Ошибка
  • Delete failed: 'f7461b7f1761e8a62bf7dfa6230f2ad9.php_expire'
  • Delete failed: 'f7461b7f1761e8a62bf7dfa6230f2ad9.php'
  • Delete failed: 'a8fcc51f74c3f58d9cc6afe70bb055d8.php_expire'
  • Delete failed: 'a8fcc51f74c3f58d9cc6afe70bb055d8.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Проектирование деятельности региональных институтов занятости: методические подходы к оценке

Региональная экономика | (28) УЭкС, 4/2011 Прочитано: 10805 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Карпушкина Анжелика Викторовна
  • Дата публикации:
    12.04.11
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Южно-Уральский государственный университет

Проектирование деятельности региональных институтов занятости: методические подходы к оценке эффективности


Аннотация: В статье представлены результаты анализа региональных целевых программ содействия занятости населения. Предложен новый методический  подход к оценке эффективности планируемых институциональных действий.

Ключевые слова: региональные институты занятости, программы содействия занятости населения, эффективность.

Abstract: The article results of the analysis of regional programs to promote employment. We propose a new methodological approach to evaluating the effectiveness of planned institutional actions.

Keywords: regional institutions of employment, programs to promote employment, efficiency.



Карпушкина Анжелика Викторовна
кандидат экономических наук, доцент
Южно-Уральский государственный университет
angelvik.28@mail.ru


Реализация антикризисных программ явилась реакцией региональных институтов занятости на внешние шоки. В то же время существует потребность оценки качества проектирования действий региональных институтов занятости, поскольку их планы или программы  выступающие результатом такого проектирования, обуславливают качество функционирования институтов как естественного процесса выполнения ими своих функций.  Такого рода проект должен включать: цели, задачи, планируемые действия и их результаты, оценку эффективности или ожидаемого эффекта.

Контент-анализ региональных целевых программ содействия занятости населения, большая часть которых предполагает в качестве периода реализации послекризисный период (2009 -2011 годы), позволил сделать следующие обобщения.

1. Цели программ разнятся от узконаправленных (оказание содействия трудоустройству населения) до имеющих широкую трактовку (развитие рынка труда, повышение  эффективности занятости населения, снижение   социальной напряженности).

2. Задачи формулируются как осуществление содействия трудоустройству  и создания условий расширения доступа к занятости  безработных и незанятых, социальной поддержки безработных, развития  качества рабочей силы и повышения конкурентоспособности граждан на рынке труда.

3. Действия региональных институтов занятости обусловлены перечнем их полномочий, законодательно закреплённом ФЗ «О занятости населения в Российской Федерации», и административными регламентами предоставления данных государственных услуг.  Большинство программ предусматривают весь спектр мероприятий, изложенных в Законе о занятости.

4. Результаты реализации в подавляющем большинстве программ обозначены как достижение абсолютных показателей планируемых мероприятий (количество временно трудоустроенных, количество получивших услуги по профессиональной ориентации, количество проведенных ярмарок вакансий и т.д.). В  программах нескольких регионов предусмотрено их выполнение  через достижение относительных показателей, таких как коэффициент напряжённости, уровень регистрируемой и общей безработицы.

