Ошибка
  • Delete failed: 'd7cb5254d7b13634d9643b7038954f1d.php_expire'
  • Delete failed: 'd7cb5254d7b13634d9643b7038954f1d.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Роль государственно-частного партнерства в становлении инновационной экономики

Инновации.Инвестиции | (28) УЭкС, 4/2011 Прочитано: 27293 раз
(3 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Киварина Мария Валентиновна, Морозова Наталья Ивановна
  • Дата публикации:
    21.04.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0118
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого г. Великий Новгород
    Волгоградский институт бизнеса

Роль государственно-частного партнерства в становлении инновационной экономики

Аннотация: В статье доказывается необходимость формирования и развития государственно-частного партнерства в условиях становления инновационной экономики в России. Рассматриваются особенности форм российского государственно-частного партнерства, факторы, сдерживающие его развитие, проблемы и противоречия. Выявляются основные направления повышения эффективности партнерских отношений в России.

Abstract: This article proves the necessity of forming and developing public-private partnership in terms of becoming an innovation economy in Russia. The peculiarities of the Russian forms of public-private partnerships, constraints-ing its development, problems and contradictions. Identifies the main on-board increase the effectiveness of partnerships in Russia.

Ключевые слова: инновационная экономика, государственно-частное партнерство, контракт, концессия, соглашение о разделе продукции, принципы партнерства.

Keywords: innovative economy, public-private partnership contract, concession, production sharing agreement, the principles of partnership.

 

Киварина Мария Валентиновна
кандидат экономических наук, доцент
Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого
г. Великий Новгород

Galina..Grekova@novsu.ru

Морозова Наталья Ивановна
кандидат экономических наук, доцент
Волгоградский институт бизнес

moroznata.@rambler.ru


Введение

Несмотря на заметные успехи в экономике, на сегодняшний день развитие России идет по энерго-сырьевому сценарию. Альтернативным сценарием развития является инновационный, в основе которого лежит реализация человеческого потенциала, наиболее эффективное использование знаний и умений людей для постоянного совершенствования техники, технологий и методов управления. Первый вариант не позволяет стране с оптимизмом смотреть в будущее, в то время как второй намного сложнее и более затратный, чем первый. Однако его преимущества очевидны.

Тесное взаимодействие государства и частного сектора является необходимой предпосылкой становления и развития инновационной экономики в России. Объективные закономерности функционирования рыночного хозяйства, экономической рациональности и политического благоразумия заставляют как бизнес, так и власть отказаться от радикальных решений и искать определенный баланс своих интересов. От эффективности функционирования данного механизма во многом зависят реальные перспективы социально-экономического развития нашей страны.

Баланс поведенческих интересов ярче всего вырисовывается в схеме взаимодействия, разработанной Правительством РФ в долгосрочной Концепции социально-экономического развития Российской Федерации [1]. Стержнем всей программы является развитие механизмов государственно-частного партнерства (далее - ГЧП) практически во всех приоритетных отраслях экономики. Условия для развития ГЧП у нас сейчас благоприятные. Российский бизнес сегодня, как представляется, в гораздо большей степени готов к переходу на партнерские отношения с государством, чем несколько лет назад.

Сущность, формы и роль ГЧП в становлении и развитии инновационной экономики

ГЧП представляет собой институциональный и организационный альянс государственной власти и частного бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности – от развития стратегически важных отраслей экономики до предоставления общественных услуг в масштабах всей страны или отдельных территорий [2, с. 61]. В результате происходит объединение материальных и нематериальных ресурсов общества (государства или местного самоуправления) и частного сектора (частных предприятий) на долговременной и взаимовыгодной основе для создания общественных благ (благоустройство и развитие территорий, развитие инженерной и социальной инфраструктур) или оказания общественных услуг (в области образования, здравоохранения, социальной защиты и т.д.).

Особую актуальность становление и развитие ГЧП приобретает в современных условиях глобализации экономики и интернационализации производства. ГЧП с участием иностранного капитала даёт больше возможностей России интегрироваться в мировую экономику и получать необходимый опыт и передовые технологии. Взаимодействие государства с транснациональными компаниями (далее – ТНК) в глобальном контексте является важным условием поддержания и повышения конкурентоспособности отечественного производства.

