Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Взаимодействие концепций контрактного процесса фирмы и хозяйственного механизма фирмы: политэкономический аспект

Предпринимательство | (103) УЭкС, 9/2017 Прочитано: 4098 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Сергей Юрьевич Грубников
  • Дата публикации:
    22.09.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ООО «Логус»

Взаимодействие концепций контрактного процесса фирмы и хозяйственного механизма фирмы: политэкономический аспект

Interaction of the Concepts of a Firm’s Contractual Process and Economic Mechanism: the Political and Economic Aspects

Сергей Юрьевич Грубников 

Sergey Yuryevich Grubnikov

ООО «Логус», г. Краснодар, аналитик

E-mail:  s.grubnikov@mail.ru

Logus LLC, Krasnodar, RUSSIA, analyst

Аннотация. В результате исследования создана (косвенно) верифицируемая концепция хозяйственного механизма фирмы. Критериями верификации стали три основных подхода, составляющих предметное поле политэкономии: воспроизводственный, субъектный, институциональный. Подтвердилось предположение о том, что «контрактный процесс фирмы» как основной процесс хозяйствования является родовым понятием относительно понятия «хозяйственный механизм фирмы». Контрактный процесс фирмы есть поэтапная реализация общей схемы структуры деятельности, включая размещение и исполнение заказа (взаимодействие продуктовой и ресурсной сделок). Хозяйственный механизм фирмы представляет собой нормативное обеспечение контрактного процесса фирмы и состоит из нормосозидающей и нормореализующей частей.

Abstract. As a result of the research, an indirectly verified concept of the firm’s economic mechanism has been created. Three main approaches were the criteria for verification, which approaches constitute the subject field of political economy: reproductive, subjective, and institutional. The assumption has been confirmed that the “firm’s contractual process” as the main process of economic management is a generic concept with regard to the concept of the “firm’s economic mechanism”. The contractual process of the firm is a phased implementation of the general scheme of the structure of activities, including the placement and execution of the order (the interaction of the product and resource transactions). The economic mechanism of the firm is a normative support for the contractual process of the firm and consists of the norm-creating and norm-implementing parts.

Ключевые слова: хозяйственный механизм фирмы, контрактный процесс фирмы, заказ, общая схема структуры деятельности, предметное поле политэкономии.

Keywords: firm’s economic mechanism, firm’s contractual process, order, general scheme of the structure of activities, subject field of political economy

Введение

Предварительные замечания. Настоящая статья является одной из серии работ, генеральной целью которых является экономико-теоретическое осмысление, полноценная концептуальная характеристика хозяйственного механизма фирмы. Непременным условием построения сложного теоретического знания об объекте является онтологическое движение от совокупности знаний об объекте к их онтологической схеме. Попытка такого движения была осуществлена в работах [2 ; 3].

Значительная часть общеметодологического обеспечения работ [1 ; 2 ; 3], взята из разработок методологической школы Г. П. Щедровицкого. С позиций указанной школы, переход, осуществляемый в настоящей работе, можно рассмотреть в нескольких аспектах:

1. Метод полиструктурного системного анализа: от онтологического представления объекта исследования в виде трёх первых слоёв полиструктуры к конкретному представлению объекта через четвёртый слой – «морфологическая организованность» – и новый цикл [3].

2. Метод конфигурирования: от конфигуратора (онтологической схемы) к одной из предметных план-карт [3].

3. Эпистемологический план: от онтологической схемы к модели [2].

4. Организационно-деятельностный план: «сначала онтология – затем адекватная ей организация» [2 ; 3].

На основе проведённых ранее исследований были установлены следующие экономические формы: «компетенция», «актив», «институт», «технология»[2].При этом под объектом онтологии некой экономической теории следует понимать экономическую форму – форму экономических отношений, представляющих собой инвариантный аспект хозяйственной организации общества [4, с. 51]. Была выработана предварительная трактовка взаимосвязи объектов онтологии: «Главным объяснением существования фирмы является её способность, в процессе производства, генерировать и развивать специфические ресурсы (компетенции и активы), невоспроизводимые для другихучастников рынка. Генерирование и развитие указанных ресурсов происходит по внутриорганизационным системам правил (институты и технологии), что составляет нормативный аспект существования фирмы. В потенциально-функциональном аспекте (в распределении ролей экономических форм для достижения экономических результатов): компетенции специфицируют продукт активов, а институты специфицируют продукт технологий. В структурно-схематическом аспекте: компетенции объемлют активы, а институтытехнологии.

