после реализации урожая, как правило, на фьючерсной основе.

Безусловно, первый вариант является более привлекательным, поскольку дает возможность развиваться отечественной промышленности, но ныне является менее реалистичным, поскольку бюджетные ассигнования в этой отрасли сведены к минимуму, а другой источник финансирования найти весьма сложно. Несбалансированный бюджет не может предоставить достаточных средств для разработки и производства качественной сельскохозяйственной техники и не в состоянии будет это сделать еще долго.

Исходя из вышесказанного, одним из реальных путей оздоровления ситуации в аграрной сфере экономики является создание комплексных механизированных колонн - аграрных Механизированных Технологических Станций на базе лучших образцов отечественной и зарубежной техники.

Целесообразно, чтобы МТС, как юридическое лицо, было образовано на базе объединения аграрных товаропроизводителей, имеющих землю для хозяйственных нужд на правах долгосрочной аренды. Экономическая целесообразность работы на арендованной земле, по сравнению с простым оказанием услуг по всему комплексу работ, заключается в значительных налоговых льготах, предоставляемых производителям аграрной продукции. В конечном счете, уплата налогов, перечисляемых в местный и федеральный бюджеты, может сводиться к уплате подходного налога с частных лиц и платежам во внебюджетные фонды.

МТС представляет собой предприятие, владеющее комплектом оборудования для обеспечения полного перечня работ на земле, хранения и частичной переработки полученного урожая. Это автономно функционирующая ячейка или своего рода “оазис” высокопроизводи-тельного труда, который может многократно тиражироваться при условии достаточного финансирования.

Цель активного внедрения МТС— создание машинно-технологических станций, интегрированных с аграрными товаропроизводителями всех форм собственности, финансово-кредитными и страховыми учреждениями, трастово-лизинговыми компаниями, организациями агроснаба, предприятиями регионального машиностроения в единую финансово-промышленную группу (ФПГ) на принципах самофинансирования и самоокупаемости, при использовании внебюджетных источников финансирования и государственной поддержке создаваемой системы через финансовый лизинг и другие формы.

На сельхозугодиях, обрабатываемых с помощью МТС, на мини-производствах предусматривается отрабатывать инновационные технологии сельхозпроизводства, переработки продукции с помощью малых внедренческих предприятий.

Основной задачей МТС является освоение высокоэффективных технологий вспашки, культивации, сева, внесения удобрений, уборки урожая, заготовки кормов, переработки сельскохозяйственной продукции и т.д. Как известно, для подобных работ характерна сезонность выполнения, составляющая 60—80% годового фонда рабочего времени. Сезонность обусловливает простои, непроизводительное использование материаль-ных и трудовых ресурсов, снижение рентабельности. В связи с этим для обеспечения рентабельной работы МТС крайне важно добиться постоянной загрузки техники, в том числе цикловым методом с учетом зональных условий по мере созревания урожаев.

Следует выделить две группы программ продовольственной политики: первая - федерального и регионального уровней и вторая - уровня контрагентов.

Программа на федеральном и региональном уровнях может предусматривать ряд мероприятий.

1. Дотации на проведение отдельных работ по производственному обслуживанию, имеющих важное государственное значение. Прежде всего, в данном случае имеются в виду работы по сохранению и улучшению плодородия почв.

2. Льготное кредитование конкретных программ (к таким программам могут быть отнесены агрохимические и гидромелиоративные работы, а также работы, имеющие важное значение для конкретного региона).

3. Распространение налоговых льгот, предоставляемых сельскохозяйственным товаропроизводителям, на предприятия, в объеме работ которых услуги сельскохозяйственным товаропроизводителям составляют долю, не ниже обусловленной.

4. Принятие необходимых государственных и региональных актов. способствующих переходу собственности обслуживающих предприятий к сельским товаропроизводителям. Чтобы избежать социальной напряженности, которая может при этом возникнуть, наиболее реально осуществить вторичную эмиссию акций обслуживающих формирований путем. Этот вариант позволит выявить необходимость функционирования обслуживающих формирований в рамках АПК.

5. Выкуп обслуживающих предприятий в муниципальную собственность с целью перепродажи в перспективе сельскохозяйственным или иным заинтересованным лицам, а также построения экономического механизма их функционирования, исходя из интересов региона.

Программа на уровне контрагентов может быть следующей.

1. Создание объединений сельскохозяйственных и обслуживающих формирований с разной степенью самостоятельности. Формы объединений определяются степенью и организацией централизации совместных управленческих функций.

Такой подход объясняется тем, что факт принадлежности контроль-ного пакета акций сельским товаропроизводителям или производителям средств производства еще не означает, что экономическая политика данного предприятия будет определяться ими, поскольку наличие значительного числа владельцев небольшого числа акций, их удаленность от предприятия, совладельцами которого они являются, недостаточная информированность и заинтересованность могут привести к тому, что величина контрольного пакета акций станет существенно ниже 50%.

Необходимая система продовольственного обеспечения в регионах включает различные формы предпринимательства (крупные, средние и мелкие), формы хозяйствования  (в том числе, сельскохозяйственные организации, крестьянские, фермерские хозяйства и индивидуальных предпринимателей), интегрированные и корпоративные структуры.

Важными структурными элементами являются селекционно-семеноводческий центр (формирующийся в Кабардино-Балкарской Респуб-лике на базе Кабардино-Балкарской государственной сельскохозяй-ственной академии, других научных и опытных организаций и учреждений), впервые создающийся на юге страны селекционно-племенной центр по искусственному осеменению и трансплантации эмбрионов, а также необходимая система машинно-технологических станций.