ГЧП облегчает выход на мировые рынки капиталов, стимулирует привлечение иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. Для экономики регионов данное партнёрство имеет особое значение, поскольку на его основе более активно развиваются рынки капитала, товаров и услуг. В то же время разделение рисков между участниками соглашения осуществляется на основе договорённостей сторон. Без такого рода сотрудничества российский бизнес останется неконкурентоспособным, что отрицательно скажется на формировании инновационной экономики.

В условиях становления партнёрских отношений претерпевают существенные изменения отношения собственности, складываются новые модели финансирования, появляются более эффективные методы управления. Таким образом, взаимодействие государства и частного сектора можно охарактеризовать как долгосрочное партнерство, которое по своей экономической природе является развитием традиционных механизмов взаимодействия хозяйственных взаимоотношений между государственной властью и частным сектором.

В настоящее время наблюдается достаточно активное развитие различных форм ГЧП во всех регионах мира, в самых разных отраслях экономики. Принятые классификации ГЧП выделяют следующие его формы: [См.: 3, 4]

1. Контрактная форма – предполагает заключение разнообразных контрактов между государством и частными компаниям на выполнение работ и оказание общественных услуг, на управление, на поставку продукции для государственных нужд, контракты технической помощи и т.д. В административных контрактных отношениях права собственности не передаются частному партнеру, расходы и риски полностью несет государство. Интерес частного партнера состоит в том, что по договору он получает право на оговариваемую долю в доходе, прибыли или собираемых платежах. Система краткосрочных контрактов достаточно широко используется в хозяйственной практике органов государственной власти, как за рубежом, так и в современной России.

2. Аренда и лизинг. В случае договора аренды осуществляется передача частному партнеру государственного или муниципального имущества во временное пользование и за определенную плату. В случае договора лизинга лизингополучатель всегда имеет право выкупа государственного или муниципального имущества по окончании срока аренды.

3. Концессия – наиболее распространенная форма ГЧП за рубежом. Концессия – это уступка государством на определенный срок своих имущественных прав и прав на отдельные виды хозяйственной деятельности негосударственным иностранным или отечественным компаниям на определенных условиях. Экономическое содержание концессии отражает отношения между государством и частным капиталом по поводу управления государственной собственностью на основе частной инициативы в рамках договорных отношений, а также форму деятельности, основанную на временном использовании госсобственности негосударственным субъектом этой собственности. Исключительный (монопольный) характер прав, предоставляемых государством концессионеру (частному партнеру), заключается в том, что в рамках территории или вида деятельности, на которые он получает исключительное право, не допускается аналогичная деятельность любых третьих лиц, а также и самого государства. За пользование государственной или муниципальной собственностью концессионер вносит плату на условиях, оговоренных в концессионном соглашении [См.: 5, с. 28-32]. Концессии как важнейшая форма партнерства государства и частного бизнеса получили наиболее широкое распространение в инфраструктурных отраслях, где особенно остро необходимы приток частных инвестиций и высококвалифицированное управление. Выделяют как минимум три вида концессий: концессия на уже существующие объекты инфраструктуры; концессия на строительство или модернизацию инфраструктурных объектов; передача объектов государственной собственности в управление частной управляющей компании.

4. Соглашения о разделе продукции – договор, в соответствии с которым государство предоставляет инвестору на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск [См.: 6]. Произведенная продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок такого раздела.

5. Государственно-частные предприятия – являются распространенной формой партнерства государства и частного бизнеса. В зависимости от структуры и характера совместного капитала разновидностями этой формы могут быть либо акционерные общества, либо совместные предприятия на долевом участии сторон. Существенной особенностью совместных предприятий любого типа является то, что государство постоянно участвует в текущей производственной, административно-хозяйственной и инвестиционной деятельности. Чем ниже доля частных инвесторов в сравнении с государством, тем меньший спектр самостоятельных решений они могут принимать без вмешательства государства или учета его мнения. Самостоятельность и свобода в принятии решений частным партнером здесь гораздо уже, чем, например, в концессиях.

6. Схема «Build - Operate - Transfer» («Строй - Эксплуатируй - Передай»), при которой государственный проект реализуется и эксплуатируется частным инвестором, после чего передается на баланс государства. Данная схема применяется обычно в таких областях, как добыча природных ресурсов, электроэнергетика и транспорт. В данном случае реализацией проектов государственно-частного партнерства служит совместное инвестирование крупных проектов за счет бюджетных и внебюджетных источников и частного капитала. При этом государство в первую очередь вкладывает средства в инфраструктуру (дороги, порты, линии электропередач, трубопроводы и т. д.) крупных промышленных проектов, реализуемых на средства частных инвесторов [См.: 7, с. 131-132].

