Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Перспективы развития технологичных производственных связей России в современных условиях мировой экономики

Макроэкономика | (102) УЭкС, 8/2017 Прочитано: 7172 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Сопилко Наталья Юрьевна, Навроцкая Наталья Анатольевна, Кутлыева Гозель Мурадовна
  • Дата публикации:
    26.08.17
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Санкт-Петербургский государственный университет

Перспективы развития технологичных производственных связей России в современных условиях мировой экономики[1]

Prospects of Technological Development of Russia’s Industrial Ties in the Modern Conditions of World Economy

Сопилко Наталья Юрьевна

Sopilko Natalya Yuryevna

к.э.н., профессор, Российский университет дружбы народов, г. Москва

e-mail:  sopilko_nyu@rudn.university

Навроцкая Наталья Анатольевна

Navrotskaia Natalia Anatolievna

д.э.н., доцент, Санкт-Петербургский государственный университет,

гСанкт-Петербург

e-mail: nawrozkaya@mail.ru

Кутлыева Гозель Мурадовна

Kutlyeva Gozel Myradovna

к.т.н., доцент, Российский университет дружбы народов, г. Москва

e-mail: kutlyeva _gm@rudn.university

Аннотация: В статье авторами были отмечены основные тенденции развития производственных связей между странами в условиях современных трансформаций мировой экономики, а также определены перспективы их развития для России в технологичном аспекте с учетом экономических интересов страны, развития внутреннего потенциала с целью повышения уровня национальной безопасности и конкурентоспособности.

Abstract: The article focuses on the main trends of industrial ties development between countries in conditions of modern transformations in world economy, and define the development prospects for Russia in technological aspect, taking into account economic interest of the country, internal capacity development with the aim of national security level increase and competitiveness raising.

Ключевые слова: тенденции развития мировой экономики, производственные связи, технологичные сектора экономики, перспективы развития производственных связей России.

Keywords: trends of world economy development, industrial ties, technological sectors of economy, prospects of Russia’s industrial ties development.

Производственные связи между странами являются связующим звеном в системе экономических отношений компаний, стран, и регионов мира. Их развитие происходит в условиях нестабильной макроэкономической среды, под воздействием множества различных факторов. В последние годы произошли существенные структурные изменения производственных связей России, что связано со множеством причин экономико-политического характера. Снижение уровня производственного сотрудничества и даже разрыв традиционно сложившихся связей с рядом стран Европы, особенно Украиной, заинтересованность в развитии сотрудничества с азиатскими странами привели к значительным трансформациям географической структуры производственных связей России.

Важной задачей остается изменение качественной структуры производственных связей, развитие международной кооперации в отраслях, которые способствуют развитию национального внутреннего потенциала, реализации экономических интересов и обеспечению экономической безопасности страны.

Технологический динамизм развитых стран мира обеспечивается развитием новых отраслей и перестройкой секторов экономики, в которых разрабатываются и внедряются новые технологии. По данным Бюро экономического анализа США, отдача от НИОКР ежегодно обеспечивает 6,6 % роста ВВП, а с каждого доллара, израсходованного на НИОКР, экономика США каждый год получает в среднем 3 дол. [1].

В настоящее время создание и использование знаний, технологий, товаров и услуг носит глобальный характер. Объем мировой торговли лицензиями на объекты интеллектуальной собственности ежегодно растут на 12 %, в то время как темпы роста мирового производства не превышают 2,5–3 % в год. По прогнозам экспертов, годовой объем рынка высокотехнологичной продукции и услуг может вырасти в ближайшие 15 лет с 2,9 до 10–12 трлн дол. США, а объем рынка топливно-энергетических ресурсов – всего лишь с 0,7 до 1,2–1,4 трлн дол. [2].

Именно поэтому большинство развитых стран мира поддерживают расходы на НИОКР на высоком уровне и даже повышают их, не смотря на замедление экономики (таблица 1).

Таблица 1 – Расходы на НИОКР от ВВП в различных странах мира, %

sh1

Источник: рассчитано по: Статистика ОЕСР. URL: http://stats.oecd.org.

Согласно представленной динамики, необходимо отметить, что, несмотря на большую сумму расходов на НИОКР в США, в доле ВВП эти расходы ниже, чем у остальных стран. Это объясняется большими объемами ВВП в абсолютных величинах. Также особенностью инвестиций в НИОКР можно считать источник финансирования. Так, по данным статистики, можно отметить, что в финансировании НИОКР активно участвуют различные субъекты бизнеса. В Японии, Китае, Германии, США доля бизнеса в несколько раз превышает финансирование со стороны государства и составляет около 60-70 % от общего финансирования, в то время, как в России, наоборот, порядка 60 % – вкладывает в науку государство [3].