Структурные составляющие исследования. В работе [3] выдвигалась задача исследования, состоящая в построении научно-реализуемой онтологической схемы предметной области (концепции хозяйственного механизма фирмы, предприятия) как возможной основы для последующей конкретизации модели на реальность.

Но какая же теоретическая основа будет приоритетной при построении модели данного объекта и последующей конкретизации модели на реальность?

Политическая экономия является лучшим выбором по нескольким причинам. Во-первых, главной отличительной особенностью политической экономии как направления экономико-теоретического знания является воспроизводственный подход. Перечислим, вслед за Марксом, основные экономические формы, представляющие этот подход: «производство», «потребление», «распределение», «обмен (обращение)», составляющие название его фундаментальной работы [6].Несмотря на важнейшее значение воспроизводственного подхода (и методологическое, и практическое), «как в неоклассике, так и в институциональной экономике, по существу, понятие воспроизводства не имеет прав гражданства» [7, с. 31].

Одним из итогов онтологического движения к объекту исследования стал вывод о возможности самого существования некой потенциально-деятельностной предметной области только в случае наличия системообразующей связки «создание нормы – реализация нормы», образующей способ воспроизводства целостности данной предметной области [3]. То есть предметная область должна бытьвоспроизводящейся. Таким образом, воспроизводственный подход политической экономии может быть одной из теоретических основ построения концепции хозяйственного механизма фирмы.

Вторая причина выбора политической экономии заключается в другой её отличительной особенности: только она рассматривает экономику через призму взаимодействия субъектов экономики, отношений по поводу жизнедеятельности человека, его полноценного функционирования в рамках воспроизводственного подхода. Человек трактуется как суверенная личность с многообразными запросами. В политико-экономическом анализе фигурирует не абстрактный человек неоклассической теории, а персоны с определёнными интересами (капиталист, наёмный рабочий и др.). Тема экономических интересов – сквозная [8, с. 9 ; 9, с. 85–87].

Одним из условий онтологического движения к объекту исследования был постулат о «бессубъектности» предметной области, исключающий из рассмотрения «поведение» экономических агентов [2]. Представляется, что именно субъектный подход политической экономии, где «суверенные личности с многообразными запросами» реализуют экономические интересы в процессе хозяйствования, может стать второй теоретической основой построения концепции хозяйственного механизма фирмы.

В работе [10, с. 53] предмет современной политической экономии формулируется как «конкретно-исторический тип экономических отношений между хозяйствующими субъектами, которые возникают в процессе производства, обмена, распределения и потребления товаров (услуг) и реализуются в хозяйственной практике посредством формальных норм и неформальных правил».

Конкретизируя выявление институционального компонента в теории, в работе [9, с. 84] подчёркивается: «Важнейшее направление совершенствования политэкономии как ветви экономико-теоретического знания связано с усилением ее взаимодействий с институциональной экономикой, формирующей понятия институциональной среды и экономического поведения агентов».

Таким образом, наряду с воспроизводственным и субъектным, третьим подходом, составляющим предметное поле политэкономии, является институциональный.

Проблемная задача настоящего исследования – исследовать возможность построения концепции хозяйственного механизма фирмы, опираясь на три основных политико-экономических подхода: воспроизводственный, субъектный, институциональный.

Одним из итогов онтологического движения стало извлечение онтосхемы некой предметной области из онтосхемы теории фирмы [3]. Полученная предметная область состоит из двух частей: «трансформационный сектор фирмы» и «трансакционный сектор фирмы». Взаимосвязь экономических форм следующая: в трансформационном секторе – Технологии нормируют Активы, в трансакционном секторе – Институты нормируют Компетенции.

Если провести аналогию между целостностями «социально-экономическая микросистема» и «социально-экономическая макросистема», то, опираясь на работу [9, с. 85], политико-экономическое толкование понятий «трансформационный сектор фирмы» и «трансакционный сектор фирмы» может быть следующим: совокупность объективных экономических отношений, образующая экономический базис общества, взаимодействует, с одной стороны, с производительными силами общества (т. е. с трансформационным сектором), с другой с политико-правовыми и социо-культурными факторами, формирующими надстройку (т. е. с трансакционным сектором).

