Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Институциональные характеристики и технологические возможности развития виртуальных организаций в рыночной экономике

Предпринимательство | (103) УЭкС, 9/2017 Прочитано: 5155 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Чумаченко Наталья Эдуардовна
  • Дата публикации:
    23.09.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Саратовский социально-экономический институт РЭУ им. Г.В. Плеханова

Институциональные характеристики и технологические возможности развития виртуальных организаций в рыночной экономике

Institutional characteristics and technological capabilities of virtual organizations in a market economy

Чумаченко Наталья Эдуардовна

Chumachenko Natalia

к.э.н., доцент, доцент кафедры мировой экономики и управления внешнеэкономической деятельностью,

Саратовский социально-экономический институт РЭУ им. Г.В. Плеханова.

NatalieCHum@yandex.ru

Статья посвящена характеристикам виртуальных организаций, определяющих особенности их функционирования,ресурсные требования и институциональные рамки, необходимые для их деятельности. Обоснована значимость продуманного конструирования архитектуры виртуальных организаций, указана взаимосвязь между требованиями архитектуры виртуальных организаций и институциональными требованиями.

Ключевые слова: виртуальная организация, виртуальная сеть, виртуальная среда

The article is devoted to the characteristics of virtual organizations that determine their functioning, resource requirements and institutional framework necessary for their activities. Substantiates the importance of thoughtful design architecture of virtual organizations, indicated the relationship between the requirements of the architecture of virtual organizations and institutional requirements.

Keywords: virtual organization, virtual network, virtual environment

Формирование новых организационных форм является устойчивым трендом последних нескольких десятилетий. С появлением интернета, его активном использовании в практике предприятий, создании технологий, привлекаемых для работы, данный тренд прочно утвердился, бросая вызов альтернативным формам организации. Это целиком относится к такой форме, как виртуальное предприятие. Виртуальное предприятие (у М. Кастельса – «сетевое предприятие») открывает новую эру, радикально меняя представление о предпочтительных параметрах организационной формы. Виртуальные предприятия имеют обширный спектр альтернативных названий: «сетевые предприятия», «безграничные предприятия», «расширенные предприятия» [1, 2.].

Признаком таких организаций является принятая фирмами децентрализация, использующая работу команд в рамках распределенных структур. Виртуальная сеть – это независимое объединение фирм, которые заключили договоренность действовать сообща. Термином «виртуальная корпорация» называют партнерство, созданное на определенный срок или на проектной основе [3. C. 205.].

Неотъемлемыми явлениями, сопряженными с существованием виртуальных организаций являются:

- виртуальный рынок – рынок товаров и услуг, сформированный в пространстве интернет, функционирование которого возможно благодаря коммуникационным и информационным технологиям;

- виртуальная реальность, возможность создавать прототипы реальных разработок в виртуальном кибернетическом пространстве (сочетание инструментального и средового компонента);

- виртуальные (сетевые) организационные формы.

Авторы, помимо исключительной пространственной, средовой и архитектурной компоненты отмечают важность качественного состава участников сети. В частности, говорится о сети партнеров, которые координируют усилия, осуществляя совместную деятельность. В связи с этим говорят о виртуальной команде, как «группе людей, которые взаимодействуют через взаимозависимые задачи, руководствуются общей целью», что работает со ссылками через пространство, время, и организационные границы, усилено полотном коммуникационных технологий» [4. C. 745.]. Технологическим основанием существования таких организаций являются интернет, интранет, облачные технологии.

Виртуальная организация является «собранием территориально-распределенным, по функциональному признаку и/или в культурном отношении лиц, которые связаны с помощью электронных форм коммуникации» [5. C. 32.].

Преимущества использования структуры виртуальной организации заключается в следующем:

- удешевление процесса напрямую за счет привлечения коммуникационных технологий и косвенно за счет ускорения процесса;

- возможность передачи непрофилирующих функций другим организациям;

- сети, построенные на имеющейся в распоряжении технологической основе, возможно использовать не только для передачи, но и для создания знаний (по мнению японских ученых Нонака и Такеуччи).

Термин «виртуальные организации» берет свое начало в ранних 1990-х в работах Майлса и Сноу «Организации: новые концепции для новых форм» (1986). В этой работе впервые описана динамическая сеть (агент-брокерская сетевая организация). Позднее, эта идея трансформировалась в новую организационную парадигму в работах Двидоу, Хаммера Каннингхэма и Адама   (Dvidow, Hammer, Cunningham, Adam). Сущностными характеристиками этой парадигмы стали: разделение труда между группами людей, общие цели; интеграция, основанная на информационных процессах [6. C. 99-100.].