Технологический рост передовых стран еще с начала 90-х годов прошлого столетия привел к установлению пятого технологического уклада. Одновременно в странах – мировых лидерах развивались технологии шестого уклада – биотехнологии, технологии новейшей медицины, нанотехнологии, развитие новых материалов, оптоэлектроника, программное обеспечение, молекулярная и ионная электроника, системы управления персоналом и т.д.

Высокая прибыльность наукоемких отраслей экономики, привлекает в них новых субъектов хозяйствования, а также способствует расширению производственных связей и привлечению инвестиций в эти сектора. Это влияет на переориентацию производственного процесса, изменение векторности сотрудничества, а также дают возможность повышения технологического уровня стран на мировой арене. Сегодня, например, в США объем производительных сил, который приходится на шестой технологический уклад, составляет более 5 %. США – лидер в научно-технологической сфере, и такое лидерство привело к смене инвестиционного тренда из Китая в США, что создает в настоящее время неопределенность и неустойчивость в мировой экономике.

Развитие высокотехнологичных производств открывает возможность создавать изделия, кратно превышающие по своей стоимости сырьевые продукты, обеспечивать за счет мультипликативного эффекта резкий рост производительности труда в масштабах всего народного хозяйства [4]. Подсчитано, что на доллар прибыли, полученной от добычи сырья, при его переработке обеспечивается 10 дол. прибыли, а от продажи ноу-хау прибыль может достигать тысячи долларов [5]. Рентабельность производства микроэлектронных компонентов, по подсчетам специалистов, достигает 40 %, а создание 1 рабочего места в сфере микроэлектронных технологий влечет за собой появление до 20 рабочих мест в области создания электронных приборов и компьютерного программирования [6].

В настоящее время наблюдается увеличение встречных потоков инвестиций в сфере НИОКР и новых технологий, которые имеют тенденцию к постоянному росту, что формирует новый тренд мировой экономики – неоиндустриализацию [7]. Отдельные страны, ориентированные на достижения в био- и нанотехнологии, генной инженерии, мембранной и квантовой технологии, интегрированной фотонике, микромеханике, термоядерной энергетике и т.д., уже сейчас создают условия для создания прорывных инноваций, например, искусственного интеллекта, аддитивных технологий, способных обеспечивать выход на принципиально иной уровень как в системах управления государством, обществом и экономикой в целом.

Наряду с этой тенденцией существенно меняется в мире роль поставщиков высокотехнологичной продукции. До 2000-х гг. на рынках технологий господствовали компании США, Японии и других развитых стран. Из 50-ти основных макротехнологий, на которых основано современное развитие телекоммуникаций, компьютерного программирования, атомной энергетики, авиа-, ракето- и судостроения, а также производство принципиально новых материалов, 46 принадлежали этим странам, что позволяло им контролировать 80 % мирового рынка высоких технологий [8]. Но за последние 20 лет круг экспортеров наукоемких продуктов заметно расширился, преимущественно, за счет Китая, Индии, Бразилии, Мексики и других стран Восточной Азии, Латинской Америки и даже Африки (таблица 2). Так, в Китае, например, разработана стратегия научно-технического развития, которая предполагает значительное увеличение НИОКР, особенно фундаментальных исследований, строительство национальных научных лабораторий, подготовка кадров ученых и инженеров, ускорение освоения высоких технологий в сфере био- и информационных технологий, космоса и энергетики [9].

Таблица 2 – Доля экспорта высокотехнологичной продукции стран (% от экспорта промышленных товаров) в 2015 г.

sh2

Источник: рассчитано по: INSEАD. URL: http://www.insead.edu/home.

В связи с определенными масштабами рынка Китая и Индии, а также тем, что эти страны могли быстро обеспечить подготовку большого количества инженерных кадров, в настоящее время меняется и география размещения исследовательских и дизайнерских подразделений в производственных цепях. Например, Индия нашла свою международную специализацию в сфере услуг, большая часть которых (оффшорное программирование) связана именно с инкрементными инновациями [10]. За последние года в этой стране исследовательские центры создали более 300 многонациональных корпораций, из которых 125 относятся к числу наибольших американских компаний. Основными показателями, способствующими этим процессам, являются наличие центров фундаментальных исследований, дешевой рабочей силы, высококвалифицированных кадров – ученых и инженеров, в том числе тех, кто обучался в США и других странах, но вернулся на родину, а также существующая система защиты интеллектуальной собственности и т.д. За последние 15 лет иностранные ТНК затратили на НИОКР в Индии более, чем 1,3 млрд. дол., что обеспечило занятость 23 тыс. исследователей.