Итак, в результате работы [3] мы получили только функциональное (ненаполненное) место концепции хозяйственного механизма в общей схеме теории фирмы и возможность, будем надеяться, построения полноценной модели на имеющемся основании.

Как же идентифицировать эту предметную область, какое значение она имеет для старшей предметной области – теории фирмы?

Выдвинем предположение о том, что указанную предметную область можно идентифицировать как сектор – область «контрактного процесса фирмы» или сектор – область «исполнения частного заказа» («privateordering»).

Первый термин принадлежит В. Л. Тамбовцеву, второй – О. Уильямсону. В. Л. Тамбовцев в работе [11, с. 33], синтезируя идеи экономической теории фирмы и стратегического менеджмента, отмечает: «Концептуализацией стратегического процесса может служить контрактный процесс, в рамках которого сама стратегия выступает как эксплицитная или имплицитная договоренность между распорядителями специфических для фирмы ресурсов относительно направлений и форм их использования (в том числе комбинирования и рекомбинирования)».

О. Уильямсон предложил свою версию теории фирмы как структуры управления текущимиконтрактными отношениями («governance structure»). Он исследует фирму как режим, механизм управления текущимиконтрактными отношениями, сопоставляя её с альтернативными механизмами управления (например, с рыночным). Управление коммерческим контрактом служит средством размещения заказа и соответственно – средством разрешения конфликтов, реализуя «самое фундаментальное определение экономики» – наличие взаимной выгоды участников при добровольном обмене [12, с. 111–121].

Из двух рассмотренных выше терминов предлагается использовать термин «контрактный процесс фирмы» как наименование для идентифицируемой предметной области, основной объект управления в которой – заказ, его размещение и исполнение.

Теперь можно обозначить основной тезис исследования. «Контрактный процесс фирмы»как основной процесс хозяйствования является родовым понятием относительно понятия «хозяйственный механизм фирмы».

В этом контексте можно констатировать, что современная политическая экономия, исследуя вопрос сущности товарного производства [13], взаимосвязи производства и потребления, стремится к синтезированию достижений как классической политэкономии, так и маржинализма. Так, в работе [9, с. 89] отмечается: «Классическая политическая экономия исходила из примата производства, такова была парадигма: прежде чем что-то потреблять, продукт надо произвести. В то же время маржиналисты (в этом их заслуга) вперёд выдвинули человеческие потребности, исходя из того, что человек с его потребностями – это цель хозяйственной деятельности. <...> Мы полагаем, что необходимо ставить вопрос о неразрывной органической связи производства и потребностей».

Или такая чеканная формулировка: «Продукт, не обладающий полезностью для другого агента экономики, стоимости не имеет» [14, с. 119].

Охарактеризуем объект и предмет исследования: объект – концепция контрактного процесса фирмы; предмет – нахождение концепции хозяйственного механизма фирмы как подсистемы концепции контрактного процесса фирмы.

Цель исследования: создать (косвенно) верифицируемую концепцию хозяйственного механизма фирмы, рассматривая её как подсистему в сложной «матрёшечной» структуре Фирмы и Общественного производства в целом.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

1) выявить общеметодологические и экономико-методологические подходы, способствующие косвенной верификации модели контрактного процесса фирмы;

2) на основе концепции контрактного процесса фирмы выработать концепцию хозяйственного механизма фирмы, определив его «через ближайший род и видовые отличия»;

3) определить новизну, ограничения, перспективы проведенного исследования.

Исходя из того, что «политэкономия традиционно ориентировалась на макроэкономический объект»[10, с. 54], актуальность исследования заключается в совершенствовании политэкономии как направления экономико-теоретического знания, включающей в свою сферу анализ деятельности обособленных хозяйственных единиц.

Основная часть

1. Методы, способствующие верификации модели контрактного процесса фирмы.

Критериями верификации экономико-теоретического исследования примем три основных (реконструированных выше) политико-экономических подхода как три точки зрения на исследуемую предметную область. Предметная область – модель контрактного процесса фирмы.