В рамках формирующегося агропромышленного комплекса региона, наряду с собственно сельским хозяйством, активно развивается перерабатывающий сектор (по производству конечной пищевой продук-ции), а также оптовая и розничная торговля продовольственными товарами. Кроме этого, необходимо восстановление на новом качественном уровне заготовительной системы потребительской кооперации.

Государственный рынок товаров, услуг и НИОКР функционирует посредством особого хозяйственного механизма размещения, управления и выполнения федеральных  заказов, для нужд государственного потребления, встроенного в общую систему государственного регулирования экономики. Этот механизм уже рассматривался некоторыми учеными и получил название  Федеральной Контрактной Системы (ФКС).

Федеральная контрактная система - это сложное переплетение хозяйственных связей между государством и частным капиталом, которая возникла под воздействием потребности в ускорении темпов научно-технического прогресса, необходимости наращивания научно-технического потенциала, а также усиления воздействия государства на социально-экономические процессы.

Основными механизмами государственного регулирования и программирования развития экономики, науки и техники, а также решения социальных проблем общества  должны выступать федеральный (государственный) бюджет, федеральная (государственная) налоговая система и федеральная контрактная система. Эти три хозяйственных механизма составляют «триаду» - фундамент здания государственного управления, опираясь на которые государство сможет осуществлять свои главные экономические функции и государственное хозяйствование.

Федеральная налоговая система служит инструментом сбора и поступления доходов в государственную казну; планируемый и программируемый федеральный бюджет (ППБ) – инструментом аккумулирования и перераспределения государственных доходов в различные сферы национальной экономики; ФКС – инструментом реализации средств государственной казны в экономике страны в виде контрактов на товары и услуги для нужд государственного потребления. ФКС также служит в руках государства главным инструментом регулирования и управления рынком товаров и услуг. Современная постиндустриальная экономика буквально пронизана контрактными отношениями. В этой связи она, безусловно, может быть определена как контрактная экономика.

Применительно к нашей стране, можно говорить лишь о формировании элементов федеральной контрактной системы: в 1992 и 1994 годах были приняты Законы  о поставках продукции для федеральных государственных нужд, в Гражданском кодексе существует раздел «Поставка товаров для государственных нужд», однако все эти документы не носят в полной мере рыночного характера и не предусматривают обязательного проведения конкурсов на закупку това-ров, а, в значительной степени, базируются на таком рудименте планово-распределительной системы, как госзаказ.

Переход от создания элементов контрактной системы в виде конкурсных торгов до ее развертывания в полном объеме сложен и противоречив и во многом отягчается российской спецификой переходного периода.

Значимость и необходимость разработки федеральной контрактной системы и формирования цивилизованного государственного рынка как важнейшего элемента  рыночной инфраструктуры не нашли отражения ни в одной программе правительства РФ. Это обусловлено тремя причинами.

Первое – отсутствие концепции формирования общегосудар-ственного рынка товаров и услуг и НИОКР, федеральной контрактной системы – как механизма его регулирования, адекватного нормативного обеспечения и организации ее развертывания. Вторая – откровенная незаинтересованность и неподготовленность государственного аппарата. Третья – отсутствие разработанных и апробированных механизмов коммерческой реализации товаров, услуг и НИОКР, создаваемых за деньги казны.

Между тем, без введения ФКС невозможно снять такие болевые точки нашей экономики и социальной жизни, как реконструкция ВПК (иначе средства, выделяемые на оборонные нужды, будут уходить в песок), обеспечение страны продовольствием и развитие села, реальная поддержка малого бизнеса, северный завоз и т.д.

Без государственного регулирования экономики в России невозможно обеспечить стабильное, поступательное развитие, и оно должно строиться на основе использования федеральной контрактной  с учетом общегосударственных и национальных потребностей. Масштабы и формы государственного программирования  и планирования диктуются  интересами общественного развития: усиление эффективности и конкурентоспособности капитала и производства, развитие экономики, науки и техники, повышение благосостояния нации, обеспечение национальной безопасности, места и роли страны в мировом хозяйстве. Эти формы также будут определяться соотношением экономической роли государственного и частного секторов, двух взаимодействующих партнеров в создании национального богатства страны, их вклада в ВВП.

Можно полагать, что ФКС РФ как важнейший и неотъемлемый документ государственно-хозяйственного комплекса будет включать в свою структуру следующие компоненты:  административно-управленческий механизм; экономико-правовой механизм; материальные ресурсы государственного бюджета.

Можно с полным основанием сказать, что постепенное развертывание ФКС обеспечит единство финансово-экономической, научно-технической, инновационной и промышленной политики государства в восстановлении и реконструкции на кардинально иной постиндустриальной основе нашего промышленного, научно-технического и экономического потенциала, а также будет способствовать более эффективной экономической, научно-технической и промышленной интеграции России в мировое хозяйство.

Официально поставщик должен быть определен на конкурсной основе, что обеспечило бы государству наиболее выгодные условия сделки. Однако, на практике лишь часть заказов размещается на конкурентной основе, а это значит, что государственные закупки выполняют также функции завуалированного инструмента оказания помощи тем или иным структурным элементам экономики, то есть их субсидирования.

