Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Методология управления энергобезопасностью регионов.

Региональная экономика | (47) УЭкС, 11/2012 Прочитано: 26568 раз
(4 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    БОРТАЛЕВИЧ С.И.
  • Дата публикации:
    22.11.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Байкальский государственный университет экономики и права

УДК 332.1:338.2

МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ЭНЕРГОБЕЗОПАСНОСТЬЮ РЕГИОНОВ

METHODOLOGY OF REGIONAL ENERGY SAFETYMANAGEMENT 

БОРТАЛЕВИЧ С.И.,  

кандидат экономических наук, докторант Байкальского государственного университета экономики и права, кафедра «Экономика предприятий и предпринимательской деятельности»

Bortalevich S.I.,

associate professor of chair «Business economics and enterprise activity», Baikal state university of economy and the right

Аннотация

В статье на основе систематизации существующих в научной литературе концепций и взглядов предложен методология управления энергобезопасностью регионов. Обоснована необходимость разработки и внедрения оптимальной стратегии управ­ления региональной энергобезопасностью в условиях роста дифференциации регионов по уровню их энергетической безопасности и факторам (угрозам) развития, идентифицирован объект управленческого воздействия, принципы и индикаторы его эффективности и методы управления, предполагающие интеграцию интенсивного, инновационного и перспективного направлений использования и развития энергетического потенциала.

Abstract

On the basis of systematization of existing scientific literature concepts and views the author's approach to strategizing and managing of regional energy security in conditions of formation a single multi-level energy security system. The need to design and implement the optimal strategy  of regional energy security in case of growing differentiation of regions in terms of energy security and development are proved. The article identifies objects of managerial influence, the principles and indicators of its effectiveness and management techniques that involve the integration of intensive, innovative and forward-looking directions for use and development of energy potential.

Ключевые слова: ресурсы, факторы, процессы, энергетическая безопасность, энергосбережение, энергоэффективность, региональное управление.

Keywords: recourses, factors, processes, energy safety, energy saving, energy efficiency, regional management.

На современном этапе развития система управления топливно-энергетическим комплексом (ТЭК) России подвергается активным трансформациям. Одним из элементов программы широкой социально-экономической модернизации экономики является повышение уровня энергетической безопасности. Данная проблема рассматривается как первостепенная проблема, предопределяющая долгосрочную государственную стратегию развития. Решение вопросов управления энергетической безопасностью как одного из важнейших звеньев экономически устойчивого развития ТЭК, обусловлено все возрастающими угрозами национальной экономической безопасности, обусловленных усилением влияния энергетического фактора.

Управление энергетической безопасностью заключается в выявлении, оценке, использовании и наращивании энергетических ресурсов путем ускорения всех вышеперечисленных процессов посредством реализации следующих взаимосвязанных этапов: выявление потребностей в энергоресурсах, оценка наличия энергоресурсов, оценка потенциала формирования, идентификация, формирование, использование, оценка эффективности использования, развитие.

Доля ТЭК в экономике России стабильна и составляет в общем объеме промышленной продукции свыше 30 %, в доходной части федерального бюджета около 40 % (в том числе по промышленности более 60 %), в общем объеме экспорта около 50 % [1]. Рост экспорта сырья, особенно углеводородного, продолжает расти на фоне неуклонного уменьшения запасов вовлекаемых в освоение объектов и ухудшением характеристик запасов данных месторождений.  

В энергетическом секторе экономики России уже давно реализуется целый ряд реформ, из которых в результате конкуренции различных подходов и накопленного опыта постепенно формируются «базовые конструкции» принципиально новой организации государственного управления энергетической безопасностью. Проанализировав основные нормативные правовые документы, определяющие цели и задачи управления энергетической безопасностью, (включая Энергетическую стратегию России на период до 2030 года [2], Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» и др.) и имеющиеся научные статьи и монографии по энергетической безопасности [3], можно, во-первых, заключить о необходимости управлять энергетической безопасностью на каждом уровне протекания социально-экономических процессов: микроэкономика (предприятие), мезоэкономика (корпорация, отрасль), мидиэкономика (территория), макроэкономика (государство) (см. рис. 1) [4].

bort1

Рис. 1. Уровни энергетической безопасности.

Источник: составлено автором.

Во-вторых, содержание энергетической безопасности на нормативном уровне определяется следующими элементами: устойчивое обеспечение спроса достаточным количеством энергоносителей стандартного качества; эффективное использование энергоресурсов путем повышения конкурентоспособности отечественных производителей; предотвращение возможного дефицита топливно-энергетических ресурсов; создание стратегических запасов топлива, резервных мощностей и комплектующего оборудования; обеспечение стабильности функционирования систем энерго- и теплоснабжения.