1.1 Нормативное воспроизводство целостности предметной области. 

Подход, задающий способ воспроизводства целостности предметной области, предложен методологической школой Г.П. Щедровицкого. Основа – системообразующая связка «создание нормы – реализация нормы» (подробнее см.: [2 ; 3]).На рисунке 1 связка «создание нормы – реализация нормы» схематически показана как объединение (замкнутый контур) «И/Е-связь» и «Е/И-связь».

В рамках настоящего исследования данный методологический подход как критерий косвенной верификации сопоставлен с институциональным подходом в политэкономии.

1.2 Этапность воспроизводства в общей схеме структуры деятельности.

Подход, схематично разделяющий на этапы замкнутый контур воспроизводящейся предметной области, представлен в работе [15, с. 32] и приведён на рисунке 1. Данный подход развивает идеи теории активных систем (научная школа В.Н. Буркова). Теория активных систем (ТАС) – раздел теории управления социально-экономическими системами, изучающий свойства механизмов их функционирования, обусловленные проявлениями активности участников системы [16, с. 3].

На схеме можно укрупнённо выделить пять этапов внутри замкнутого контура воспроизводящейся предметной области:

1) «Потребности, мотивы»;

2) «Целеполагание»;

3) «Целевыполнение»;

4) «Результат»;

5) «Оценка» и «Саморегуляция».

 

gr1

Рисунок 1 –Общая схема структуры деятельности

В рамках настоящего исследования данный методологический подход как критерий косвенной верификации сопоставлен с воспроизводственным подходом в политэкономии.

1.3 Основные субъекты предметной области 

Анализируя основные процессы предприятия (фирмы), Г.Б. Клейнер в своей работе [17] отмечает, что предприятие (фирма) – это социальная организация, в которой на систематической основе органически соединяются три вида процессов: 1) производство продукции; 2) воспроизводство ресурсов и условий деятельности; 3) реализация продукции.

Эти три вида процессов корреспондируют с тремя видами рынков: 1) рынком факторов; 2) рынком ресурсов; и 3) рынком благ [18, с. 78]. Фирма втягивает факторы и ресурсы, а затем выталкивает экономические блага.

Эти три вида процессов и три вида рынков корреспондируют с тремя видами иерархии, имеющими следующие различия: 1) организация, производящая продукт (мы описываем события с точки зрения этой организации); 2) организация, покупающая продукт у организации, производящей продукт; 3) организация, производящая ресурс для организации, производящей продукт.

Перейдём к субъектам в процессах по Клейнеру. Рассматривая указанные три вида процессов, учтём, что наличие Потребителя и Поставщика как основных субъектов процесса является одним из принципов процессного подхода. Какие же субъекты участвуют в указанных выше процессах?

1.3.1 Производство продукции. Потребитель и Поставщик в этом процессе – это участники организации, производящей продукт, и взаимодействующие на иерархической основе.

а) Потребитель: принципал – специфицирует общий норматив или конкретное задание;

б) Поставщик: агент – поставляет исполнение в рамках общего норматива или исполненное конкретное задание.

На данном уровне абстракции, термином «принципал» обобщим и «собственника предприятия» (группового или индивидуального), и «управленца». Связка «принципал агент» обозначает взаимодействие, при котором Принципал стоит выше Агента по внутриорганизационной иерархической лестнице.

1.3.2 Реализация продукции. Потребитель в этом процессе – организация, покупающая продукт, а Поставщик – организация, производящая продукт. Потребитель и Поставщик взаимодействуют на рыночной основе:

а) Потребитель: Заказчик по Продукту – специфицирует заказ;

б) Поставщик: Исполнитель по Продукту – поставляет заказанное.

1.3.3. Воспроизводство ресурсов и условий деятельности. Потребитель в этом процессе – организация, производящая продукт, а Поставщик – организация, производящая ресурс. Потребитель и Поставщик взаимодействуют на рыночной основе:

а) Потребитель: Заказчик по Ресурсу – специфицирует заказ;

б) Поставщик: Исполнитель по Ресурсу – поставляет заказанное.

Сделку, где участвует Заказчик по Продукту и Исполнитель по Продукту, назовём «продуктовой сделкой», а сделку, где участвует Заказчик по Ресурсу и Исполнитель по Ресурсу, – «ресурсной сделкой». При этом «продуктовая сделка» специфицирует «ресурсную сделку».