Практика федеральных закупок и государственные меры в области НИОКР и закупок в совокупности смогут образовать промышленную политику в области новейшей техники и технологии. Государственная промышленная политика в отношении новейших отраслей основана на применении целевого подхода, а именно выборочном использовании государством отдельных инструментов для укрепления конкурентоспособности той или иной отрасли. Часто она представляет собой сочетание мер фискальной политики и торгового протекционизма, применяемых с разной степенью интенсивности. В ряде случаев правительство стимулирует процесс концентрации  производства с тем, чтобы увеличить экономию на масштабах производства, уменьшить дублирование или повлиять на общее направление развития.

В целях удовлетворения потребностей региона в сельскохозяй-ственной продукции, сырье и продовольствии разумным видится создание региональных продовольственных фондов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия.

Региональный продовольственный фонд - это сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие, закупленные за счет средств краевого бюджета и привлекаемых для этих целей внебюджетных источников.

Перечень, объемы закупок и поставок сельскохозяйственных продукции, сырья и продовольствия в региональный продовольственный фонд могут определяться Правительством РФ в рамках единой федеральной контрактной системы или Правительством региона и формируются на основе договоров с сельскохозяйственными товаро-производителями в пределах средств, предусмотренных на эти цели в краевом  (федеральном) бюджете.

Закупка в региональный продовольственный фонд произведенных на территории региона сельскохозяйственных продукции, сырья и продовольствия в пределах установленных квот должна осуществляется по договорным ценам, но не ниже уровня гарантированных цен, определяемых Правительством региона. Кроме того, важным является привязка закупочных цен к себестоимости продукции. Во всяком случае, цена при закупке не должна быть ниже, чем себестоимость.

В рамках определяемой контрактной системы, государственные органы (государственные региональные), продовольственные фонды заключают договора с сельским товаропроизводителями на стабильную по годам закупку определенного количества и качества той или иной сельскохозяйственной продукции. Логичным видится следующий механизм контрактации. В контракте (договоре) предусматривается закупка продукции на основании авансового платежа по факту с дальнейшим перерасчетом и выплатой разницы в сравнении с летне-осенними (июль - октябрь) биржевыми ценами.

Думается, что необходимо законодательно регулировать продажу сельскохозяйственной продукции в рамках биржевой торговли. Это позволит резко снизить теневой оборот, ввести в действие действительно рыночные механизмы, стабилизировать и укрепить экономическую инфраструктуру сельскохозяйственных предприятий.

Важным вопросом в рамках контрактной системы формирования продовольственных фондов является обоснование цен. Существенным вопросом здесь является обоснование необходимых нормативных характеристик и обоснование цены. Очевидно, что нормативная себестоимость должна быть дифференцированной с учетом конкретных условий сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Вместе с тем, единой должна быть методика расчета на основании условно-постоянных (независимых от объемов продукции) и условно-переменнных (в расчете на единицу продукции) затрат. Эти расчеты должны выполняться на основе типовых технологических карт, адаптированных к конкретным условиям предприятий (нормы выработки в зависимости от размеров полей), механического состава почвы и т.п.

Необходимо выделить также понятие «гарантированная цена». Гарантированная цена на сельскохозяйственную продукцию, сырье и продовольствие применяется в случае, если средняя рыночная цена ниже гарантированной. Гарантированная цена должна обеспечить сельскохозяйственным товаропроизводителям, с учетом прочих форм государственной поддержки, получение доходов, достаточных для расширенного воспроизводства, в соответствии с целями, определяемыми экономической политикой Правительства РФ (региона).

Целесообразно, чтобы в каждом регионе обоснование нормативной себестоимости и закупочных цен осуществлялось научно-исследовательскими институтами или ВУЗами системы сельского хозяйства.

В рамках такого подхода осуществляются также расчеты коммерческих издержек с учетом местоположения сельскохозяйственных предприятий, расстояния до пунктов заготовки продукции, качества дорог. Нормативный уровень рентабельности целесообразно определять на основе среднемноголетних данных (например, за последние пять лет) по природно-экономическим зонам регионов.

Предложенный механизм формирования контрактной системы и обоснования закупочных цен (80% которых, в случае авансового варианта расчетов,  должны оплачиваться сельскохозяйственному товаропроизво-дителю по факту реализованной продукции) позволит аграрным предпри-ятиям иметь достаточные доходы для эффективного ведения произ-водства, обеспечить стабильность экономических отношений и хозяйствования, формировать необходимые государственные федераль-ные и региональные фонды.

Экономическая теория утверждает, что душевое потребление продуктов питания, прежде всего, зависит от доходов населения и цен. При прочих равных условиях, чем выше доходы, тем больше потребительские расходы, в том числе, на белковую и более дорогую продукцию. И, наоборот, с ростом цен потребление пищевой продукции, особенно животного происхождения, снижается.

Однако, конкретные параметры таких зависимостей различны не только по тем или иным видам продовольственных товаров, но также по регионам, даже муниципальным образованиям субъектов Федерации. Знание конъюнктуры и потенциала того или иного рынка необходимо для изучения продуктовой эластичности спроса и предложения, а также прогнозирования соответствующих трансформаций.

Вместе с тем, проведение таких расчётов затруднено вследствие существенных инфляционных изменений в динамике, несопоставимости во времени номинальных характеристик, как доходов населения, так и цен на продукты питания.

Для устранения такой несопоставимости предложена методика, включающая ряд этапов исследования. На первом этапе, исходя из фактических среднедушевых денежных доходов населения и физических индексов реальных располагаемых доходов, определяются сопоставимые доходы населения в оценке по 2009г.