Отдельной тенденций развития международных производственных связей можно выделить развитие глобальных цепочек добавленной стоимости (ГЦДС) в высоко и средне-технологическом секторах с широким включением в этот процесс развивающихся стран [11]. Как показывает мировой опыт, для успешного технологического развития не обязательно создавать технологии самостоятельно. Успешным может быть включение в такие цепочки, кооперируясь с технологическими лидерами. Широко используя иностранные инвестиции, технологии, оборудование, некоторые развивающиеся страны смогли в наикратчайший срок качественно модернизировать структуру своих экономик, создать высокотехнологичные производства. Такие страны, как Южная Корея, Сингапур, Тайвань в настоящее время создают существенную конкуренцию ведущим державам мира. Значительную динамику демонстрируют Филиппины, Малайзия.

Таким образом, в развитии производственных связей между странами в технологичной сфере экономики наблюдаются следующие основные тенденции: углубление международной специализации стран в технологичные сектора экономики; активизация участия развивающихся стран на рынках технологичной продукции; развитие инкрементных инновационно-инвестиционных процессов, основанных на технологических инвестициях иностранных партнеров и кооперации с ними; развитие ГЦДС технологичной продукции с широким включением развивающихся стран.

В рамках выделенных тенденций можно отметить, что Россия имеет значительный ресурсный, кадровый и научный потенциал, а также большую заинтересованность в развитии производственных связей с мировыми технологическими лидерами, развитие которых могло бы способствовать успешному развитию отечественного производства.

Для более глубокого изучения перспективных возможностей развития производственных связей России нами был проведен сравнительный анализ темпов технологического и инновационного развития России и некоторых стран мира. Поскольку именно технологическая и инновационная составляющие являются основными источниками развития кооперации и цепочек добавленной стоимости, рейтинг технического уровня выбранных стран характеризовался оценкой производственного потенциала, инновационного восприятия технологий (инновационной адсорбции), размером вложения капитала в развитие науки (рисунок 1, 2).

 

sh3

Рисунок 1 – Рейтинг показателей технологического уровня России и некоторых стран мира*

sh4

Рисунок 2 – Рейтинг инновационных показателей России и некоторых стран мира*

Источник: рассчитанопо: The Global Competitiveness Report 2016–2017.

*Примечание: в рейтинге направление расположения мест по шкале от 0 до120 (чем выше значение, тем хуже показатель)

Согласно данным исследования, можно отметить, что, у России, наряду с Казахстаном самые низкие показатели технологического уровня. Самые высокие показатели – у США, Германии и Великобритании. Конечно же, низкий рейтинг участия университетов и НИОКР в промышленном производстве и дефицит ученых и инженеров не позволяет перейти к эффективному развитию внутреннего потенциала России и негативно сказывается на развитии новых технологий, что также препятствует развитию технологичных производственных связей.

Участие России в качестве звена глобальных производственных систем достаточно слабое, что связано, в первую очередь, с относительно высокой стоимостью рабочей силы. Производственные связи такого рода носят фрагментарный характер и связаны, как правило, со строительством сборочных предприятий в стране с целью выпуска продукции для местного рынка или доведением ее до потребностей местных покупателей.

Организация международной производственной кооперации в данных секторах в качестве инициатора производственных цепочек также развивается достаточно медленно и имеет узкую территориальную локализацию. Это объясняется тем, что предлагаемые новые продукты имеют статус не глобальных, а региональных, и способствуют развитию производственных связей в большей степени с региональными партнерами.

В российском производстве сложились традиционные ниши в технологичных секторах экономики, в которых страна занимает высокие конкурентные позиции. Это энергетика, атомная промышленность, оборонный сектор промышленности, ракето- и авиастроение и др. Однако, данные сектора традиционно развивались в условиях закрытой экономики, имеют полные производственные циклы на территории страны, и продолжают развиваться, базируясь на отечественном научно-производственном потенциале.