На данном уровне абстракции, термином «ресурсная сделка» обобщим два способа воспроизводства (преобразуемого) Ресурса – «сделать самому или купить»: следует ли фирме производить Ресурс самой или же купить этот Ресурс у другого участника рынка? Даже если фирма будет производить Ресурс сама, это будет, по сути, производство Продукта Х (входящего в итоговый Продукт Y), с необходимостью развёртывания как «продуктовой», так и «ресурсной» сделок.

В рамках настоящего исследования методологический подход выделения процессов и их субъектов по Клейнеру как критерий (косвенной) верификации сопоставлен с субъектным подходом в политэкономии.

2. Модели контрактного процесса и хозяйственного механизма фирмы

2.1 Допущения модели контрактного процесса фирмы: 

№ 1. Момент описания модели примем вложенным во временной интервал «реализации нормы» (исходя из системообразующей связки «создание нормы – реализация нормы» и разделённости создания и реализации нормы во времени).

№ 2: а) в момент описания фирма обрабатывает заказы только по Продукту № Yдля Заказчика № Z; б) в момент описания фирма обрабатывает только один заказ. В производстве один Заказ № Х + 1 Продукта № Yдля Заказчика № Z.

Говорить о цикле, о воспроизводстве можно только в том случае, если в прошлом производстве был, по крайней мере, один Заказ с порядковым номером «Х» Продукта № Y для Заказчика № Z.

№ 3. Перед стартом контрактного процесса по Заказу № Х + 1 Продукта № Yдля Заказчика № Zфирма имеет компетенции, активы; и их нормативное содержание в виде институтов, технологий – в надлежащем качестве и количестве (за исключением того, что может быть с минимальными рисками привлечено непосредственно в ходе контрактного процесса).

2.2 Графическое изображение модели контрактного процесса фирмы (рисунок 2)

 

gr2

Рисунок 2Модель контрактного процесса фирмы и этапы общей схемы структуры деятельности применительно к фирме:1.1 – Потребности, мотивы; 1.2 – Целеполагание; 1.3 – Целевыполнение 1; 1.4 – Целевыполнение 2; 2.1 – Целевыполнение 3;
2.2 – Целевыполнение 4; 2.3 – Результат; 2.4 – (Распределение), Оценка и Саморегуляция

2.3 Текстовое описание модели контрактного процесса фирмы 

Сопоставим рассмотренные ранее подходы и произведём единое связное описание контрактного процесса. Будем использовать временные маркеры: «будущее», «текущее» и др., исходя из допущения № 1 модели.

2.3.1 Нормирование результатов и ресурсов («создание нормы», «И/Е-связь») (см. рисунок 2):

– «1.1 Потребности, мотивы». Фирма предлагает Государству и Рынку свой Продукт. Принципал (Исполнитель по Продукту) предполагает будущее потребление (Продукта) Заказчиком по Продукту, то есть Принципалом выявлен заказ, согласованный или прогнозируемый.

– «1.2 Целеполагание». Продуктовая сделка открыта. Заключено или прогнозируется соглашение между Исполнителем по Продукту и Заказчиком по Продукту о будущем обмене Продукта на блага, необходимые Исполнителю по Продукту.

– «1.3 Целевыполнение 1». Для будущего производства созданы правила использования ресурсов.

– «1.4. Целевыполнение 2». Ресурсная сделка открыта. Заключено или прогнозируется соглашение между Исполнителем по Ресурсу и Заказчиком по Ресурсу о будущем обмене Ресурса на блага, необходимые Исполнителю по Ресурсу. (Имплицитная стадия – «Ресурс произведён»).

2.3.2 Получение ресурсов и результатов» («реализация нормы», «Е/И-связь») (см. рисунок 2):

– «2.1 Целевыполнение 3». Ресурсная сделка закрыта. Исполнено соглашение между Исполнителем по Ресурсу и Заказчиком по Ресурсу об обмене Ресурса на блага, необходимые Исполнителю по Ресурсу.

– «2.2 Целевыполнение 4». В текущем производстве выполнены правила использования ресурсов.