Исходя из идей М. Уорнера и М. Витцеля можно сформулировать основные черты виртуальной организации:

- незначительное количество материальных активов;

- снижение значимости такого фактора, как географическое расположение ресурсов;

- использование коммуникационных технологий;

- отсутствие настоятельной необходимости концентрации ресурсов в одном месте (с точки зрения расположения) - мобильность;

- смешанные формы, не подразумевающие устоявшиеся организационной структуры, которые могут быть образованы для целей краткосрочного (например, рискованного проекта) или для долгосрочных целей (организации цепей поставок);

- отсутствие границ делает виртуальные организации достаточно гибкими образованиями, размывая границы между ними;

- вовлечение клиентов в цепочки поставок, например, существенно удешевляет итоговый продукт:

- гибкость объясняется в том числе и затратами (эксплуатационные издержки и издержки на изменение курса).

Использование сетей позволило расширить ответственность менеджеров, благодаря чему, они стали контактировать с большим количеством людей и получили возможность контролировать их деятельность. Это противоречит центростремительным тенденциям в изменении организационной структуры второй половины ХХ века, когда эффект масштаба почитался за благо, в то же время, способствуя снижению гибкости, чего предприятия не лишены, будучи элементами сетей [7. C. 5-24.].

Сетевые организации способны предоставлять оперативно нужные компетенции фирмам, позволяя, при необходимости отказываться от приобретаемых в рамках сетевых структур компетенций [8. C. 2142.].

Орман (Levent V. Orman) рассматривает виртуальные организации, как своеобразный «организационный конструктор», который предназначен для оперативной сборки требуемых «компонентов», а также обмена компонентами между организациями. Такие структуры отличает проектная гибкость; адаптированные под цели проектов; они распадаются по окончании проекта [9. C. 705.]. Оборотной стороной гибкости становится проблема поиска необходимых компонентов, координация усилий, а также создание доверия.

Виртуальные организации не слишком распространены в базовых отраслях бизнеса и социальных институтах. На наш взгляд, объясняется это тем, что виртуальные организации лишены большого объема основного капитала, что присуще, как правило, базовым отраслям. Очевидно, что современная логистика до некоторой степени способна снизить значимость территориального фактора для таких отраслей, что нивелируется в рамках виртуальных организаций. Использование организационных компонентов виртуальных организаций может занимать невысокий удельный вес в стоимости основного капитала. Невысокий процент в рамках социальных институтов связано с особенностями последних, где требуется личное, не опосредованное взаимодействие людей.

Хотя виртуальные организации и очень чувствительны к среде, они испытывают определенные трудности в следовании долгосрочным планам и стратегиям. Проблема поиска компонентов виртуальной организации и создание доверия структуры определяют сложности функционирования виртуальных организаций в долгосрочном периоде. Эти вопросы определяют большую состоятельность таких структур в проектах краткосрочного характера, поскольку краткосрочные цели и узко сформулированные задачи позволяют лучше общаться с новыми группами. Примером может служить формирование компонента виртуальной организации, служащей целям поддержания отношений с клиентами, но не создания инфраструктуры стратегической коммуникации.

Возможность использования преимуществ виртуальных организаций требует гибкой архитектуры, которая должна будет предусмотреть формирование многоуровневой структуры с прописанными процедурами реализации долгосрочных целей компании и тактических решений. Процедуры должны быть достаточно подробны и позволять регламентировать широкий круг вопросов.

По мнению экспертов, существуют две нерешенные проблемы формирования структур с виртуальными организациями:

- проблема, связанная с тем, как организационные компоненты находят друг друга, и как они согласовывают свои цели, стратегии и планы друг с другом (на наш, решение может быть связано с фильтрами, позволяющими проводить отбор, а также процедуры или даже нормы межфирменного взаимодействия);

- проблема создания доверия, для того, чтобы все организационные компоненты могли быть уверены в факте согласования целей, стратегий и планов, а также в том, что организационные компоненты структуры разделяют взгляды на них (доверие само является итогом планомерной работы по созданию работоспособных институтов, служащих созданию доверия).