Логика этих расчётов базируется на методологии использования цепных физических индексов для сопоставимых ретроспективных вычислений. Если номинальные среднедушевые доходы населения КБР в 2009г. составили 9612,3 руб. в месяц [1], а физический индекс их изменения в 2009г., по сравнению с 2008г., равен 99,1%, то соответствующие сопоставимые доходы 2008г. равны 9699,6 руб. (9612,3/99,1*100).

Аналогичные расчёты выполнены по республике за 1995-2009гг., как по отдельным годам, так и скользящим пятилетним периодам. В итоге, в 1995г. сопоставимые среднедушевые доходы населения составили 3438,2 руб. в месяц, при 9612,3 руб. в 2009г. Таким образом, за анализируемый период доходы населения КБР возросли в 2,795 раз.

Изучение полученного динамического ряда позволяет сделать определённые выводы. После большего значения в 1995г. сопоставимые среднедушевые доходы населения по существу последовательно снижались вплоть до 1999г. (2987,5 руб.), тогда как далее наблюдается существенный рост с определённой стабилизацией в 2008-2009гг. (9699,6 и 9612,3 руб.) в связи с вхождением экономики республики в кризисную фазу развития.

На втором этапе исследования конъюнктуры продовольственного рынка в регионе определяются сопоставимые цены по отдельным продуктам, также в оценке по 2009г. Для этого, с одной стороны, использованы сопоставимые доходы населения, с другой стороны, характеристики покупательной способности среднедушевых доходов населения, которые значительно разнятся в динамике.

Если в 1995г. имеющиеся среднедушевые доходы населения позво-ляли приобрести 27 кг мясной продукции, то в 2009г. 55 кг, соответственно, молока 163 и 395 кг, яиц 724 и 3092 штук, сахара 76 и 346 кг, масла растительного 45 и 168 кг, картофеля 154 и 583 кг, овощей и бахчевых 176 и 754 кг, хлебных продуктов 190 и 414 кг.

Очевидно, что частное от деления сопоставимых доходов на покупательную способность позволяет определить в динамике параметры сопоставимых цен по конкретным продуктам питания, например, мясной продукции в 1995г. 127,3 руб./кг (3438,2/27), в 2009г. 174,8 руб./кг (9612,3/55).

Более наглядные тенденции развития наблюдаются по скользящим средним, что позволяет сделать ряд выводов. Во-первых, среднедушевые доходы населения, после некоторого снижения в  1996-2000гг., далее последовательно возрастают.

Во-вторых, цены на молочную и хлебную продукцию, после соответствующего первичного уменьшения до 2000-2004гг. и 1998-2002гг., потом непрерывно увеличиваются. В-третьих, по мясной продукции очевидно непрерывное повышение цен.

В-четвёртых, по яйцам, а также овощам и бахчевым, после начального периода снижения цен, в последние годы наблюдается их определённая стабилизация. В-пятых, для сахара и картофеля характерна кубическая тенденция развития, так как, после начального снижения и последующего роста в 1999-2003гг., далее осуществляется их некоторое снижение, со специфической стабилизацией в последние годы.

В-шестых, несколько иная динамическая тенденция наблюдается по растительному маслу, где выделяется три этапа развития:  первый – роста, вплоть до 1999-2003гг.; второй – снижения, до 2003-2007гг.; третий – стабилизации в последние периоды.

В-седьмых, как показывают расчёты, по различным видам пищевой продукции резко разнится стоимость 100 ккал, по которой анализируемые продукты находятся в определённом ранжированном ряду: мясные (7,2 руб.), яйца (6,05 руб.), молочные (4,37 руб.), овощи и бахчевые (4,25 руб.), картофель (2,19 руб.), хлебные (1,05 руб.), сахар (0,768 руб.), растительное масло (0,638 руб.).

Как видно, более дорогими являются белковые продукты животного происхождения (прежде всего, мясные), меньшая стоимость характерна для углеводистых продуктов (особенно для растительного масла и сахара). Различия по полярным видам продукции, то есть, мясной и растительному маслу, превышают 11 раз.

Вместе с тем, данные по динамике сопоставимых цен основных продуктов питания не позволяют в целом, по пищевому рациону, судить об уровнях и трансформации ценового фактора. Для его интегральной оценки разработана технология, учитывающая среднедушевые уровни потребле-ния конкретных продуктов питания и их сопоставимые цены по региону в динамике.

В рамках этой технологии вначале рассчитаны нормализованные характеристики по годам среднедушевых уровней потребления и их сопоставимых цен, в процентах к среднегодовым параметрам этих показателей по конкретным видам продукции.

Исходя из этого, посредством определения средневзвешенных значений (на основе суммирования произведений исходных нормализо-ванных характеристик и деления полученных сумм по годам на сумму нормализованных параметров потребления продуктов питания), рассчитываются сопоставимые баллы ценового фактора, отражающего питание населения КБР в динамике.

Проведенные, на основе предложенной технологии, расчёты показывают, что за анализируемые 1995-2009гг. интегральные характеристики ценового фактора колеблются от 112% в 1999г. и 110% в 1995г. до 92% в 2000г. и 2004г., в рамках нормализованной оценки динамических трансформаций потребления продуктов питания населением в регионе.

О зависимости среднедушевого потребления продуктов питания от доходов населения и ценового фактора свидетельствует аналитическая группировка за 1995-2009гг. по Кабардино-Балкарской Республике, в которой приводятся три группы лет со среднедушевыми годовыми доходами: до 45 тыс. руб./чел., от 45 до 80 тыс. руб./чел. и свыше 80 тыс. руб./чел.