Таким образом, в экономически развитых странах реализация национальных проектов и программ развития на основе ГЧП является одним из наиболее распространенных и эффективных механизмов как взаимодействия органов власти всех уровней, частных компаний, так и сочетания различных ресурсов и их источников. Как показывает мировая практика, именно такого рода взаимоотношения в наибольшей мере содействуют экономическому росту и успеху в интересах общества, государства и частного бизнеса.

Многообразие форм государственно-частного партнерства свидетельствует о том, что в нём заинтересованы все стороны, участвующие в процессе взаимодействия. Эффект заключается в том, что государство получает финансирование для капиталоёмких, долго окупаемых проектов, не утрачивает над ними контроль, а бизнес получает доступ к ранее закрытым сферам экономики, например к транспортной инфраструктуре.

Если говорить об инновационной сфере, то здесь у государства возникает несколько целей:

а) стимулировать бизнес к таким видам деятельности, которые отличаются повышенной степенью риска и неопределённостью;
б) добиться эффективного взаимодействия между сильно различающимися участниками инновационного процесса (производственниками, финансистами, работниками НИИ и др.);
в) аккумулировать средства из различных источников в приоритетных направлениях, которые при сложившихся условиях инвестиционной конъюнктуры менее интересны для частных вложений.

Реализация данных целей будет подталкивать бизнес к развитию своих новых направлений, способствующих ускорению экономического роста.

Заинтересован в партнёрстве с государством и бизнес. К примеру, инновационное предпринимательство заинтересовано снижать риски новых проектов за счёт привлечения более дешёвого капитала, чем в рыночном секторе экономики, а также через систему консультаций влиять на распределение государственных вложений в фундаментальные и прикладные НИОКР и образование с учётом собственных планов развития.

Государственно-частное партнёрство является эффективным способом концентрации ресурсов на приоритетных направлениях экономического развития страны. Однако оно требует высокого уровня доверия между государством и бизнесом. К сожалению, такого доверия в России пока нет, а потому долгое время происходила как бы самоизоляция государственных предприятий от общего массива экономики. В переходные годы частный сектор оказался более привлекательным для занятого населения. Он оттягивал рабочую силу из госсектора и ослаблял его позиции.

Для того чтобы реализовать ГЧП как определенный комплекс взаимосвязей и взаимоотношений между властью и бизнесом, необходимы не только финансовые, но и инвестиционные, информационные, кадровые и инновационные ресурсы, получаемые из различных источников. Кроме этого, нужны хозяйственные системы, общественная поддержка, а также механизмы, способные обеспечить эффективное решение крупных социально-экономических проблем стран. Исходя из этого, государственно-частное партнёрство можно рассматривать как определённую систему, обладающую особым комплексом экономических, социальных, правовых, политических, организационных, управленческих и других взаимосвязей, взаимоотношений и условий, направленных на максимально эффективное использование имеющихся ресурсов и источников для социально-экономического развития России [8, с. 20]

Развитие ГЧП в России

В настоящее время в нашей стране идёт активная разработка концептуального подхода, позволяющего сочетать интересы государства и бизнеса. Основная цель государственно-частного партнёрства – реализация общественно значимых проектов реформируемой экономики с наименьшими затратами и рисками при условии предоставления экономическим субъектам высококачественных услуг. Россия заинтересовалась ГЧП лишь сейчас, хотя критический износ, например, систем ЖКХ и дорог был давно очевиден.

Главной и наиболее широко применяемой в настоящее время в России формой ГЧП является концессия. Для налаживания эффективного партнёрства между государством и частным бизнесом в нашей стране необходимо принять новый закон «о концессионных соглашениях», где концессия должна трактоваться гораздо шире, чем в ГК РФ. Закон о концессиях в России принят в 2005 году. Главный его недостаток состоит в том, что из объектов концессионных соглашений исключены природные ресурсы, в том числе в области недропользования. Не решены многие проблемы и с магистральным трубопроводным транспортом, в создании которого может участвовать частный капитал (необходимость и возможность такого участия в принципе уже признаны). При этом важно, чтобы закон применялся одним правомочным органом. Без последовательной реализации принципа «одного окна» российские бюрократы легко девальвируют и провалят его.