Таким образом, задача кардинального повышения уровня энергетической безопасности в России с целью построения единой системы управления энергетической безопасностью в Российской Федерации требует разработки и последовательного воплощения долгосрочной стратегии, опирающейся на современный методологический инструментарий и внедрение эффективных методов, механизмов и инструментов управления посредством воздействия на системные и структурные изменения энергетических ресурсов территорий с целью их поступательного наращивания.

Формирование современной системы управления безопасностью на любом уровне управления это сложный процесс, охватывающий уяснение стратегии развития в зависимости от уровня управления, определение ресурсных возможностей, выбор требуемых форм интеграции участников системы, создание адекватной уровню управления организационной структуры, установление межорганизационных связей и мн.др.

Произошедшее усиление регионализации экономики привело к росту дифференциации регионов по уровню их социально-экономического развития[5]. Неравномерность размещения запасов топливно-энергетических ресурсов в совокупности с социально-экономической, географической, природно-климатической спецификой уже сейчас в некоторых регионах создают трудности своевременного и полного обеспечения экономики и населения энергоресурсами.  

В «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г[6] указано, что государственная региональная политика, в том числе направлена на сокращение уровня межрегиональной дифференциации в социально-экономическом состоянии регионов и качестве жизни. Руководствуясь этими принципами, каждый регион вне зависимости от его специализации, должен стремиться к снижению уровня диспропорций в развитии, самостоятельно накапливать ресурсный потенциал и эффективно управлять им. Поэтому чрезвычайно актуально своевременное выявление региональных особенностей в сфере обеспечения энергетической безопасности с целью формирования эффективных методов и инструментов управления.

Необходимость разработки и внедрения региональных стратегий управ­ления энергетической безопасностью, в том числе обусловлена: спецификой энергетической безопасности региональной социально-экономической системы, которая состоит в том, что, с одной стороны, уровень внешней нагрузки на систему существенно зависит от глобальных угроз и рисков, с другой стороны, возможные кризисы, обусловленные особенностями региона, способны привести к дестабилизации и снижению уровня безопасности системы более высокого уровня — национального; сложившейся структурой производителей и потребителей топлива, энергетической и тепловой энергии, сложившейся структурой энергетических сетей региона; определенными задачами развития региона на перспективный период; наличием финансового, информационного, кадрового и технико-технологического потенциала развития топливно-энергетического комплекса региона; величиной потенциала энергосбережения в различных отраслях народ­ного хозяйства региона, наличием специфического набора местных видов топлива и энергети­ческих ресурсов в регионе; совокупностью применяемых в регионе технологий добычи топливно-энергетических ресурсов, их транспортировки и распределения.

Существующие и перспективные проблемы энергетической безопасности российских регионов в значительной мере определяются узкими местами в ее экономике и энергетике.

Анализ состояния и перспектив развития ТЭК и составляющих его систем энергетики показывает некоторое снижение производства топливно-энергетических ресурсов (ТЭР), катастрофическое старение основных производственных фондов, крайнюю недостаточность инвестиционных ресурсов на обновление и развитие энергетических отраслей и ряд других негативных явлений [7]. Состояние национальной безопасности в сфере экологии усугубляется сохранением значительного количества опасных производств, деятельность которых ведет к нарушению экологического баланса, включая нарушение санитарно-эпидемиологических и (или) санитарно-гигиенических стандартов. Нарастает стратегический риск исчерпания доступных минерально-сырьевых ресурсов страны.

В целях формирования необходимой нормативно-правовой базы в сфере энергетической безопасности были утверждены Энергетическая стратегия и генеральная схема размещения объектов в электроэнергетике, нефтяной и газовой отраслях; принят Федеральный закон № 261-ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [8]. Согласно данному закону комплекс приоритетных мер направлен на обеспечение для потребителей права и возможности сэкономить ресурсы, сделав выбор в пользу энергоэффективных товаров и услуг [9].

В современных условиях развития сбережение энергоресурсов равносильно их производству, и зачастую именно оно представляет собой более рентабельный и экологически ответственный способ обеспечения растущего спроса на энергию. Усилия по повышению энергоэффективности и энергосбережению чрезвычайно способствуют снижению энергоемкости экономического развития, укрепляя тем самым энергетическую безопасность. Россия имеет значительный потенциал экономии энергоресурсов и снижения выбросов парниковых газов. Полная реализация потенциала повышения эффективности при использовании электроэнергии позволит сократить ее потребление на 340 млрд кВтч, или на 36% от уровня потребления 2005 г.[10]

Здесь следует отметить, что в настоящее время опыт реализации региональных программ по энергосбережению и энергоэффективности уже сформировался, идет разработка новых программ по энергетическому обследованию отраслей и предприятий, утилизации отходов, организации контроля, профессионализации кадров, работы с населением, предлагаются новые технологии, программное обеспечение. Однако нельзя не отметить, что существуют и нерешенные региональные проблемы, которые, к сожалению, носят системный характер.