С увеличением среднедушевых доходов населения с 39,2 тыс. руб./чел. в первой группе до 105,7 тыс. руб./чел. в третьей группе наблюдаются существенные, разнящиеся по анализируемым продуктам питания, закономерности их потребления. Единственным видом продовольственных товаров, потребление которых возрастает увеличивающимися темпами (от 33,8 кг/чел. в первой группе до 37,2 кг/чел. во второй и 45,3 кг/чел. в третьей группе), является мясо.

По большинству видов продукции (к которым относятся яйца, сахар, картофель, овощи и бахчевые) потребление значительно возрастает во второй группе, при существенно меньшем увеличении в третьей группе. Таким образом, с ростом среднедушевых доходов населения от 62,5 тыс. руб. (5208 руб. в месяц) до 105,7 тыс. руб. (8808 руб. в месяц), потребление этих продуктов замедляется, что позволяет сделать вывод о том, что при дальнейшем увеличении доходов оно может и снижаться, особенно по сахару, картофелю и овощам, современное потребление которых в регионе выше нормативных характеристик.

Специфично изменяются групповые показатели по растительному маслу, где наблюдается, по существу, постоянный и равномерный рост потребления этого продукта, по мере увеличения среднедушевых доходов населения.

Вместе с тем, судя по аналитическим данным, с ростом параметров группировочного признака, практически не изменяются характеристики потребления молочных продуктов и хлебных изделий, в связи с тем, что это товары повседневного спроса.

Анализируя относительные значения, в виде процентов изучаемых показателей к первой группе, следует отметить, что, при увеличении среднедушевых доходов населения, ускоренно потребляются картофель и овощебахчевые, существенно увеличивается потребление мяса и растительного масла, в меньшей мере – яиц и сахара, при нейтральности молока и хлеба.

В целом, по мере изменения группировочного признака, не только, так или иначе, изменяется потребление конкретных продуктов питания, но также, с одной стороны, возрастает энергетический объём в килокалориях, с другой стороны, наблюдаются определённые структурные трансформации: после стабилизации в первой-второй группах, несколько снижается доля углеводистых кормов в рационе; непрерывно повышается удельный вес продуктов животного происхождения, в третьей группе, по сравнению с первой, на 12,2%.

Сравнивая групповые изменения среднедушевых доходов населения и ценового фактора реального пищевого рациона, следует отметить больший размах вариации и, соответственно, большую значимость первого показателя, по сравнению со вторым, с позиций влияния на среднедушевое потребление продуктов питания.

Об этом свидетельствуют материалы корреляционно-регрессионного анализа влияния на среднедушевое потребление продуктов питания соответствующих доходов населения и ценового фактора, на основе их нормализованных характеристик (Р – по килокалориям в процентах; М – доходы в %; Z – интегральные цены пищевого рациона в %):

 

Р = 112,9 + 0,141М – 0,272Z;             R=0,929;    D=0,862;         F=37,5

 

Анализируемые факторы очень тесно связаны с результативным признаком, их совместным влиянием, судя по множественному коэффициенту детерминации, определяется 86,2% колеблемости общего уровня питания населения республики. О значимости каждого из факторов свидетельствуют частные t-критерии Стьюдента, значения которых (-1,886 и 7,341) существенно превышают критические параметры.

Расчёт частных коэффициентов детерминации свидетельствует о том, что в рамках совместных 86,2% характеристика доходов населения составляет 87,9%, более чем в 7 раз превышая соответствующее значение при ценовом факторе (12,1%).

В итоге, корреляционно-регрессионный анализ в динамике за 1995-2009гг. показывает, что в Кабардино-Балкарской Республике большее влияние на среднедушевое потребление продуктов питания оказывают реальные доходы населения, меньшее – цены на продукты питания, а также соотношение доходов с ценами.

Для обеспечения сравнимости разнокачественных характеристик (доходов, потребления пищевых продуктов, цен), как было указано ранее, осуществлена нормализация исходных характеристик посредством их сравнения со средними параметрами. Например, сопоставимые доходы населения в динамике по КБР колеблются от 41259 руб./чел. в 1995г. до 115348 руб./чел. в 2009г., а средняя оценка равна 64688 руб./чел.

Соответствующие нормализованные характеристики доходов, в процентах к среднему значению, составляют в 1995г. 64%, в 2009г. 178%. Параметры душевого потребления по этим годам колеблются по мясу от 89 до 124%, по молоку от 108 до 102%, по яйцам от 86 до 105%, по сахару от 81 до 112%, по растительному маслу от 74 до 118%, по картофелю от 79 до 116%, по овощам и бахчевым от 60до 129%, по хлебу от 102 до 97%, по энергетической оценке от 89 до 110%.

В связи с этим, как по основным видам пищевой продукции, так и в целом (по энергетическому эквиваленту питания) рассчитана система возможных регрессионных моделей – линейных, логарифмических, квадратических, кубических и экспоненциальных – зависимостей  среднедушевого потребления продуктов питания от сопоставимых в динамике доходов населения. Среди этих моделей выделены, с позиций тесноты связей, критерия Фишера и аппроксимации реальной действительности, лучшие, приведенные далее, функции, как в абсолютных, так и нормализованных характеристиках:

Кроме того, определена зависимость энергетической оценки пищевых рационов потребления продуктов питания населением КБР от соответствующих среднедушевых доходов населения. За исключением молочной продукции, в остальных случаях наблюдается, судя по коэффициентам корреляции и детерминации, тесная связь среднедушевого потребления различных продуктов питания с доходами населения. Критерий Фишера превышает критическое значение, полученные модели адекватно отражают реальную действительность, что даёт возможность для их использования в аналитико-прогностических целях.