Следует отметить, что закон о концессиях представляет лишь основу для развития концессионной деятельности. Помимо этого, необходим ещё комплекс отраслевых законов о концессиях, ряд подзаконных актов, регламентирующих деятельность в рамках концессии, правовые нормы ГЧП, налоговое законодательство. Допуск частного сектора в естественные монополии возможен только там, где существуют четкие, стабильные, легитимные правила и нормы, институциональная среда, система государственного регулирования и контроля.

Особой и достаточно эффективной формой государственно-частного партнёрства в сфере нефтяного бизнеса в России стали широко используемые в мировой практике соглашения о разделе продукции (СРП). При этом между государством и частной компанией заключается соглашение, по которому последняя расплачивается с государством частью добытой продукции (после возмещения всех затрат). Для России такая форма партнёрства имеет особое значение при переходе к освоению новых районов нефтедобычи, особенно на арктическом шельфе. Однако решение данной задачи в современных условиях сопряжено со значительными трудностями. Достижение подобных соглашений предельно бюрократизировано. По оценкам Министерства природных ресурсов, сегодня до начала реализации любого СРП необходимо пройти 28 этапов подготовки и согласований. Подобная процедура растягивается на 2-3 года. Данная система насквозь коррупционирована, а потому недееспособна. В настоящее время на условиях раздела продукции в России работают три проекта: Сахалин-1, Сахалин-2 и Харьяга. В отдельные годы они обеспечивают почти половину прямых иностранных инвестиций в страну.

Различие между концессией и соглашением о разделе продукции заключается, прежде всего, в разной конфигурации отношений собственности между государством и частным партнёром. Если в концессиях концессионеру на правах собственности принадлежит вся выпущенная продукция, то в соглашениях о разделе продукции партнёру государства принадлежит только её часть.
Большая работа предстоит и по созданию соответствующей институциональной среды, подразумевающей последовательное решение трех взаимосвязанных задач: разработки концепции преодоления системы институциональных ловушек мерами по легализации бизнеса; преодоления институциональной дихотомии, приведшей к неэффективным формам организации приватизированных предприятий и финансовой системы; формирования механизмов выявления и интеграции общественных предпочтений, ориентации на цели, разделяемые обществом. Данная институциональная среда должна включать в себя органы законодательной и исполнительной власти, финансово-экономические институты, обеспечивающие инвестирование в концессии, независимые организации, осуществляющие экспертизу концессионных проектов, управляющие компании, отраслевые и иные ассоциации и объединения. Сформированная таким образом институциональная структура будет определять как характер взаимодействия государственно-частного партнёрства, так и уровень его эффективности.

Анализ российской практики позволяет сделать вывод о том, что пока экономика страны не готова к полномасштабному, разноплановому использованию ГЧП в различных сферах хозяйственной деятельности. Распространение этой современной формы взаимодействия власти и бизнеса в России сдерживается тем, что не разработана полная и замкнутая законодательная база, не сформированы органы исполнительной власти, в ведении которых находятся вопросы ЧГП, финансово-экономические институты, обеспечивающие инвестирование и гарантирование частных инвестиций, независимые организации, осуществляющие экспертизу проектов и консалтинг, управляющие компании, ассоциации, объединения, фонды и т.п. Использовать в полной мере потенциал ГЧП не позволяет и отсутствие специальных налоговых льгот для организаций, вовлеченных в реализацию партнерских проектов, а также отсутствие атмосферы доверия к партнеру. При взаимном желании сотрудничать стороны не всегда доверяют друг другу и плохо представляют себе порядок действий.

В целях устранения негативных явлений реализации партнёрских отношений государства и предпринимательства необходимы определённые условия. К ним относятся справедливое распределение возможностей и рисков; прозрачное и эффективное распределение государственных заказов; возможность точного подсчёта издержек и выгод проекта; создание благоприятного образа партнёрства.

Особую роль в решении задач устойчивого экономического роста в России играет установление эффективных партнёрских отношений региональной администрации и бизнеса. Именно на региональном и местном уровнях в настоящее время формируются социально-экономический и институциональный фундамент рыночной экономики, определяются базовые параметры нового социального контракта. Одновременно идет отбор институтов взаимодействия органов власти, бизнеса и населения, по которому можно определить важнейшие параметры формирующегося социального контракта.