Так, в 2010 г. свыше 90 % регионов разработали и утвердили региональные программы энергосбережения [11], но ввиду того, что единая методическая база энергосбережения отсутствует, программы кардинально различаются [12].

Кроме того: показатели энергоемкости ВРП рассчитаны только в 53 % региональных программ; показатели энергоэффективности и учетной политики [13] есть примерно в 50 % программ регионов; параметры топливно-энергетических балансов есть только в 25 % региональных программ; всего в 20 % программ определен потенциал энергосбережения и комплекс мероприятий увязан с этими показателями [14].

При формировании региональных стратегий в достаточной мере не оказывается внимание региональным особенностям ТЭК и факторам, могущим привести к нарушению функционирования и развития энергетического сектора региона [15]. Итогом становятся невозможность выхода на целевые индикаторы, заложенные в программу [16].

В табл. 1 автором представлены этапы управления энергетическими ресурсами.

Таблица 1

Этапы управления энергетическими ресурсами

bort2

В качестве основных характеристик эффективного управления энергетическими ресурсами следует рассматривать:

  • энергосбережение, как характеристику поведенческой и технической политики обеспечения энергобезопасности в рамках реализации социальной ответственности субъектов;
  • энергоэффективность [17], как характеристику экономической политики обеспечения оптимальной энергоемкости и энергопотребления производственных систем;
  • энергоконкурентность как характеристику политического регулирования энергетических ресурсов региона.  

С позиции системного подхода управление энергобезопасностью региона – это совокупность определенных областей (подходов), принципов, методов, механизмов, инструментов и характеристик в изменении состояния возобновляемых и невозобновляемых энергетических ресурсов региона (рис. 2). Данное управляемое изменение как процесс состоит в выявлении, оценке, формировании, использовании и наращивании энергетических ресурсов.

bort3

Рис. 2. Элементы концепции управления энергобезопаностью.

 Источник: составлено автором.

Основываясь на данных характеристиках, и в целях выработки концептуальных подходов к управлению энергобезопасностью с точки зрения использования его ресурсного потенциала на этапе оценки, необходимо идентифицировать тип региона по характеристикам энергобезопасности (табл. 2).

В зависимости от выявленных потребностей и ресурсного потенциала возможно руководствоваться следующими концепциями. 

1. Концепция интенсивного использования (максимальной производительности от использования энергетических ресурсов) заключается в использовании резервного энергетического потенциала: перевод резервного потенциала в инвестиционный и, в дальнейшем — в эксплуатируемый. В настоящее время такая концепция является основной в системе регулирования экономикой. Так, попытки задействования сырьевой базы энергоресурсов и ее использование за счет достижения энергоэффективности путем строительства объектов возобновляемой энергетики наблюдается во многих регионах России. В ряде регионов России (Белгородская область, Томская область, Краснодарский край, Архангельская область, Амурская область, Волгоградская область, Республика Татарстан, Республика Бурятия и др.) разработаны и приняты нормативные правовые акты, так или иначе поддерживающее развитие ВИЭ (в т.ч. через розничный рынок).

Таблица 2

Классификация регионов по характеристикам энергобезопасности 

bort4

2. Концепция экстенсивного использования (максимального роста) заключается в  наращивании «инвестиционных» энергетических ресурсов и переводе в него резервных и эксплуатируемых ресурсов. Инновационное развитие и формирование большого портфеля инвестиционных предложений в рамках данного подхода характерно для регионов реализующих крупномасштабные проекты развития энергетического комплекса либо для  экономически развитых регионов, осуществляющих внешнее наращивание энергетических ресурсов.

3. Концепция стратегического использования (максимальной эксплуатации)  заключается в формирования максимума резервов энергетических ресурсов и по возможности перевода в него эксплуатируемых и инвестиционных ресурсов. Такая концепция характерна для регионов концентрирующих энергетический потенциал на стратегически отложенный период, возможно для его использования будущими поколениями.

Оптимальной стратегией управления энергобезопасностью региона будет интеграция интенсивного, инновационного и перспективного направлений использования и развития энергетического потенциала, с учетом особенностей и динамики протекающих инновационных, интеграционных, инвестиционных и институциональных процессов (см. рис. 1). Рассмотрим их более подробно. 

Инновационные процессы. Анализ концептуальных основ действующих в сегодня в России системы обеспечения экономической безопасности показывает, что она преимущественно ориентирована на инновационную стадию развития [18], и, соответственно, изменение структуры приоритетных экономических интересов, что вызывает необходимость пересмотра концептуальной основы экономической безопасности. Логика изменения состоит в том, что на инновационной стадии преобразования технологического базиса протекают ускоренно.