«2.3 Результат». Продуктовая сделка закрыта. Исполнено соглашение между Исполнителем по Продукту и Заказчиком по Продукту об обмене Продукта на блага, необходимые Исполнителю по Продукту.

– «2.4 (Распределение), Оценка и Саморегуляция» (распределение результатов деятельности, оценка и саморегуляция, распределение условий деятельности) по итогам завершения сделки по Заказу № Х + 1 Продукта № Yдля Заказчика № Z. «Распределительные отношения в расширительной трактовке: симбиоз распределения как момента производства и как момента обмена» [19, с. 281–282].

2.3.2.1 Распределение результатов деятельности. Рассмотрим распределение как момент обмена, то есть с перехода права собственности на распределяемое. Фирма выполняет обязательства перед Государством, Рынком, Собственником Фирмы:

а) закрытие задолженностей перед государством – «распределение призвано обеспечить общественное производство в соответствии со сложившейся структурой и тенденциями развития» [19, с. 281];

б) закрытие задолженностей перед рынками, – переходя от абстрактных к более конкретным уровням хозяйствования, обнаруживаем, что «количество таких показателей достаточно велико и заметно превышает число использующихся сегодня для оценки затрат в процессе производства» [20, с. 8];

в) у Собственника предприятия после выплаты задолженностей – остаточный доход или остаточный убыток.

2.3.2.2 Оценка и Саморегуляция: а) Собственник предприятия оценивает эффективность деятельности предприятия по итогам выполнения Заказа № Х + 1 по Продукту № Y для Заказчика № Z; б) Собственник предприятия принимает решение о целесообразности и наличии условий для следующего Цикла – контрактного процесса по Заказу № Х + 2 Продукта № Yот Заказчика № Z.

2.3.2.3 Распределение условий деятельности. Рассмотрим распределение как момент производства, то есть без перехода права собственности на распределяемое. Опираясь на работу [19], можно сказать, что реалии рынка дают окончательный распределительный результат, корректирующий внутрипроизводственные пропорции фирмы со стороны рынка. Распределительные отношения в производстве (распределение условий производства) формируют объективные нормативные пропорции: распределение условий – активов и компетенций – имеет нормативное содержание – институционально-технологическое.

2.4 Табличное изображение модели контрактного процесса фирмы 

Теперь, на основании вышеизложенного, можно представить контрактный процесс фирмы в виде таблицы 1.


Таблица 1 – Модель контрактного процесса фирмы

gr3

2.5. Определение концепции хозяйственного механизма фирмы 

Хозяйственный механизм представляет собой нормативное обеспечение процесса функционирования социально-экономической системы [21, с. 33].

Контрактный процесс фирмы есть поэтапная реализация общей схемы структуры деятельности, включая взаимодействие продуктовой и ресурсной сделок.

Опираясь на концепцию контрактного процесса фирмы (графическое, текстовое и табличное представления), проясним концепцию хозяйственного механизма фирмы и определим его «через ближайший род и видовые отличия».

Для хозяйственного механизма фирмы:

а) ближайший род – контрактный процесс фирмы;

б) видовое отличие № 1 – часть контрактного процесса, где происходит «нормирование результатов и ресурсов», то есть «создание нормы» («И/Е-связь» – в графическом представлении);

в) видовое отличие № 2 – часть контрактного процесса, где происходит «получение ресурсов и результатов» то есть «реализация нормы» («Е/И-связь» – в графическом представлении).

Итак, хозяйственный механизм фирмы представляет собой нормативное обеспечение контрактного процесса фирмы и состоит из нормосозидающей и нормореализующей частей.

2.6 В чьих интересах? 

Политико-экономический анализ требует ответа на вопрос: в чьих интересах происходит контрактный процесс, действует хозяйственный механизм предприятия [7, с. 29]?

Как субъектов с предполагаемыми конфликтами интересов рассмотрим Принципала и Агента (Собственника предприятия/капиталиста и Наёмного работника).Краткий ответ на вопрос «в чьих интересах?»: преимущественно – в интересах капиталиста.

Рассмотрим участие Предприятия, Капиталиста и Наёмного работника в Общественном производстве. Капиталист создаёт/воссоздаёт Предприятие как элемент Общественного производства. Наёмный работник создаёт/воссоздаёт активы, компетенции, институты, технологии как элементы Предприятия.