Следует отметить также низкую эффективность производства высокотехнологической продукции в России – доля занятых в секторе ИКТ составляет 2,8 % от общей численности занятых, что соразмерно с занятыми в данном в секторе в экономике Германии и выше, чем в таких странах как Италия, Канада и Франция (рисунок 3).

sh5

Рисунок 3 – Эффектность производства продукции в секторе ИКТ

Источник: рассчитанопо: Industrial Development Report 2016. The Role of Technology and Innovation in Inclusive and Sustainable Industrial Development. URL:  http://www.unido.org/fileadmin/user_media_upgrade/Resources/Publications/EBOOK_IDR2016_FULLREPORT.pdf.

При этом удельный вес произведенной продукции в данном секторе намного ниже, чем в упомянутых выше странах. Наблюдается тенденция снижения уровня развития производственных кооперационных связей России в сфере высоко- и среднетехнологичной продукции. Если доля добавленной стоимости данных видов в общем объеме производства показывает рост – с 24,6% в 2008 г. до 27,7 %, в 2015 г., то доля данной продукции показывает снижение – с 28,2 % в 2008 г. и только 22,8 % в 2015 г.

Для оценки дальнейших перспектив России в области развития технологичных товаров, был проведен анализ структуры и динамики экспорта России (рисунок 4).

sh6

Рисунок 4 – Динамика структуры российского экспорта, млрд дол. / доля несырьевого экспорта в общем экспорте, %

Источник: рассчитано по: База данных ФТС РФ. URL: http://www.customs.ru.

Согласно результатов анализа, очевидны структурные сдвиги в российском экспорте в сторону снижения доли сырьевых товаров. Отмечается, что в 2015 г. в стоимостном выражении несырьевые товары превзошли объемы экспорта сырьевой продукции, что является позитивным в экономике страны. Хотелось бы отметить, что помимо роста продаж высокотехнологичной продукции, в 2015 г. увеличение продажи программного обеспечения и услуг [12]. Однако такое изменение структуры российского экспорта объясняется не столько ростом физических объемов экспорта несырьевой продукции, сколько снижением объемов сырьевого, связанного, прежде всего с изменением цен на энергоносители, доля которых в национальном экспорте значительна.

Следует отметить, что экспорт многих видов высокотехнологической продукции не полностью учитывается статистикой вследствие отсутствия таможенных кодов. Частичный учет такого экспорта возможен в группе «неклассифицированных товаров», куда попадают объекты интеллектуальной собственности (включая технологии, патенты, лицензии), программные продукты, промышленные образцы. Согласно данным статистики [13], среди многих товаров, с высокой стоимостью, такая категория занимает второе место по темпам роста экспорта (главным образом это продукция из России в Великобританию, Эстонию и США). Экспорт товаров этой категории вырос в 2016 г. на 49 %. В абсолютных цифрах объем такого экспорта составляет порядка 0,41 млрд дол., что составляет 8,4 % реального национального экспорта.

Высокий научный потенциал, отчасти искусственно созданный санкционный режим для России, должны способствовать развитию производственных связей. Если направить инвестиции в развитие собственного производства и сельское хозяйство (импортозамещение), а также содействовать развитию кооперации как внутри страны, так и за ее пределами, то возможно это будет способствовать развитию эффективных производственных связей и росту экономики. Наряду с импортозамещением, развитием внутреннего производственного потенциала, России в настоящее время требуется определение и развитие своей производственной специализации для возможности вхождения и формирования в региональные цепочки добавленной стоимости и эффективного развития производственных связей в них. Такая специализация может быть основана на имеющемся накопленном опыте в различных отраслях экономики с приоритетными стратегическими партнерами.

Так, например, активное развитие получили стратегические направления сотрудничества России, Китая и Индии. В настоящее время между странами подписано порядка 50 межправительственных соглашений. Прежде всего, это совместная разработка широкофюзеляжного магистрального самолета и гражданского перспективного тяжелого вертолета (ПТВ) (китайская компания AVICOPTER и российский холдинг «Вертолеты России»). Также это масштабный проект о всестороннем стратегическом сотрудничестве между Китаем и Россией по развитию транспортной инфраструктуры (новая автодорога из Европы через Россию в Азию) был подписан РЖД и «Китайскими железными дорогами». Развиваются связи и в области энергетики. Российской стороной (госкорпорация «Росатом») строится в Китае АЭС «Тяньвань-2». Также развиваются связи в области нефтесервисных услуг (заключено соглашение с нефтесервисной компанией «Кежуй») и т.д.