Практика говорит о том, что даже в развитых странах с их мощной институциональной базой партнёрские отношения частного бизнеса и государства иногда используются для реализации преимущественно частного интереса. Это сказывается на деформации в экономической политике, нарушении условий конкуренции, росте недоверия к партнёрским отношениям между государством и частным сектором. В реальной экономической действительности эти явления часто принимают форму коррупции. Устранить данные негативные явления непросто, однако свести их к минимуму и тем самым повысить эффективность реализации партнёрских отношений вполне возможно. Этому могут способствовать следующие факторы: эффективная структура экономики и справедливое распределение возможностей и рисков; прозрачное и эффективное распределение государственных заказов; возможность точного подсчёта издержек и выгод проекта. Немаловажное значение в устранении негативных явлений при реализации партнёрских отношений государства и бизнеса имеет политико-правовая среда. Именно она формирует стабильные базовые условия для развития и реализации государственно-частных проектов. При этом правила партнёрства должны быть легитимны, прозрачны, обоснованны и приемлемы для обеих сторон общества.

Заключение

Государственно-частное партнёрство может быть эффективным и принесёт определённый успех лишь в том случае, если будет формироваться на следующих методологических принципах:

  1. экономического равноправия и ответственности. Суть его состоит в том, что все участники государственно-частного партнёрства имеют равные права в определении вариантов эффективного достижения целей и решения задач. Каждый из участников должен нести полную ответственность перед российским обществом за принятые на себя обязательства;
  2. всестороннего учёта интересов всех участников проекта (принцип демократичности);
  3. селективности: ресурсы и их источники должны концентрироваться за счёт партнёрства власти с бизнесом по приоритетным направлениям экономического развития страны. В качестве важнейшего критерия отбора ресурсов и их источников выступает максимально возможное получение комплекса синергетических эффектов (социальных, экономических, инвестиционных, инновационных и др.);
  4. стратегического целеполагания. Это обусловливается поэтапностью, последовательностью развития экономики России и её регионов. Оно не может и не должно быть суммой разрозненных и не взаимосвязанных действий его участников.

Соблюдение перечисленных и других методологических принципов формирования и реализации государственно-частного партнёрства будет способствовать повышению его эффективности в решении как текущих, так и стратегических задач экономического развития современной России, реализации её социально-экономических проблем и становлению качественно новой инновационной экономики.

Библиографический список:

  1. «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (вместе с "Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года"): распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от 08.08.2009) // Собрание законодательства РФ. – 2008. – №  47 – Ст. 5489.
  2. Дерябина, М. Государственно-частное партнерство: теория и практика /М.Дерябина // Вопросы экономики. –  2008. –  № 8. –  С. 61-77.
  3. Нелюбова, И. Государственно-частное партнерство в реализации стратегии развития региона /И.Нелюбова // Региональная экономика. 2007 –  № 11.  – С. 47-56.
  4. Бутенко, Я. Частно-государственное партнерство: эффективный инструмент взаимодействия /Я.Бутенко // Проблемы теории и практики управления. –  2008  –   №7. –  С. 44-51.
  5. Варнавский, В. Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски /В.Г.Варнавский. – М.: Наука, 2005. – 315с.
  6. "О соглашениях о разделе продукции": Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ (ред. от 19.05.2010) (принят ГД ФС РФ 06.12.1995) //Собрание законодательства РФ. – 1996. –  № 1. –  Ст. 18.
  7. Бадалов, А. Л. Частно-государственное партнерство в реализации инвестиционных проектов /А.Л.Бадалов // ЭКО. – 2008. –  №6. –  С.129-141.
  8. Иванов, О. Государственно-частное партнерство в реализации национальных проектов и программ / О. Иванов, С. Крекотнев // Проблемы теории и практики управления. –  2006. –  № 9. –  С. 19-27.



Примечание: № гос. рег. статьи 0421100034/0118

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019
(06) УЭкС, 6/2019
(07) УЭкС, 7/2019
(08) УЭкС, 8/2019
(09) УЭкС, 9/2019
(10) УЭкС, 10/2019
(11) УЭкС, 11/2019
(12) УЭкС, 12/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516