При этом, в зависимости от значений характеристик тесноты связей, анализируемые продукты питания располагаются в следующем ранжированном порядке, от больших параметров к меньшим: картофель, мясо, растительное масло, сахар, овощи и бахчевые, яйца, хлебные изделия, молоко.

В одном случае (по сахару) наблюдается параболическая выпуклая зависимость, свидетельствующая о том, что, после определённого периода роста, далее наблюдается снижение среднедушевых уровней потребления этого продукта, по мере увеличения доходов населения.

Для мясной продукции  характерна линейная модель, с коэффициентом регрессии (по нормализованной модели) 0,2964, свидетельствующим о соответствующей эластичности потребления этого продукта. Для картофеля характерна кубическая зависимость с соответствующей закономерностью ожидаемого снижения его потребления при росте доходов.

Иная ситуация наблюдается по хлебным продуктам, так как их потребление, в соответствии с экспоненциальной моделью, постепенно снижается.

По молоку зависимости с доходами не наблюдается, в связи с тем, что это специфический товар повседневного спроса. Судя по лучшим логарифмическим моделям, по яйцам, растительному маслу и овощам, а также энергетическому потреблению продуктов питания, после первичного значительного роста потребления, в дальнейшем его темпы постепенно снижаются.

Адекватность регрессионных моделей (зависимостей потребления продуктов питания от сопоставимых среднедушевых доходов) реальной действительности позволяет использовать их для прогностических целей. Технология этих расчётов включает два этапа, сущность которых заключается, во-первых, в прогнозировании возможных трансформаций доходов населения на период до 2015г. по трём сценариям (пессимис-тическому, реалистическому и оптимистическому), во-вторых, в обосновании, на основании моделей потребления в зависимости от доходов, ожидаемых характеристик среднедушевого потребления по конкретным продуктам питания и энергетическим эквивалентам в рамках вышеуказанных сценариев.

Прогнозирование сопоставимых среднедушевых доходов населения, на основании корреляционно-регрессионного анализа, свидетельствует о том, что по инерционному, реалистическому сценарию они к 2015г. ожидаются на уровне 13553 руб./чел., по пессимистическому 12626 руб./чел., оптимистическому 14481 руб./чел.

Подставляя полученные характеристики в вышеприведенные модели зависимостей потребления продуктов питания от доходов населения, можно определить ожидаемые к 2015г., в рамках трёх сценариев, параметры конкретного потребления пищевой продукции:

- по мясу  пессимистический сценарий 53 кг/чел., реалистический 55 кг/чел., оптимистический 57 кг/чел.;

- соответствующие варианты по яйцам определены в размерах 237, 239 и 242 шт./чел.;

- по сахару  пессимистический сценарий 28 кг/чел., реалистический 25 кг/чел., оптимистический 22 кг/чел.;

- соответствующие варианты по растительному маслу определены в размерах 10,2, а также 10,4 и 10,5 кг/чел.;

- по картофелю  пессимистический сценарий 103 кг/чел., реалистический 105 кг/чел., оптимистический 110 кг/чел.;

- соответствующие варианты по овощам и бахчевым определены в размерах 179, 183 и 187 кг/чел.;

- по хлебным продуктам  пессимистический сценарий 100 кг/чел., реалистический 100 кг/чел., оптимистический 99 кг/чел.

Итоговые расчёты проведены по энергетическому эквиваленту, прогнозная характеристика которого составит в рамках пессимистического сценария 1161 тыс. ккал., реалистического и оптимистического 1173 и 1184 тыс. ккал., при ожидаемом улучшении структуры пищевого рациона в связи с небольшим уменьшением доли углеводистых продуктов, на фоне более значимого роста белковых.

Балансы продовольственных ресурсов по мясу и мясопродуктам, молоку и молочной продукции, яйцам и яйцепродуктам, картофелю, овощам и продовольственным бахчевым культурам в целом по Кабардино-Балкарской Республике за 2000г. и 2005-2009гг., приведенные в приложении, позволяют сделать ряд выводов.

Производство мяса и мясопродуктов, за исключением 2006г., непрерывно увеличивается, в целом с 25,5 тыс. т. в 2000г. до 41,9 тыс. т. в 2009г. (на 64,3%, при среднегодовом приросте в размере 1,82 тыс. т.). При этом, ввоз, после максимальных характеристик в 2005-2008гг. ( до 8 тыс. т.), в 2009г. снизился до 2,4 тыс. т. Возрастающий объём имеющихся ресурсов позволил увеличить личное потребление населения региона с 29,8 тыс. т. в 2000г. до 42 тыс. т. в 2009г.

Лучшие тенденции развития характерны для ресурсов и использования молока и молочной продукции. Во-первых, здесь существенно, особенно в последние годы, возрастает производство (с 250,6 тыс. т. в 2000г. до 337,8 тыс. т. в 2009г.). Во-вторых, после больших объёмов ввоза в 2005г. (30,5 тыс. т.), далее наблюдается резкое снижение до 6,2 тыс. т. в 2009г. В-третьих, личное потребление постепенно возрастает.

Значительная колеблемость наблюдается с позиций наличия и использования яиц и яйцепродуктов, как по производству (от 200 млн. шт. в 2005г. до 135,2 млн. шт. в 2000г., с некоторым увеличением в последние годы), так и ввозу, а также личному потреблению (от 214,5 млн. шт. в 2005г. до 169 млн. шт. в 2000г., со стабилизацией в 2007-2009гг. примерно на уровне 190 млн. шт.).