Данный процесс объективно создает предпосылки для дестабилизации экономики и формирует источник специфических угроз. Это объясняется тем, что закономерность смены качественных источников экономического развития связана со стадийностью конкурентного роста страны. В основе стадийности лежит смена факторов, накапливаемых как конкурентное преимущество для последующего экономического роста. Изменение конкурентных преимуществ должно вызывать соответствующее изменение приоритетов защиты внутреннего рынка. В том случае, если приоритеты защиты не изменены, формируется источник скрытых угроз, обусловленный неэффективным использованием ресурсов и утратой части конкурентных преимуществ [19].

Перманентное присутствие объективных и субъективных угроз, различных видов требует проведения гибкой политики управления безопасностью развития.

Главной целью энергетической стратегии России на современном этапе является создание инновационного и эффективного энергетического сектора страны, адекватного как потребностям растущей экономики в энергоресурсах, так и внешнеэкономическим интересам России. В этой связи одной из задач является сохранение и последующее усиление инновационного потенциала каждого субъекта страны [20]. Инновации в современных условиях являются естественным откликом экономический системы на вызовы и возмущения. Инновации как процесс позволяют обеспечить: повышение эффективности социально-экономической системы за счет целевого перехода ресурсов из массовых в стратегически совместимые; возможность восстановления производственных ресурсов; сохранить баланс и рост ресурсного потенциала региона; формирование цикла непрерывного ресурсно-инновационного развития.

Концепция инновационного замещения энергетических ресурсов [21], развиваемая нами,  основана на организации цикла непрерывного ресурсно-инновационного развития. Сущность этого цикла заключается в непрерывном опережающем развитии качества и запасов энергетических ресурсов с учетом соблюдения ограничений и интересов субъектов всей социально-экономической системы региона. При этом инновационная стадия затрагивает как сущность энергетических ресурсов, так и применяемые процессы их преобразования, использования и распределения. Управление таким циклом носит стратегический характер развития, так как его итоги проявляются в длительный период. Инновационные изменения приводят не только к изменением в экономической среде и субъектах, но и к структурным изменениям энергетических ресурсов, что позволяет говорить о наращивании ресурсной базы экономики.

К принципам стратегического управления инновационным развитием энергетических ресурсов региона различные авторы относят: принцип предельного замещения, когда эффективность замены одного ресурса другим наносит стратегический урон предприятию или региону [22]; принцип распределенности системы управления инновационным развитием по всем частям региона в виде инновационно-технологических центров или инжиниринговых фирм, которые на местах могут решать задачи функционально, полного инновационного цикла с реализацией энергоэффек­тивных проектов «под ключ» [23] и др. Представляется необходимым дополнить данную систему: принципом долгосрочной экономической целесообразности; принципом гибкости ресурсно-инновационной политики; принципом предельной производительности ресурса; принцип устойчивости ресурсно-инновационного развития; принципом совместного использования ресурсов, когда инновационное развитие дает эффект или становится возможным только в определенной комплексной системе ресурсов; принципом нацеленности топливно-энергетического комплекса региона на перспективы развития региона.

Россия столкнулась с системными вызовами, спровоцированными усиливающимися тенденциями глобализации и либерализации мировой экономики, а также мировым финансовым кризисом и внутренними факторами развития. Среди этих вызовов следует отметить и возрастание глобальной конкуренции на рынках товаров (услуг), капиталов, технологий и ограничение внутренних факторов роста, обусловленных технологическим отставанием в развитии некоторых секторов экономики, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры. Для России энергетическая безопасность является важнейшей составляющей национальной безопасности не только в связи с нынешней ситуацией преодоления последствий мирового финансово-экономического и энергетического кризиса, но и усиливающимися процессами институционализации экономики, ее интеграции в мировые структуры.

Таким образом, одним из процессов, влияющих на энергобезопасность социально-экономического развития, является межгосударственная и межрегиональная интеграция, которая в сиу своего дуалистического характера, с одной стороны предполагает открытость экономики в совокупности с объединением усилий и потенциала субъектов экономических отношений в реализации конкретных задач, с другой приводит к повышению международной и межрегиональной конкуренции. Межрегиональная хозяйственная интеграция в энергетической сфере обеспечивает возможность оперативного управления в случае природных и техногенных катастроф.

Интеграционные процессы в энергетике носят корпоративный, кооперационный и социально-экономический характер. Объектами  интеграции в структуре энергетического процесса могут быть как сами энергоресурсы, так и ценовая политика и энергетическая стратегия (рис. 3).  

Основным условием такой интеграции является осознание необходимости исключения из факторов конкурентоспособности регионов преференций, присуждаемых по территориальному признаку, если последние не результат экономической активности бизнеса и управленческой деятельности госорганов [24].  

 

bort5

Рис. 3. Механизм перераспределения энергоресурсов в процессе энергетической интеграции.