Таким образом, феномен виртуальных организаций есть не только технологическая компонента, позволяющая осуществлять коммуникации с высокой скоростью и низкой стоимостью, но и социальная, требующая адекватной реализации институциональных требований структуры. Исследователи указывают на исключительную важность культуры взаимоотношений, разделение общих ценностей и целей [8. C. 2145.].

Решение этих проблем связывается с высокой степенью виртуальности, которая характеризуется по размеру и сложности компонентов, заимствованных из существующих организаций на этапе проектирования, и размер и сложность компонентов, объединенных с другими организациями в рамках текущих операций. Фактически, это своеобразная мера опоры на компоненты, сформированных в единое целое, мера совместного использования ресурсов.

Таким образом, сама архитектура позволит решать данные вопросы, в рамках формирования виртуальных организаций и работы в ходе проекта: уточнение формальной семантики и формирование общедоступной базы, проясняющей структуру компонентов.

Вторым шагом может стать формирование иерархии, где компоненты более высокого уровня строятся из компонентов более низкого уровня, что автоматически увеличивает число и сложность компонентов, доступных для совместного использования. Существует возможность создания механизма доверия, а членство на более высоких уровнях ограничивает их и препятствует реализации оппортунистического поведения в рамках краткосрочного периода [9. C. 711.].

Вопрос формирования доверия в рамках горизонтальных структур, отличает отношения внутри них от иерархических структур. Отсутствие необходимости формального подчинения, добровольность объединения и необходимость налаживать отношения с новыми командами отличают виртуальные организации. Ключевой особенностью виртуальных организаций становится высокая степень неформального общения [4. C. 751.].

Территориальная удаленность сотрудника ставит проблему выработки адекватных процедур контроля за сотрудниками (ярким примером неудачного решения этой проблемы является случай покупки банка трейдером этого банка). Стоит отметить, что излишний контроль, пусть и решенный технологическими средствами, лишает виртуальную организацию гибкости и базового технологического преимущества, в частности. Гибкость обеспечивается равным образом, обоснованным равнозначным доступ каждого сотрудника в сеть, не опосредованным каким-либо узлом или менеджером, что дает возможность использовать все преимущества сети в режиме реального времени. Сети позволяют минимизировать потерю независимости и увеличить объем ценностей, разделяемый между сотрудниками, что в перспективе означает усложнение сети при наращиваемой их функциональности, что в итоге означает ограничение доступа для некоторых участников сети.

Структура виртуальных организаций настоятельно требует некоторого баланса между координацией и инициативностью, между полномочиями и отчетом за действия, между преимуществом сетей – гибкостью и контролем над действиями работников.

Вопреки представлению о том, что базовая функция инфраструктурной основы – это коммуникации, существует целый ряд технологий, используемых виртуальными организациями:

- технологии коммуникации (предоставляют возможность оперировать в среде интернет, экстранет и интранет);

- технологии хранения информации;

- технологии мониторинга и сканирования;

- аналитические технологии (предназначенные для сбора данных в каталогизированном виде);

- технологии моделирования (помощь в моделировании разнообразных сценариев бизнес-среды и рынков);

- технологии дизайна (используются тестирования разработок товара в виртуальном пространстве);

- технологии производства (системы, функционирующие без участия человека на особо опасных или важных участках производства);

- технологии доставки услуг и товаров (банкоматы, электронная коммерция; организационные системы доставки запчастей, инвентаря с обращением к поставщикам, посредством электронной почты и экспресс-доставки) [10. C. 1063.].

Технологические решения, доступные виртуальным организациям позволяют удешевить многие процессы, расширить возможности традиционных производств, оптимизировать ряд процессов, изменить традиционные подходы к реализации многих решений. Инструментами выступают:

  • Системы обратной связи. Здесь используются применяются технологии мониторинга и сканирования, а также коммуникационные технологии для сбора информации и передачи ее обратно менеджерам и лицам, принимающим решения.
  • Сетевые системы. Это гибрид коммуникационных систем, допускающих встраивание других технологий в случае возникновения необходимости в сетевых потребностях и функциях. Коммуникационные системы могут комбинироваться с системами обратной связи, а также и некоторыми аналитическими технологиями для выполнения группового анализа и принятия решений.
  • Системы доставки услуг.
  • Системы управления знаниями. Остов составляет технологии хранения и анализа данных, моделирования и коммуникаций для облегчения процесса управления знаниями. Базовая функция доступность знания для поиска и извлечения, а также, представление, позволяющее проводить на их основе полноценный анализ.