Специфическими характеристиками отличается баланс ресурсов и использование картофеля. По этому продукту, после бурного роста с 2000г. по 2005г., далее темпы увеличения производства, производ-ственного и личного потребления замедляются, по существу, выходя в конце анализируемого периода на «плато».

Положительные тенденции наблюдаются по овощам и продоволь-ственным бахчевым культурам, где, при относительно небольшом ввозе, существенно увеличиваются объёмы производства (со 172,1 тыс. т. в 2000г. до 335,8 тыс. т. в 2009г.), вывоза продукции (соответственно, с 10,5 до 81,4 тыс. т.), а также личного потребления (со 110,8 тыс. т. в 2000г. до 141,8-142 тыс. т. в 2008-2009гг.).

О темпах развития сельского хозяйства в системе основных отраслей региональной экономики Кабардино-Балкарской Республики свидетельствуют расчеты, на основании информации за 2000-2009гг. о численности занятых в экономике, денежных доходах населения, промышленном и сельскохозяйственном производстве, жилищном строительстве и розничной торговле, инвестициях в основной капитал, а также о валовом региональном продукте.

Большие темпы прироста численности занятых в экономике наблюдались в 2000г. и 2007г., при худших отрицательных параметрах в 2003г. и 2008г. Денежные доходы населения в большей мере прирастали в 2002г. и 2007г., при небольшом их снижении, в рамках финансового кризиса, в 2009г.

Промышленное производство существенно возрастало в 2005г., 2000г. и 2003г., при 100,7% в 2009г., тогда как соответствующие характеристики развития сельского хозяйства наблюдались в 2001г. и 2008г. (лучшие), 2005-2006гг. (худшие).

Параметры ввода в действие жилой площади, судя по сопоставимым данным, в процентах к предыдущему году, колебались в анализируемой динамике от 109% в 2000г. до 100,1% в 2006г., соответственно, оборота розничной торговли – от 119,7% в 2002г. до 102,1% в 2009г.

Наиболее значительная вариация темпов роста наблюдалась по инвестициям в основной капитал. Если в 2000г. и 2009г. они составляли 50,9% и 67,8%, то в 2001г. и 2007г. достигали 126,7 и 173,4%.

Трансформации отраслевых характеристик определяют динамику и различия валового регионального продукта. Максимальные параметры прироста этого интегрального показателя составляли 118,2% в 2000г., 115% в 2001г., а минимальные соответствуют 2009г. (102,9%).

С учётом физических темпов роста рассчитаны абсолютные характеристики изменения важнейших социально-экономических показа-телей региона за 2000-2009гг., качественный и количественный анализ которых свидетельствует о различных тенденциях развития.

В анализируемой динамике наблюдается постепенное снижение численности занятых в экономике от, примерно, 320 тыс. чел. в 2000-2002гг. до 310 тыс. чел. в 2005-2009гг.

Сопоставимые, в оценке по 2009г., инвестиции в основной капитал, после максимальной характеристики в 2007г. (20271 млн. руб.), в последние годы снижаются. По существу близкая тенденция наблюдается по реальным денежным доходам населения.

Вместе с тем, сопоставимые объёмы промышленного производства, продукции сельского хозяйства, жилищного строительства, оборота розничной торговли и, в итоге, валового регионального продукта несколько возросли и в кризисном 2009г.

Многофакторный корреляционно-регрессионный анализ (с перебором и оценкой различных моделей) исследуемых социально-экономических характеристик развития региона, в нормализованных параметрах, позволил выявить важнейшие факторы, к которым относятся сельское хозяйство и промышленность, а также фактор времени, отражающий инерционность экономического развития.

Зависимость валового регионального продукта от важнейших факторов приближается к детерминированной, о чём свидетельствуют очень высокие коэффициенты корреляции и детерминации, а также критерия Фишера.

Судя по коэффициентам регрессии, с изменением объёмов продукция сельского хозяйства и промышленного производства на 1%, валовой региональный продукт, соответственно, возрастает на 0,218 и 0,239%. Важно отметить, что ультраэластичная связь наблюдается по фактору времени, с изменением которого на 1%, ВРП увеличивается на 2,765%.

Расчёт частных коэффициентов детерминации также свидетель-ствует о высокой значимости выявленных при моделировании наиболее существенных факторов, к которым относится сельское хозяйство, влиянием которого объясняется 15,1% колеблемости валового регионального продукта.

В анализируемой десятилетней динамике  противодействуют две противоречивые тенденции. С одной стороны, наблюдаются негативные изменения по земельным угодьям, используемым в аграрном секторе экономики, и численности занятых в сельском хозяйстве. С другой стороны, осуществляется рост реальной заработной платы, несмотря на значительную колеблемость, активизируется инвестиционная деятель-ность.