Таким образом, Капиталист создаёт (или теряет) Предприятие X как целостность; Наёмный работник создаёт (или теряет) элементы Предприятия Xили, сменив место работы, создаёт (или теряет) элементы Предприятия Y. При этом, Предприятие есть условие производства/воспроизводства Капиталиста и Наёмного работника как общественных индивидов.

Распределение результатов деятельности Предприятия Xсоответствует вкладу указанных субъектов в Общественное производство.

Но, может быть, существуют интересы, реализуемые в экономической сфере, которые объединяют этих субъектов? Например: творчество/созидание объектов, норм, экономических пространств?

Заключение

В результате исследования создана (косвенно) верифицируемая модель хозяйственного механизма фирмы. Критериями верификации стали три основных подхода, составляющих предметное поле политэкономии: воспроизводственный, субъектный, институциональный. Подтвердилось предположение о том, что «контрактный процесс фирмы» как основной процесс хозяйствования является родовым понятием относительно понятия «хозяйственный механизм фирмы». Контрактный процесс фирмы есть поэтапная реализация общей схемы структуры деятельности, включая размещение и исполнение заказа (взаимодействие продуктовой и ресурсной сделок). Хозяйственный механизм фирмы представляет собой нормативный аспект контрактного процесса фирмы.

Список литературы

1. Грубников С. Ю. Концепция хозяйственного механизма в экономической теории фирмы: к постановке проблемы / С. Ю. Грубников // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 7. – С. 642–648.

2. Грубников С. Ю. Онтология теории фирмы. Часть 1. Выявление совокупности основных объектов / С. Ю. Грубников // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 8. – С. 673681.

3. Грубников С. Ю. Онтология теории фирмы. Часть 2. Построение целостной порождающей схемы // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 8. – С. 500–508.

4. Квасов Р. А. Философия экономических отношений // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2003. – Том 1, № 3. – С. 43–52.

5. Дубровский В. Я. Онтология деятельности Г П. Щедровицкого // Георгий Петрович Щедровицкий / под ред. П. Г. Щедровицкого, В. Л. Даниловой. – М. : Рос. полит. энцикл. (РОССПЭН), 2010. – 600 с. : ил.

6. Маркс К. Производство, потребление, распределение, обмен (обращение) // Вопросы политической экономии. – 2013. – № 4. – С. 22–39.

7. Бабаев Б. Д., Чекмарев В. В. Актуальность политической экономии как науки // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. – 2007. – № 1. – С. 25–32.

8. Сидорович А. В. Политическая экономия и экономическая теория в контексте экономического развития // Вопросы политической экономии. – 2013. – № 4. – С. 5–22.

9. Бабаев Б. Д., Бабаев Д. Б. Взаимосвязь политической экономии и институционализма – важное направление совершенствования экономико-теоретического знания // Журнал экономической теории. – 2013. – № 2. – С. 84–93.

10. Рязанов В. Т. Политическая экономия: из прошлого в будущее. Часть 1 // Проблемы современной экономики. – 2012. – № 2. – С. 47–55.

11. Тамбовцев В. Л. Стратегическая теория фирмы: состояние и возможное развитие // Российский журнал менеджмента. – 2010. – Т. 8, № 1. – С. 5–40.

12. Уильямсон О. Теория фирмы как организационной структуры: от

теории выбора к теории контрактов // Экономическая политика. – 2009. – № 6. – С. 111–134.

13. Мамедов О. Ю. Экономика – сильнее производства! // Terra Economicus. – 2015. – Т. 13, № 1. – С. 6–13.

14. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Трудовая теория стоимости: реактуализация // Вопросы политической экономии. – 2012. – № 3. – С. 115–143.

15. Новиков А. М., Новиков Д. А. Методология. – М. : Синтег, 2007. – 668 с.

16. Бурков В. Н., Новиков Д. А. Теория активных систем: состояние и перспективы. – М. : Синтег, 1999. – 128 с.

17. Клейнер Г. Б. Системная парадигма и теория предприятия // Вопросы экономики. – 2002. – № 10. – С. 47–69.

18. Гребнев Л. С. Полная двухсекторная модель // Economics vs Economy : презентация. – 2014. – 91 с. – URL: https://talent.hse.ru/data/2014/10/29/.../Economics%20vs%20Economy.pptx (дата обращения: 01.04.2017).