Источник: составлено автором.

Механизм межрегиональной энергетической интеграции помимо финансовой интеграции, реализуемой посредством перераспределения природной ренты, может быть основан на наличии технико-экономических возможностей перераспределения сырьевых энергоресурсов и энергопотоков, позволяющих перераспределять «энергоизлишки» в сопредельные взаимозависимые территории, которые участвуют в накоплении энергоресурсов. 

Таблица 3

Классификация интеграционных процессов в энергетике.

bort

Энергетическая интеграция носит достаточно диверсифицированных характер (табл. 3), что способствует формированию условий для повышения инновационной конкуренции регионов. Разработка эффективного механизма межрегиональной интеграции в энергетической сфере требует соблюдения прав и интересов собственников. Последнее возможно с принятием нормативных правовых актов, положения которых были бы направлены на нивелирование возможного эффекта снижения доходности энергетического бизнеса в результате устранения территориальных преференций в процессе интеграции.

Экономическое обеспечение энергобезопасности большое влияние оказывают инвестиционные процессы. При реализации концепции инновационного замещения энергетических ресурсов соответственно меняется и подход к оценке эффективности долгосрочного управления безопасностью развития основой такого подхода должна стать  при оценке конкретных инвестиционных проектов оценка потерь энергетического  потенциала в результате реализации проекта, а при оценке эффективности развития региона в целом это создание долгосрочного бизнеса ведущая к росту энергетического потенциала.

Потери энергетического потенциала целесообразно оценивать с учетом прогноза затрат на ресурсозамещение при материально-ресурсном виде бизнеса и стоимости альтернативного использования энергоресурсов в сравнении ее с текущими доходами.

К внутренним оптимизационным и внешним интеграционно-диверсификационным направлениям инвестиционного развития энергокорпораций следует отнести: внутреннее направление,  посвященное росту мощностей, снижению потерь или повышению ресурсоотдачи. В данном случае корпорация идет по традиционному  инвестиционному пути, вкладывая средства в собственный известный бизнес; внешнее направление, посвященное выходу из известного бизнеса и завоеванию новых областей деятельности. Для современной энергетики России речь преимущественно идет об интеграционных процессах, направленных на замыкание технологических цепочек при соблюдении принципа конкуренции.

Идти по пути только экстенсивного развития, рассчитанного на ввод мощностей невозможно. Речь должна идти также о снижении потребления энергоресурсов в национальной экономики [25].

В долгосрочном плане это может привести к снижению доли энергетики в общем выпуске продукции и повлиять на экономические показатели отрасли. Следовательно, необходим механизм возврата эффекта для энергетических корпораций от энергосберегающей политики. В целом такой механизм должен быть заложен в основу инвестиционной политики корпорации.

Механизм формирования инвестиционной политики энергокорпораций предполагает анализ прямых инвестиционных резервов(энергосбережение и т.д.), а также косвенных резервов (НТП и т.д.), которые в результате действий потребителей возникают в энергетических корпорациях.

Основным моментом в формировании инвестиционной политики корпорации энергетики является определение направлений инвестиций корпоративного характера состоящее последовательно из трех этапов: выбор направлений внутренних корпоративных инвестиций ресурсного и процессного типа; выбор направлений внешних корпоративных инвестиций интеграционного типа; выбор направлений внешних корпоративных инвестиций диверсификационного типа.

Еще одним важным процессом обеспечения энергобезопасности является процесс институциональных преобразований, которые можно определить, как непрерывный процесс количественно-качественных изменений и преобразований разных социальных и экономических институтов [26] и, прежде всего, в форме собственности на энергетические ресурсы.

Важным процессом управления безопасностью является присвоение энергоресурсов каким-либо субъектом экономических процессов региона, сущность которого состоит в  процессах конкуренции, закрепления и представления энергоресурсов на рынок.

Очевидно, что на любой элемент энергоресурсов в экономическом процессе возникает ряд имущественных прав и, прежде всего,  право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления. Концентрация всех прав в  руках одного субъекта дает ему наибольшие возможности для управления энергоресурсов. В связи с этим в  социально-экономической системе возникают процессы закрепления прав субъектов на энергоресурсы и перехода их друг от друга.

Развитие одного субъекта экономического процесса побуждает другой субъект принять ответные меры или, по крайней мере, оказывает на него определенное воздействие. Это воздействие может иметь позитивный и негативный характер. Позитивный характер конкурентных ограничений определяется возможностью одного субъекта воспользоваться опытом и результатами развития другого субъекта, тем самым «экономя» на затратах ресурсов и времени, а также дает им возможность целенаправленно развиваться за счет отсечения некоторых вариантов, уже реализованных другим субъектом. Негативный характер ограничений является их второй, неотъемлемой, стороной, принуждая субъект вступить в непрерывное конкурентное развитие, расходуя при этом инвестиционные ресурсы.