5.  Что касается оценки эффективности реализации институциональных действий, то для 55 регионов в качестве таковой является достижение целевых индикаторов (планируемых показателей) рынка труда, таких как количество граждан, трудоустроенных при содействии службы занятости; уровень трудоустройства граждан, обратившихся в службу занятости в поиске работы; количество граждан, получивших услуги по профессиональной ориентации; средняя продолжительность и уровень регистрируемой безработицы;  количество получателей социальной поддержки посредством выплат; количество участников программ по снижению напряженности на рынке труда, показатели напряжённости рынка труда и т.д. (Субъекты - Алтайский край, Архангельская область, Белгородская область, Брянская область, Волгоградская область, г.Москва, Еврейская Автономная область, Забайкальский край, Ивановская область, Калужская область, Камчатский край, Карачаево-Черкесская Республика, Кемеровская область, Костромская область, Краснодарский край, Красноярский край, Курганская область, Курская область, Магаданская область, Московская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Омская область, Оренбургская область, Орловская область, Пермский край, Псковская область, Республика Алтай, Республика Ингушетия,  Республика Калмыкия, Республика Карелия, Республика Марий Эл, Республика Саха (Якутия), Республика Северная Осетия, Республика Хакасия, Ростовская область, Рязанская область, Сахалинская область, Смоленская область, Ставропольский край, Тверская область, Томская область, Тульская область, Республика Удмуртия, Хабаровский край, Ямало-Ненецкий АО). В таких программах, во-первых, трактовка  результативности и эффективности является тождественной. Во-вторых, по нашему мнению, выбор в качестве критерия эффективности институциональных действий уровня безработицы, коэффициента напряжённости является некорректным, поскольку влияние на данные показатели ситуации на рынке труда института занятости является не прямым, а косвенным. В случае существенного спада производства и, соответственно, сокращения потребности в найме новых работников,  действия только  региональных институтов занятости неспособны привести к сдерживанию нарастания напряжённости на рынке труда. Динамика уровня безработицы и коэффициента напряжённости является «результатом» совокупности действий различных институтов. Отсюда данные показатели могут рассматриваться как индикативные, свидетельствующие о рыночном фоне институциональных действий.

В программах 10 субъектов содержится раздел, раскрывающий механизм оценки эффективности планируемых действий. Используемые подходы могут быть сгруппированы следующим образом.

А. «Экспертный»   подход:  определение эффективности осуществляется посредством  бальной оценки достижения целевых индикаторов (Субъекты - Вологодская область,  Тамбовская область). При этом в качестве целевых индикаторов обозначаются уровень безработицы, коэффициент напряжённости (Вологодская область), присутствуют показатели, методика расчёта которых не является очевидной и не представлена в программе (в программе Тамбовской области обозначен показатель эффективности, отражающий влияние реализации мероприятий на улучшение жизни населения), отсутствует обоснование собственно оценочной шкалы институциональных действий.

Б. «Затратный» подход: рассчитываются  затраты на одного безработного, при этом нет интерпретации данного показателя как отражающего эффективность реализации программы  (Субъект - Самарская область).

В. «Временной» подход: определяется срок окупаемости затрат на обслуживание безработных как отношение общих расходов на обслуживание безработных, произведенных службой занятости, к общей эффективности от трудоустройства. Последняя рассчитывается как сумма средств, которая поступает в бюджеты всех уровней от выплаты налогов (подоходный налог,  ЕСН, страхование от несчастных случаев) с зарплат трудоустроенных граждан. При этом налоговые поступления граждан получили название показателя экономической эффективности. В программе отсутствует трактовка срока окупаемости затрат как показателя эффективности программных мероприятий (Субъект -  Пензенская область).

Г. «Эффектностный» подход:  экономический эффект от реализации программных мероприятий складывается  из социального эффекта, который считается равным фонду оплаты труда по рабочим местам, заполненным гражданами, трудоустроенными службой занятости, и бюджетного эффекта, определяемого как разница между финансовыми затратами на реализацию программного мероприятия и налоговыми поступлениями в бюджеты всех уровней в результате трудоустройства граждан (Субъекты - Республика Мордовия, Воронежская область).  Данный подход, по мнению автора, полно отражает экономический эффект, полученный от программных мероприятий по трудоустройству. Однако  он исключает из оценки прочие программные действия региональных институтов занятости.

Д. «Эффективность бюджетных расходов»:

1) «простая» (Субъекты - Свердловская область,  Чувашская Республика): рассчитывается коэффициент  или индексэффективности бюджетных расходов, который определяется как отношение суммы налоговых поступлений от доходов трудоустроенных граждан и экономии средств бюджета на выплату пособий по безработице (в программе Чувашской Республике эта статья отсутствует) к расходам бюджета на содействие занятости граждан, ищущих работу. Такая оценка, как и в предыдущем подходе, затрагивает лишь часть институциональных действий и сводится к оценке эффективности бюджетных расходов по трудоустройству.