19. Николаева Е. Е. Расширительная трактовка распределительных отношений в системе общественного воспроизводства: симбиоз распределения с производством и обменом // Теория и практика общественного развития. – 2011. – № 5. – С. 281–285.

20. Иншаков О. В. Экономическая генетика как методологическая и теоретическая основа наноэкономического анализа // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 3, Экономика. Экология. – 2008. – № 1. – С. 1–9.

21. Карасёва Л. А. Социальный резерв хозяйственного механизма в преодолении проблем современной российской экономики // Вестник ТвГУ. Серия «Экономика и управление». – 2014. – Т. 2, № 4. – С. 31–37.

References

1. Grubnikov, S.Yu. 2017. The concept of the economic mechanism in the economic theory of the firm: toward the formulation of the problem. Economics and Entrepreneurship, 7, 642-648.

2. Grubnikov, S.Yu. 2017. Ontology of the theory of firm. Part 1. Identification of a set of major objects. Economics and Entrepreneurship, 8, 673-681.

3. Grubnikov, S.Yu. 2017. Ontology of the theory of firm. Part 2. Construction of a holistic generative scheme. Economics and Entrepreneurship, 8, 500-508.

4. Kvasov, R.A. 2003. Philosophy of Economic Relations. Economic Bulletin of Rostov State University, 1(3), 43-52.

5. Dubrovsky, V.Ya. 2010. Ontology of the activity of GP Shchedrovitsky. In Shchedrovitsky, P.G., and Danilova, V.L. (Eds.) Georgii Petrovich Schedrovitsky Moscow: Ros. polit. encycl. (ROSSPEN).

6. Marx, K. 2013. Production, consumption, distribution, exchange (circulation). Issues of Political Economy, 4, 22-39.

7. Babaev, B.D., and Chekmarev, V.V. 2007. The relevance of political economy as a science. Bulletin of N. A. Nekrasov KSU, 1, 25-32.

8. Sidorovich, A.V. 2013. Political Economy and Economic Theory in the Context of Economic Development. Issues of Political Economy 4, 5-22.

9. Babaev, B.D., and Babaev, D.B. 2013. Interrelation of political economy and institutionalism – an important direction for improving economic and theoretical knowledge. Journal of Economic Theory, 2, 84-93.

10. Ryazanov, V.T. 2012. Political economy: from the past to the future. Part 1. Problems of the Modern Economy, 2, 47-55.

11. Tambovtsev, V.L. 2010. Strategic theory of the firm: state and possible development. Russian Journal of Management, 8(1), 5-40.

12. Williamson, O. 2009. Theory of the firm as an organizational structure: from the theory of choice to the theory of contracts. Economic Policy, 6, 111-134.

13. Mamedov, O.Yu. 2015. Economics – stronger than production! Terra Economicus, 13(1), 6-13.

14. Buzgalin, A.V., and Kolganov, A.I. 2012. Labor theory of value: reactualization. Issues of political economy, 3, 115-143.

15. Novikov, A.M., and Novikov, D.A. 2007. Methodology. Moscow: Sinteg.

16. Burkov, V.N., and Novikov, D.A. 1999. The theory of active systems: state and prospects. Moscow: Sinteg.

17. Kleiner, G.B. 2002. The system paradigm and enterprise theory. Issues of Economics, 10, 47-69.

18. Grebnev, L.S. 2014. Full two-sector model. Economics vs Economy: presentation. https://talent.hse.ru/data/2014/10/29/.../Economics%20vs%20Economy.pptx

19. Nikolaeva, E.E. 2011. Expanding treatment of distributive relations in the system of social reproduction: symbiosis of distribution with production and exchange. Theory and Practice of Social Development, 5, 281-285.

20. Inshakov, O.V. 2008. Economic genetics as a methodological and theoretical basis of the nanoeconomic analysis. Bulletin of Volgograd State University. Series 3, The Economy. Ecology, 1, 1-9.

21. Karasyova, L.A. 2014. Social reserve of the economic mechanism in overcoming the problems of the modern Russian economy. Bulletin of the Tver State University. Series Economics and Management, 2(4), 31-37.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516