Обеспечив полный контроль над энергоресурсами (ресурсами), субъект экономического процесса принимает решение об их задействовании (путем собственного использования, либо путем представления информации о них для других субъектов экономики). Важным аспектом представления является увеличения стоимости энергоресурсов на ту величину, которую субъект считает нужным получить в качестве  стратегической прибыли от владения правами на энергоресурсы.

Выводы:

В условиях построения единой многоуровневой системы управления энергетической безопасностью именно изменение пропорций в структуре существующих возобновляемых и невозобновляемых источников энергии с учетом экономической целесообразности их развития в перспективе (энергетический потенциал) должно стать основой разработки региональных стратегий управления энергобезопасностью. Данное управляемое изменение как процесс предполагает выявление, оценку, формирование, использование и наращивание различного рода (в первую очередь инновационных) энергетических ресурсов, интеграцию интенсивного, инновационного и перспективного направлений использования и развития энергетического потенциала.

На основании анализа проблем практики стратегирования и управления развитием топливно-энергетическим комплексом, получившей нормативное закрепление на региональном уровне, можно заключить о необходимости разработки и внедрения оптимальной стратегии управ­ления региональной энергобезопасностью, учитывающей тип региона (уровень его социально-экономического развития), факторы (угрозы) развития в энергетической сфере — техни­ко-технологические, организационно-правовые, социально-экономические, финансовые, техногенные, природные, — а также интенсивность протеканий инновационных, интеграционных, инвестиционных и институциональных процессов, которые при определенных условиях, прямо или косвенно влияют на основные показатели энергобезопасности региона (энергосбережение, энергоэффективность, энергоконкурентность) вследствие успешной реализации инновационных, интеграционных и инвестиционных проектов и мероприятий, в первую очередь, осуществляемых, региональными топливно-энергетическими компаниями и отраслевыми предприятиями.  

Список литературы

  1.   Региональная политика повышения энергетической эффективности: от проблем к решениям. – М.: ЦЭНЭФ, 1996. – С. 32.
  2.   Энергоэффективность социально-экономических систем регионов. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2010. – 56 с.
  3.   Экономические проблемы регионов и отраслевых комплексов. Проблемы современной экономики, № 4 (40), 2011. [Электронный ресурс].  – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3833. – Загл. с экрана.
  4. Васильева М.В. Макроуровневые параметры и ориентиры реализации концепции социально – экономического развития России/ М.В. Васильева// Национальные интересы: приоритеты и безопасность. - 2009. - № 17. - С. 20-30.
  5.   Концептуальная модель управления экономикой регионов/М.В. Васильева// РИСК: Ресурсы. Информация. Снабжение. Конкуренция. - 2012. –  № 1.
  6.   Проблемы и пути оптимизации ценообразования на оптовом рынке электроэнергии с учетом экономических интересов субъектов рынка/М.В., Васильева, А.В.  Крупский//Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. № 18. С. 45-47.
  7. Ишкин В.Х. Энергетическая безопасность — одна из основ безопасности страны. Панорама. 2007. № 1. [Электронный ресурс].  – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.connect.ru/article.asp?id=7411. – Загл. с экрана.

10. Карасевич A.M.,  Галицкий В.И. Экономическая безопасность регионов. М.: Университетская книга, 2009. – 176 с.

11. Консолидированный обзор: Субсидии регионам на энергоэффективность. Тематическое сообщество «Энергоэффективность и Энергосбережение». / Составители: А. С. Мартынов, Е. Г. Гашо. – М., 2011. [Электронный ресурс].  – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://solex-un.ru/sites/solex-un/files/energo_review/konsolidirovannyy_obzor_subsidii_regionam_na_energoeffektivnost.pdf. – Загл. с экрана.

  1. Маркин В.В. Формирование региональной системы стратегического управления энергоэффективностью : дис. … д-ра эконом. наук. – М., 2008. – 401 с.
  2. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13.11.2009 № 1715-р «Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года».
  3. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: утверждена указом Президента РФ 12.05.2009 г. № 537.
  4. Федеральный закон от 23.11.2009 г. № 261-ФЗ (ред. от 12.12.2011) «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
  5. Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности».
  6. Шилин В.А. Управление инновационной деятельностью в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности регионов: дис. … канд. эконом. наук. – М., 2011. – 185 с.
  7. Энергоэффективность: Перспективы для России (Региональный опыт и экспертные предложения). – М.: Институт устойчивого развития/Центр экологической политики России, 2010. – 176 с.
  8. Ядрышников Г.Н, Мальцева П.Н. Энергетическая безопасность Магаданской области: состояние и перспективы // Вест. СВНЦ РАН. – 2008. – № 1. – С. 97-106.
  9. Яременко Ю.В. Структурные изменения в социалистической экономике. – М.: Мысль, 1981. – 300 с.