2) «комбинированная»:  эффективность реализации программы оценивается путем соотнесения степени достижения основных целевых показателей программы с уровнем её финансирования с начала реализации. Данный подход предлагается в программах двух субъектов - Ярославской и Челябинской областях. Данный подход, во-первых, сводит оценку эффективности институциональных действий к оценке эффективности использования бюджетных средств. Во-вторых, содержит терминологические несуразицы: если планируемый уровень безработицы оказался ниже фактического, то данная ситуация получает трактовку перевыполнения планового индикативного показателя.

В целом, анализ подходов к определению эффективности планируемых региональными институтами занятости программных мероприятий позволяет сделать следующие заключения. Большинство региональных институтов занятости: 1) формально относятся к оценке эффективности планируемых мероприятий содействия занятости населения; 2) смешивая понятия результативности и эффективности и демонстрируя тем самым «терминологическую некомпетентность»,  преимущественно используют результативность как показатель эффективности программных действий. В оценке эффективности институциональных действий присутствуют: 1) субъективность («экспертный» подход); 2) неадекватность, выражающаяся в использовании показателей, интерпретация которых как показателей эффективности затруднительна или невозможна («затратный» и «временной» подходы);  3) некорректность, заключающаяся в  узости трактовок эффективности институциональных действий («эффектностный» подход и «эффективность бюджетных расходов»).

В программах некоторых региональных институтов занятости вообще  не содержится оценка эффективности реализации программы (Субъекты - Тюменская область, Ульяновская область).В 15  субъектах РФ в анализируемом периоде не принималась подобная программа по каким-либо причинам (Субъекты - Липецкая область, Республика Коми, Калининградская область, Ленинградская область, г. Санкт-Петербург, Кабардино-Балкарская Республика, Чеченская Республика, Кировская область, Республика Бурятия, Республика Тыва, Иркутская область, Новосибирская область, Приморский край, Амурская область,  Чукотский АО).

Основываясь на результатах анализа региональных программ содействия занятости населения и авторском понимании сущности института занятости,  нами предлагается подход к оценке эффективности действий региональных институтов занятости, интегрирующий показатели результативности и эффективности институциональных действий. При этом автор считает, что результативность действий должна определяться исходя из полномочий региональных институтов занятости, что позволит адекватным образом оценить их полноту, во-первых, с позиций их перечня, во-вторых, при сопоставлении регионов друг с другом.

Предлагаемый подход базируется на следующих блоках показателей:
Ι. Индикативные показатели ситуации на рынке труда.
ΙΙ. Показатели результативности.
ΙΙΙ. Показатели эффективности использования бюджетных средств.
ΙV. Интегрированный показатель оценки эффективности программных действий.

Ι. Индикативные показатели ситуации на рынке труда: уровень регистрируемой безработицы, коэффициент напряженности на рынке труда; средняя продолжительность регистрируемой безработицы; доля граждан, ищущих работу свыше 4 месяцев и   более 1 года.

ΙΙ.Показатели результативности действий:
1.Коэффициент обеспеченности услугами по социальным выплатам безработным гражданам определяются как отношение фактического числа получателей социальной поддержки (пособий по безработице, материальной помощи) к запланированному.
2.Коэффициент обеспеченности услугами по выдаче безработным гражданам предложений о досрочном назначении пенсии рассчитывается как отношение фактического числа получателей пенсий, назначенных досрочно, к плановому.
3.Коэффициент обеспеченности услугами по организации временного трудоустройства определяется как отношение фактического количества временно трудоустроенных безработных граждан (в том числе  несовершеннолетних) к плановому.
4. Коэффициент обеспеченности государственными услугами по организации информирования о положении на рынке труда, включая организацию ярмарок вакансий и учебных рабочих мест, экономически активного населения рассчитывается как отношение фактической численности граждан, принимавших участие в указанных мероприятиях, к запланированной.
5.Коэффициент обеспеченности государственными услугами по социальной адаптации безработных граждан на рынке труда рассчитывается как отношение фактической численности безработных граждан, принимавших участие в мероприятиях по социальной адаптации, к плановой.
6.Коэффициент обеспеченности государственными услугами по содействию самозанятости безработных граждан: отношение фактической численности безработных граждан, принимавших участие в мероприятиях содействия самозанятости, к плановой.
7.Коэффициент обеспеченности государственными услугами по психологической поддержки, организации профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации безработных граждан: отношение фактической численности безработных граждан, обучавшихся по направлению органов службы занятости, принимавших участие в мероприятиях по психологической поддержке, к плановой.
8. Коэффициент обеспеченности государственными услугами по организации профессиональной ориентации граждан: отношение фактической численности граждан, принимавших участие в мероприятиях по профессиональной ориентации, к запланированной.
9. Коэффициент обеспеченности государственными услугами по переселению граждан для работы в сельской местности: отношение фактической численности граждан, переселившихся в сельскую местность, к плановой.
10. Интегрированный показатель результативности институциональных действий – определяется как сумма вышеперечисленных показателей, делённая на их количество. Если данный коэффициент больше единицы, то действия институтов считаются результативными.