Виртуальные организации предоставляют новые возможности, как для традиционных предприятий, так и для вновь создающихся фирм.

  1. Распределенные организации. Появились с постройкой железных дорог, но использовать потенциал организаций стало возможно только благодаря телеграфной сети. Первоначально, эту форму использовали банки и международные компании. Это дало свободу капиталу с точки зрения его концентрации в географическом измерении.
  2. Виртуальные цепочки создания ценностей. Типичный пример - виртуальные цепочки поставок все в большей степени могут служить примером такого рода (связывание поставщиков, производителей, дистрибьюторов и розничных торговцев в единую сеть коммуникаций.
  3. Электронная коммерция.
  4. Обучающиеся организации. Применяют практически весь спектр технологий, присущий виртуальным организациям, позволяющий аккумулировать знания и привносить в традиционные виды деятельности новую ценность.
  5. Гипертекстовые организации. Гипертекстовые организации – более изощренная форма обучающихся организаций, когда организация воспринимается на нескольких уровнях одновременно. Иерархическая организация и необходимость контактировать также с внешними источниками знаний делает ее функционирование зависимым от инфраструктурной основы.
  6. Сетевые сообщества. Коммуникативные сети, предусматривающие участие одной или нескольких компаний, чье функционирование подчинено идее обмена информацией.
  7. Виртуальная «паутина». Представляет собой сеть, состоящую из нескольких организаций; эти организации не просто структурированы виртуально в цепочке ценностей, а объединяют множество организаций, развернутых вширь на уровне одного звена цепочки. Франк (Franke, 2002) определил виртуальную паутину как сотрудничество организаций-партнеров, имеющих общие интересы. Концепция состоит их трех компонентов. Гипертекстовые организации и виртуальные «паутины» возможно рассматривать как надстройку к традиционным организациям, как платформы, в которых развиваются гибкие рабочие группы или команды с ограниченным сроком существования (хотя виртуальные паутины не связаны с ограниченным сроком существования).
  8. Голографические организации. Каждая бизнес-единица копирует в миниатюре всю организацию в целом. Создание таких структур приводит к возможности гибкой перестройки системы, а содержательно, они – более функционально децентрализованы.

Ни одна из реальных финансовых организаций не выбирает единственную форму, как правило, это гибрид из различных форм или сращивание виртуальной формы и традиционной. Очевидно, что виртуальные организации так или иначе влияют на межфирменное взаимодействие фирм, расширяя возможные варианты такового, содействуя процессам концентрации на рынках, расставляя иные приоритеты в межфирменной конкуренции.

Стоит отметить, что многообразие различных форм виртуальных организаций, позволяет функционально расширить пространство деятельности любой организации:

- добавление ценности традиционным видам деятельности;

- создание различного рода платформ, позволяющих осуществлять информационный обмен между участниками с заданной целью; что продуцирует среду, в которой возможен обмен информацией и идеями;

- оптимизация распределения;

- усиление конкуренции на рынках;

- возможность адаптации структуры организации под свои цели.

Роль знаний является доминирующей в деятельности организации. Требования к специалисту становятся более размытыми и определить границы специализации довольно трудно, что говорит об отходе от функционального разделения труда.

- работа в виртуальном пространстве может быть менее специализирована и функциональна;

- работа становится все менее исполнительской и все более управленческой (удаленные работники вынуждены структурировать свою рабочую среду, организуя собственное рабочее время и его наполнение);

- виртуальная работа требует все больше навыков, в том числе, навыков работы с людьми;

- виртуальная среда влечет больше персональной ответственности;

- виртуальная среда требует более высокого уровня мотивации;

- виртуальная работа меньше ориентирована на задачи и больше на результат;

- виртуальная среда позволяет в меньшей степени снижать риски, благодаря отсутствию физического контроля и необходимости координации, вместе с тем, разделяя риски между участниками [11. C. 705-706.];

- виртуальная среда особенно остро ставит вопрос об идентификации виртуальных сотрудников, что влияет на понимание и разделение целей и ценностей организации, обеспечивая социальный контекст [12. C. 779.].

Феномен виртуальных организаций состоит в исключительных характеристиках, рождающих существенное отличие таких форм организации от других и меняющих рельеф рынков, а также, процедуры взаимодействия между фирмами. На наш взгляд, возможно сформулировать ряд основных идей, являющихся фундаментом виртуальных организаций, в том числе, определяющих их дальнейшее развитие.