References

  1. Akhtariyeva L.G. Functional instruments of development of system of regional government//Innovations and investments. 2010. No. 1. Page 33-40.
  2. Bashmakov I.A. Energy Efficiency: from rhetoric to action. M.: CECEF, 2001 - 201 p.
  3.  Belomestnov V.G., Araslanov R.F., Balzhinov A.V. Energy efficiency of regional socio-economic systems.Ulan-Ude: VSUТU Pub., 2010. – 56 p.
  4. Bortalevich S.I. Economic problems of regions and  industrial complexes. Problems of modern economics. 2011. № 4 (40). [Electronic resource]. – Electronic text data. – Mode of access: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3833. – Title from screen.
  5. Bortalevich S.I. Formation of FEC investment corporations politics: doctor of Economic Sciences dissertation. – Ulan-Ude, 2006. – 24 p.
  6. Consolidated review: Subsidies for Regions on Energy Efficiency. Case community «Energy efficiency and Energy Saving». / A.S. Martynov, E.G. Gasho. М., 2011. [Electronic resource]. – Electronic text data. – Mode of access: http://solex-un.ru/sites/solex-un/files/energo_review/konsolidirovannyy_obzor_subsidii_regionam_na_energoeffektivnost.pdf. - Title from screen.
  7. Energy Efficiency: Perspectives for Russia (Regional experience and expertise offers). – М.: Institute for Sustainable Development / Center for Environmental Policy of Russia, 2010. – 176 p.
  8. Federal Law No. 261-FZ dated November 23, 2009 (in edition 12.12.2011) «On Saving Energy and Increasing Energy Efficiency, and on Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation».
  9. Federal Law No. 390-FZ dated December 28, 2010 «On Security».

10. Ishkin V.H. Energetic safety — one of the national safety basics. Panorama. 2007. № 1. [Electronic resource]. – Electronic text data. – Mode of access:   http://www.connect.ru/article.asp?id=7411. – Title from screen.

  1. Karasevich A.M.,  Galitskiy V.I. Economic safety of regions безопасность. М.: Universitetskaya kniga, 2009. – 176 p.
  2. Markin V.V. Formation of a regional energy efficiency’ strategic management system: doctor of Economic Sciences dissertation. М., 2008. 401 p.
  3. National Security Strategy of the Russian Federation until 2020: approved by President of the Russian Federation on May 12, 2009 г. № 537.
  4. Shilin V.A. Managing innovation in energy conservation and energy efficiency of regions: doctor of Economic Sciences dissertation. – М., 2011. – 185 p.
  5. The Instruction of the Government of the Russian Federation № 1715-р dated November 13, 2009 «Energy Strategy of Russia for the period up to 2030».

16. Vasilyeva M. V. Makrourovnevye parameters and reference points of implementation of the concept socially – economic development of Russia/ M.V. Vasilyeva//National interests: priorities and safety. - 2009. - No. 17. - Page 20-30.

17. Vasilyeva M.V. Concepte model of management of economy of regions/M.V. Vasilyeva//RISK: Resources. Information. Supply. Competition. - 2012. – No. 1.

18. Vasilyeva M.V. Problemy and a way of optimization of pricing in the wholesale market of the electric power taking into account economic interests of subjects of the market/ M.V. Vasilyeva, A.V.Krupsky//National interests: priorities and safety. 2011. No. 18. Page 45-47.

  1. Yadryshnikov G.N, Maltseva P.N. Energy safety of Magadansky region: status and prospects // Vest. SVNC RAS. – 2008. – № 1. – pp. 97-106.
  2. Yaremenko U.V. Structure  transformations in socialistic economics. – М.: Mysl, 1981. – 300 p.



[1] См. См. Материалы Совещания по вопросу «Об итогах деятельности топливно-энергетического комплекса Российской Федерации в 2010 году и задачах на 2011 год». Москва. 09.02.2011. URL: http://premier.gov.ru/events/news/14105/ (дата обращения: 06.06.2012). 

[2] Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года: расп. Правительства Рос. Федерации от 13.11.2009 № 1715-р // Собр. законодательства Рос. Федерации. 30.11.2009. № 48, ст. 5836.

[3] Автором были изучены работы Р.В. Окорокова, В.Р. Окорокова, В.Х. Ишкина, A.M. Карасевича и В.И. Галицкого, И.А. Киршиной, В.В. Маркина, П.Н. Мальцевой, В.А. Шилина и др.

[4] Если речь идет об обеспечении энергетической безопасности на уровне государства, то важными факторами являются обеспечение экономически обоснованного экспорта энергетических ресурсов, а также учет внешнеполитических и внешнеэкономических угроз, предотвращение конфликтов за энергетические ресурсы между поставщиками и потребителями, расширение доступа к энергетическим ресурсам. 