ΙΙΙ. Показатель эффективности использования бюджетных средств: определяется как отношение интегрированного показателя  результативности институциональных действий к темпам роста/снижения фактических бюджетных расходов по сравнению с плановыми. При значении данного показателя больше единицы использование бюджетных средств считается эффективным.

ΙV.Интегрированный показатель оценки эффективности институциональных действий определяется как суммарное значение двух показателей: интегрированного показателя результативности  институциональных действий и показателя эффективности использования бюджетных средств. Если значение данного показателя 2 и выше, то институциональные действия считаются эффективными.

Полученную оценку эффективности институциональных действий логично сопоставить с тенденциями, складывающимися на рынке труда.

Таблица 1 - Композиционный анализ эффективности институциональных действий и ситуации на рынке труда.


Ситуация на региональном рынке труда

Значение интегрированного показателя эффективности институциональных действий (ИПЭ)

ИПЭ < 2

ИПЭ = 2

ИПЭ > 2

Рост индикативных показателей

Снижение эффективности институциональных действий при росте нестабильности на рынке: «сильная отрицательная симметрия»  (ΙΙΙ)

Стабильность эффективности институциональных действий при росте нестабильности на рынке: «слабая положительная ассиметрия» (ΙV)

Рост эффективности институциональных действий при росте нестабильности на рынке: «сильная положительная ассиметрия» (VΙΙ)

Неизменность индикативных показателей

Снижение эффективности институциональных действий при стабильности рыночной ситуации: «слабая отрицательная ассиметрия» (ΙΙ)

Стабильность эффективности институциональных действий при стабильности рыночной ситуации: «полная симметрия» (V)

Рост эффективности институциональных действий при стабильности рыночной ситуации: «слабая положительная симметрия»(VΙΙΙ)

Снижение индикативных показателей

Снижение эффективности действий при улучшении ситуации на рынке: «сильная отрицательная ассиметрия» (Ι)

Стабильность эффективности институциональных действий при улучшении ситуации на рынке труда: «слабая положительная симметрия»(VΙ)

Рост эффективности институциональных действий при улучшении ситуации на рынке труда: «сильная положительная симметрия» (ΙΧ)

Такое сопоставление (Таблица 1) позволит усилить дифференциацию характеристик эффективности действий региональных институтов занятости. Ситуация в квадранте Ι свидетельствует о «безусловной неэффективности» функционирования регионального института занятости. Ситуация в квадранте ΙΙ и ΙΙΙ может свидетельствовать о сохранении (ΙΙ) или нарастании (ΙΙΙ) экономического спада, преодолеть влияние которого собственно институтам занятости невозможно. Положения, обозначенные квадрантами ΙV и VΙΙ, характеризуют «безусловную эффективность» действий регионального института занятости. Квадрант V и VΙ иллюстрирует стабильность (инерционность) эффективности институциональных действий, поддержка  которой обеспечивается тенденциями рынка труда. Квадранты VΙΙΙ и ΙΧ свидетельствуют о росте эффективности институциональных действий на фоне благоприятной рыночной ситуации, при чем в данном случае  эффективность действий институтов выше, чем в квадрантах V и VΙ.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019
(06) УЭкС, 6/2019
(07) УЭкС, 7/2019
(08) УЭкС, 8/2019
(09) УЭкС, 9/2019
(10) УЭкС, 10/2019
(11) УЭкС, 11/2019
(12) УЭкС, 12/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516