  1. Идея партнерства и кооперативного взаимодействия.
  2. Опосредованность технологической инфраструктурной основой.
  3. Гибкость, основанная на «конструкционной возможности» таких организаций. Топология сети, дополненная правилами и процедурами взаимодействия, позволит выстраивать создаваемую структуру под требуемые характеристики.
  4. Виртуальная компонента, заявленная, как один из доступных инструментов, как среда взаимодействия, расширяющая возможности получения информации и способствующая возникновению новых идей.
  5. Отсутствие географических ограничений при формировании структур.
  6. Удешевление и ускорение многих процедур и процессов.
  7. Взаимная обусловленность технологического и институционального влияния (влияние институциональной компоненты состоит в появлении сетевых структур до полномасштабного развертывания и инфраструктуры).
  8. Грамотное формирование структуры организации и прописывания внутренних процедур становится мерой эффективности организации.

Полномасштабное расширение присутствия сетевых структур во многих сферах, возникновение ряда социальных процессов в пределах виртуального пространства дают основания для тщательного анализа данных процессов. Виртуальные организации являют собой пример обособленной структуры, основы для изучения такого специфического взаимодействия, позволяя сделать вывод о закономерностях функционирования таких структур. Интерес представляют динамика и скорость развития процессов, динамика развития, взаимодействие и эффективность возникающих виртуальных организаций, адекватность создаваемых сетевых структур рассматриваемому институциональному и культурному пространству. Отдельной проблемой является своеобразное соперничество иерархических и сетевых структур, допустимость «разбавления» первых сетевыми структурами, их соответствие менющейся внешней среде.

 

 

  1. Кастельс Мануэль Информационная эпоха: экономика, общество и культура. Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана; Гос. ун-т. Высш. шк. экономики. - М. , 2000.
  2. Гольдштейн Г.Я. Стратегический инновационный менеджмент: тенденции, технологии практика. Таганрог. Издательство ТРТУ, 2002. [Электр. ресурс]. http://www.aup.ru/books/m78/6_5.htm (дата обращения 20.03.2015)
  3. Уорнер М, Витцель М. Виртуальные организации. Новые формы ведения бизнеса в XXI веке. М.: Добрая книга. 2005.
  4. Ulrich J. Franken The virtual web as anew entrepreneurial approach to network organizations // Entrepreneurship and Regional Development. 1999. 11. P.203-229.
  5. Manju K. Ahuja, Kathleen M. Carley Network Structure in Virtual Organizations // Organization Science. 1999. Vol. 10. No.6. P. 741-757.
  6. Tom Graf The future of OD. Developing an Effective Virtual Organization. // OD Practitioner. 2009. Vol 4. No 3. P.30-36.
  7. Cretu L.-G., Cuza A.I. Cloud-based Virtual Organization Engineering // Informatica Economică. 2012. Vol. 16, N. 1. P. 98-109.
  8. Naoufel Cheikhrouhoua, Abdel-Rahman H. Tawilb and Alok Choudharyc Modeling competence-based virtual organizations using the unified enterprise competence modelling language. International Journal of production research. 2013. Vol. 51. No. 7. P. 2138-2159.
  9. Levent V. Orman Virtual Organizations as Electronic Services. Communication of the Association for Information ystems. 2009. Vol. 24. Article 40. P.701-718.
  10. Liang-Hung Process and product innovation in virtual organizations: an investigation of Taiwanese information firms // Total Quality Management. 2012. Vol. 23. N 9. P. 1061-1074.
  11. Grabowski M., Roberts K.H. Risk Mitigation in Virtual Organizations // Organization Science. 1999. Vol. 10. N 6. P. 704-721.
  12. Wiesenfeld B.M., Raghuram S., Garud R. Communication Pattems as Determinants of Organizational Identification in a Virtual Organization // Organization Science. 1999. Vol. 10. N 6. P. 777-790.
  13. M. Hammer and J. Champy, Reengineering the corporation. A manifesto for business revolution. Nicholas Breadley Publishing, 1993.
  14. R. Adam, “Întreprinderile virtuale versus întreprinderile tradiţionale”, Revista Informatica Economică, vol. 29, no. 1. 2004.
  15. W. Davidow and S.M. Malone, The Virtual Corporation. Structuring and Revitalizing the Corporation for 21st Century. HarperBusiness Publishing, 1993.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516