[5] См. Васильева М.В. Макроуровневые параметры и ориентиры реализации концепции социально – экономического развития России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2009. № 17.С. 20-30.

[6] См.: О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года : утв. распоряжением Правительства Рос. Федерации от 17 нояб. 2008 г. № 1662-р : (в ред. от 08.08.2009) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2008. № 47, ст. 5489. 

[7] См. Киршина И.А. Механизмы комплексной оценки и управления энергетической безопасностью: дис. … канд. экон. наук. М., 2011. 182 с.

[8] Собр. законодательства Рос. Федерации. 30.11.2009. № 48, ст. 5711.

[9] В частности, с 1 января 2011 года предлагалось ввести запрет на производство, импортирование и продажу ламп накаливания мощностью 100 Вт и более, предусматривается возможность с 2013 года — ограничить оборот ламп накаливания мощностью 75 Вт и более, а с 2014 года — мощностью 25 Вт и более.

[10] Энергоэффективность: Перспективы для России (Региональный опыт и экспертные предложения). М.: Институт устойчивого развития/Центр экологической политики России, 2010. С. 10.

[11] Консолидированный обзор: Субсидии регионам на энергоэффективность. Тематическое сообщество «Энергоэффективность и Энергосбережение». / Составители: А. С. Мартынов, Е. Г. Гашо. М., 2011. Режим доступа: http://solex-un.ru/sites/solex-un/files/energo_review/konsolidirovannyy_obzor_subsidii_regionam_na_energoeffektivnost.pdf (дата обращения: 21.03.2012).

[12] Там же.

[13] Согласно Постановления Правительства РФ № 1225 от 31.12.2009 г.

[14] Там же.

[15] См. Беломестнов В.Г., Арасланов Р.Ф., Бальжинов А.В. Энергоэффективность социально-экономических систем регионов. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2010. 56 с.

[16] Консолидированный обзор: Субсидии регионам на энергоэффективность.

[17] Классическое понятие энергоэффективности подразумевает минимизацию расходова­ния энергетического ресурса (первичного либо в той или иной преобразован­ной форме, например, в виде электроэнергии, энергии пара, горячей воды) при получении некоторого полезного эффекта (скажем, охлаждения продук­тов до заданной температуры, освещения комнаты) (см. Башмаков И.А. Энергоэффективность: от риторики к действию: монография. М. : ЦЭНЭФ, 2001. 203 с.). 

[18] Моисеева С. О., Семенова Е. И., Родионова Н. В. Методика оценки безопасности инновационной деятельности российского бизнеса в рамках его корпоративной социальной ответственности. // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – Январь, 2012. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2012/01/236 (дата обращения: 12.03.2012).

[19] Сенько А.Н. Система обеспечения экономической безопасности промышленного комплекса Республики Беларусь: методология формирования и механизм реализации / А.Н. Сенько. Минск: Акад. упр. при Президенте Респ. Беларусь, 2008. 195 с. 

[20] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г.

[21] Концепция ресурсозамещения основана на давнем споре двух теоретических школ: с одной стороны, неоклассической, отстаивающей однородность труда и капитала,  свободное замещение их друг другом в процессе экономического роста, а с другой -  посткейнсинианской, основанной на качественной неоднородности ресурсов. Так, в теории неоднородности ресурсов Ю.В. Яременко труд и капитал одного качества заменяет труд и капитал другого качества. В данной концепции ресурсы делятся на массовые и качественные, т.е. проводится разграничение  ресурсов  внутри групп. Эффективная экономика возможна в регионах с большим задействованием качественных ресурсов (см. Яременко Ю.В. Структурные изменения в социалистической экономике. М.: Мысль, 1981. 300 с.).

[22] См. Гановичева Л.Н. Ресурсосбережение и инновации — как основа экономической модели развития регионов // Проблемы современной экономики. № 3 (31), 2009. С. 28-31.

[23] Шилин В.А. Управление инновационной деятельностью в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности регионов: дис. … канд. эконом. наук. М., 2011. 185 с.

[24] См. Зубарев Н.М. К проблеме целевого обеспечения инвестициями социальных программ развития депрессивных территорий // Известия ИГЭА. 2004. № 1 (38). С. 49-54.

[25] См. Борталевич С.И. Формирование инвестиционной политики корпораций топливно-энергетического комплекса: автореф. дис. … канд. экон. наук. Улан-Удэ, 2006. С.5. 

[26] Мочерний С.В., Ларіна Я.С., Устенко О.А., Юрій С.І. Економічний енциклопедичний словник: У 2 т. Т.1/ За ред.. С. В. Мочерного. Львів: Світ, 2005. С. 283.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516