Детальное изучение конкретных тенденций трансформаций различных социально-экономических показателей, как с качественных позиций, так и на основе корреляционно-регрессионного моделирования, позволяет сделать ряд важных выводов:

- площадь сельскохозяйственных угодий последовательно снижается с 2000г. до 2005г., при её определённом дальнейшем росте, хотя за 10 лет используемые в аграрном секторе экономики земли сократились более чем на 40%;

- численность занятых в сельском хозяйстве за анализируемый период по существу непрерывно снижалась вплоть до 2009г. (с 91,2 тыс. чел. в 2000г. до 64,9 тыс. чел. в 2008г.), после чего наметилось небольшое увеличение до 66 тыс. чел.;

- важным позитивным моментом развития аграрного сектора экономики региона является тот факт, что реальная заработная плата, рассчитанная в сопоставимых оценках 2009г., последовательно возрастает, с некоторым замедлением в кризисном 2009г.;

- существенные динамические трансформации наблюдаются по формам хозяйствования, так как доля сельскохозяйственных организаций, после минимальной характеристики в 2006г., далее существенно возрастает, тогда как удельный вес хозяйств населения, на фоне максимального уровня в 2002г. (76%) к 2009г. снижается до 59%;

- специфична роль крестьянских, фермерских хозяйств и индивидуальных предпринимателей, доля которых в объёмах сельскохо-зяйственной продукции региона увеличилась с 1% в 2000г. до 28% в 2008г., а в 2009г. уменьшилась до 26%;

- оценивая значимость крупного и среднего предпринимательства в аграрном секторе экономики региона (в форме сельскохозяйственных организаций), по сравнению с малыми формами хозяйствования (населения, фермерства и индивидуальных предпринимателей), следует отметить, что переломным годом в их роли явился 2006г., когда удельный вес первых начал возрастать, а вторых снижаться;

- инвестиции в основной капитал в сельском хозяйстве в анализируемой динамике изменялись в рамках кубической регрессионной модели, с чередованием этапов роста и падения, от 0,54-0,56 коп. в расчёте на один рубль основных фондов в 2004-2005гг. до 4,72 и 4,74 коп./руб. в 2003г. и 2007г. при максимальной характеристике 9,17 коп./руб. в 2009г.;

- аккумулирующей характеристикой развития аграрного сектора экономики региона является сопоставимая, в оценке по 2009г., продукция сельского хозяйства, которая последовательно увеличивалась вплоть до 2004г. и, после снижения в 2005г., вновь и существенно возрастала, даже в кризисном 2009г.

Для прогнозирования развития сельского хозяйства региона на период до 2015г. разработана методика, включающая, на первом этапе, формирование сопоставимых характеристик деятельности отрасли (в данном случае за 2000-2009гг., исходя из физических темпов роста и фактических объёмов продукции за последний год), на втором этапе – проведенный ранее ситуационно-трансформационный анализ, на третьем – многофакторное моделирование зависимости объёмов продукции от различных факторов, на четвёртом – трендовое прогнозирование важнейших факторов, на пятом – итоговое прогнозирование объёмов продукции.

Расчёты и перебор разнообразных по сочетанию факторов регрессионных моделей позволили выявить базисную зависимость объёмов сопоставимой продукции сельского хозяйства Кабардино-Балкарской Республики от наличия используемых площадей сельскохозяй-ственных угодий, структуры предпринимательства аграрной сферы экономики региона, с позиций соотношения долей продукции в крупном и среднем секторе, по сравнению с малым и мотивации труда работников реальной заработной платой.

После этого были выявлены лучшие трендовые зависимости наиболее важных факторов, вошедших в базовую регрессионную модель, от фактора времени. Судя по характеристикам тесноты связей и оценочным критериям, все полученные регрессионные модели, особенно, многофакторная и мотивации труда, имеют значимые параметры, они адекватно отражают реальную действительность, что создаёт возможность для осуществления прогнозных расчётов.

В рамках различных сценариев развития, с соответствующими параметрами выявленных наиболее существенных факторов, объёмы сопоставимой продукции сельского хозяйства в ценах 2009г. к 2015г. составляют: по пессимистическому сценарию 27178 млн. руб., оптимистическому 30596 млн. руб., реалистическому 28887 млн. руб.

В перспективе, по сравнению с 2009г., в регионе прогнозируется существенное увеличение  объёмов и среднедушевых характеристик, как производства, так и потребления продуктов питания. С учётом перспек-тивной численности населения и рекомендуемых норм питания, потенциальная ёмкость продовольственного рынка КБР может составить 70,2 тыс. т. мясной продукции (при фактическом потреблении 42 тыс. т.), 308,8 тыс. т. молочной (232,4 тыс. т.), 243,4 млн. шт. яиц (187,7 млн. шт.).

Расчеты показали, что   потенциальная ёмкость продовольственного рынка существенно выше современной по мясной и молочной продукции (167,1 и 132,9%), яйцам (129,7%), маслу растительному (143,5%), тогда как по сахару, картофелю, овощам и бахчевым наблюдаются обратные пропорции.

По мере роста душевых доходов населения, потребление сахара должно существенно снижаться с увеличением потребления белковой и калорийной продукции. Следует отметить, что уже в настоящее время фактическое потребление картофеля, овощей и фруктов превышает потенциальные ожидания, чем определяются значительные возможности вывоза этой продукции за пределы региона.

 

 

Литература

 

  1. Алтуева М.М. Организация и повышение эффективности отраслей растениеводства (на материалах КБР)/ Автореф. дис. канд.эк. наук. – Кисловодск: КИЭП. – 2001.
  2. Бабков Г.А., Калажоков З.З. Особенности и направления развития продовольственного обеспечения населения в регионе. – Ессентуки: ЕИУБиП. – 2011.
  3. Бабков Г.А., Муратова Л.И., Понамаренко С.А. Методика экономических исследований и расчётов в региональной и сервисной экономике. - Шахты: ЮРГУЭС. - 2009.
  4. Кабардино-Балкария в цифрах. – Нальчик: Кабардино-Балкариястат. – 2010.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(121) УЭкС, 3/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516