Российско-индийские связи развиваются в области военного авиастроения. Так в настоящее время ведутся работы в рамках совместного проекта разработки и производства истребителя 5-го поколения FGFA – экспортная версия российского истребителя ПАК (Т-50). С российской стороны разработчиком самолета выступает ОКБ имени Сухого, а с индийской стороны – компания HindustanAeronauticsLimitedAL). Также подписан договор о сервисной поддержке самолетов Су-30МКИ ВВС Индии.

Перспективным для России направлением экспорта является продажа высокотехнологичных космических услуг странам Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, также оборудования по изучению их недр в целях поиска воды и энергетических ресурсов.

Ширится сотрудничество России с зарубежными странами в области традиционной энергетики. Также, как и в Китае, российской стороной (госкорпорация «Росатом») строится в Индии АЭС «Куданкулам». Также подписан договор о покупке российской «Роснефтью» 49 % акций индийской компании ЭОЛ, в которую входят широкая сеть АЗС, а также крупнейший в АТР нефтеперерабатывающий завод.

В грузовом автомобилестроении у российской компании «Камаз» в настоящее время имеется сборочное производство в г. Хосур (штат Карнатака) и рассматриваются перспективы расширения производства и т.д.

Таким образом, можно отметить, что для экономического роста России необходима активизация производства, а также реализация механизмов перспективного планирования производственных цепочек. Очевидно, что импортозамещение становится реальным только после того, как в стране будет разработана программа развития отечественного производства. При этом необходимым является выработка ориентиров стратегического развития производственных связей и взаимодействия, как внутри страны, так и за ее пределами. Создание «глобальных» продуктов для России достаточно редкое явление. В этой связи, перспективным представляется развитие региональных производств, что укладывается в мировые тенденции региональной локализации производства.

Библиографический список

  1. Зименков Р.И. США на мировом рынке технологий // Россия и Америка в XXI веке. 2014. URL:  http://www.rusus.ru/?act=read&id=401.
  2. The World Factbook (sector composition). Central Intelligence Agency. URL: https: //www.cia.gov/library/publications/the-worldfactbook/fields/2012.html.
  3. National Science Board. 2016. Arlington, VA: National Science Foundation Science and Engineering Indicators 2016 (NSB-2016-1), p. 45-46.
  4. Сопилко Н.Ю. Роль инновационного потенциала в повышении национальной конкурентоспособности России и Украины // Управление интеллектуальным капиталом: материалы Международной научно-практической конференции. Екатеринбург: Изд-во УрГЭУ, 2012. С. 162-166.
  5. Фадеева Л.Д. Выступления координаторов «круглых столов»: Л.Д.Фаддеева, А.Ф.Андреева, Е.П.Велихова и др. // Вестник Российской Академии наук. 2005. № 5. С. 449-459.
  6. Краснов Л. Место России на мировых рынках интеллектуальных (нематериальных) услуг в условиях перехода к инновационному развитию / Л. Краснов, В. Шуйский и др. // Вопросы прогнозирования. 2009. № 2. С. 106-118.
  7. Матюшок В.М., Красавина В.А. Новые тренды в мировой экономике (часть 1) // Финансы. Экономика. Стратегия. 2016. №10. С. 5-11.
  8. Янсен Ф. Эпоха инноваций. М.: ИНФРА-М, 2002. 308 с.
  9. Кокушкина И.В. Экономическая безопасность России в условиях глобализации: региональный и инвестиционный аспекты // Экономическое возрождение России. 2011. №4. С.18-24.
  10. Puga D., Trefler D. Wake up and Smell the Ginseng: The Rise of Incremental Innovation in Low-Wage Countries // NBER Working Paper No 11571. 2005. URL:  http://www.nber.org/papers/w11571.
  11. Ahmed S., Appendino M., Ruta M. Depreciations without Exports? Global value chains and the Exchange Rate Elasticity of Exports. World Bank Research. 2015. 28 р.
  12. Эскиндаров М.А., Перская В.В. Можно ли расти без «новой нормальности»? Стратегические инициативы развивающихся экономик // Вестник Финансового университета. 2016. № 5. Т.20. С. 6-13.
  13. Спартак А.Н., Хохлов А.В. Российский экспорт в 2015 году: застой или прогресс // Российский внешнеэкономический вестник. 2016. №3. С.3-12.



Статья подготовлена в рамках научного проекта «Разработка концепции и моделирование сценариев эндогенного (внутреннего) экономического роста России в условиях западных санкций» при финансовой поддержке РФФИ (отделение гуманитарных и общественных наук, проект № 16-02-00375а).

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516