Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Трансформация структуры производственных активов компаний нефтегазового сектора: предпосылки и факторы

Отраслевая экономика | (75) УЭкС, 3/2015 Прочитано: 12266 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Дебердиева Елена Марсовна
  • Дата публикации:
    03.03.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»

ТРАНСФОРМАЦИЯ СТРУКТУРЫ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ АКТИВОВ КОМПАНИЙ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕКТОРА: ПРЕДПОСЫЛКИ И ФАКТОРЫ

TRANSFORMATION OF STRUCTURE OF PRODUCTION ASSETS OF THE COMPANIES OF OIL AND GAS SECTOR: PREREQUISITES AND FACTORS

Дебердиева Елена Марсовна,

кандидат экономических наук, доцент,

профессор кафедры менеджмента в отраслях ТЭК,

ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»,

e-mail: emd61067@inbox.ru

Аннотация: В статье рассматриваются предпосылки и факторы изменения структуры активов компаний нефтегазового сектора, обусловленные в основном тенденциями на рынке углеводородного сырья и продукции его переработки. Предложена типологизация интегрированных компаний по структуре активов на основе цепочки создания стоимости.

Abstract: In article prerequisites and factors of change of structure of assets of the companies of oil and gas sector are considered. Tendencies in the market of hydrocarbonic raw materials and production of its processing are called the main of them. Types of the integrated companies on structure of assets on the basis of a value creation chain are allocated.

Ключевые слова: нефтегазовая компания, производственные активы, вертикальная интеграция, производственно-сбытовая цепочка, цепочка создания стоимости.

Keywords: oil and gas company, production assets, vertical integration, production and supply chain, value chain.

Введение. Устойчивое развитие предприятия, его финансовое благополучие в значительной степени зависит от состава и структуры производственных и иных активов, эффективности управления ими, характеризующейся, в частности, уровнем получаемого дохода от использования соответствующих активов. Функционирование в условиях нестабильной внешней среды для российских компаний нефтегазового сектора экономики сопровождается повышенным риском, что требует объективной оценки активов и использование адекватных механизмов управления ими. Действие рыночных факторов, а также их негативное влияние в кризисные периоды (инфляция, политические кризисы, экономические санкции  и другие кризисные явления), вынуждают предприятия корректировать свою политику в отношении величины и структуры активов, искать пути повышения эффективности их использования.

Основная часть. Традиционно к производственным активам нефтегазовых компаний относят запасы углеводородного сырья, эффективность разработки которых обусловливает уровень технологических и финансовых показателей деятельности компании. Кроме того, в состав основных производственных активов добывающих предприятий нефтегазового сектора включают активы, представленные основными производственными фондами (скважины, трубопроводы, хранилища, установки по переработке сырья и прочие), а также нематериальные активы. Вместе с тем современное состояние ресурсной базы нефтегазовых компаний характеризуется:

- снижением темпов прироста запасов углеводородов (по данным Роснедр и ЦДУ ТЭК прирост запасов жидких углеводородов в 2011 г. составил 744,7 млн. тн., в 2012 г - 742,7 млн. тн., в 2013г. - 688,3 млн. тн.);

- увеличением месторождений с высокой долей выработанности запасов, значительной обводненностью (по отдельным оценкам средняя обводненность в РФ достигает 86%) и низким коэффициентом извлечения нефти (порядка 33-40%);

- ростом доли трудноизвлекаемых (по некоторым оценкам в настоящее время доля таких месторождений составляет около 56%) и труднодоступных запасов в районах со сложными горно-климатическими условиями (например, арктический шельф), неразвитой инфраструктурой и др.

По мере изменения характеристик основного актива – традиционных нефтегазовых месторождений – актуализируется проблема реструктуризации портфеля активов нефтяной компании с целью снижения рисков и  обеспечения устойчивости и доходности ее развития.

Происходившие в постсоветский и последующий периоды реструктуризационные преобразования в нефтегазовом секторе экономики предопределили превалирование среди российских ВИНК компаний, интегрированных на основе производственно-сбытовой цепочки. Типичным представителем интегрированной компании является ОАО «Газпром Нефть», имеющее в своей структуре:

- дочерние добывающие предприятия (ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», филиал «Газпромнефть-Муравленко», ООО «Газпромнефть-Хантос», ООО «Газпромнефть-Восток» и ЗАО «Газпром нефть Оренбург»),

- нефтеперерабатывающие активы (ОАО «Газпромнефть-Омский НПЗ», ОАО «Газпромнефть — Московский НПЗ», ОАО «Славнефть-Ярославнефтеоргсинтез»),

- дочерние сбытовые компании оптовой и розничной реализации нефтепродуктов (сеть АЗС, ООО «Газпромнефть Марин Бункер», ЗАО «Газпромнефть-Аэро») и др.

Кроме того, методом долевого участия компания присутствует в добыче ресурсов в зависимых обществах (ОАО «НГК «Славнефть», ОАО «Томскнефть» ВНК, Salym Petroleum Development (SPD), «СеверЭнергия», NIS) [5].

Интеграция всей производственно-сбытовой цепочки - наиболее распространенная стратегия нефтегазовых компаний, позволяющая обеспечивать надежность поставок и максимизировать прибыль.

Общей чертой реструктуризационных преобразований в вертикально-интегрированных нефтегазовых компаниях можно считать выделение непрофильных активов. Так поступили с нефтесервисными подразделениями многие российские ВИНК (например, ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР). В то же время ряд нефтяных компаний сохранили в своей структуре отдельные сервисные подразделения, что оправдано, например, при эксплуатации истощающихся месторождений, требующих применения высокотехнологичных методов интенсификации добычи, в связи с чем некоторые виды капитального ремонта скважин интегрируются в основную производственную цепочку. Следует отметить, что, не смотря на тенденции выделения непрофильных активов из структуры нефтегазовых компаний, среди них практически отсутствуют узкоспециализированные. Компании осуществляют комбинирование нефтяных и газовых активов, бизнес-сегментов в рамках технологической (разведка – добыча – нефтепереработка – нефтехимия - сбыт) и стоимостной цепочек (сырая нефть и газ – продукты нефтепереработки – продукция нефтегазохимии), разведку новых месторождений с освоением изученных, географическую диверсификацию проектов. Например, зарубежная дочерняя компания ОАО «Газпром Нефть» - NIS, занимается разведкой и добычей нефти и газа на территории Сербии, Анголы, Боснии и Герцеговины, Венгрии и Румынии. ОАО «Газпром нефть» также является участником несколькихСРП и проектов по разведке и добыче углеводородов в Ираке и Венесуэле [5].

Диверсификация источников углеводородного сырья для нефтегазовых компаний в перспективе может стать одним из стратегических приоритетов, поскольку позволит обеспечить синергетический эффект от использования различных видов ресурсов углеводородов, гибко реагировать на изменения спроса. Так, по прогнозам мировых и российских аналитических агентств, в следующий 20-ти летний период наибольший рост спроса среди ископаемых видов топлива будет демонстрировать природный газ [например, 9]. Кроме того, прогнозируемое увеличение добычи углеводородов из нетрадиционных источников (например, сланцевые нефть и газ), развитие быстрыми темпами технологий получения и использования возобновляемых видов энергии, усиление экологического законодательства, ориентированность стран на энергоэффективность и энергобезопасность экономик также требуют корректировки стратегии формирования структуры активов нефтегазовых компаний.

Еще одним фактором в пользу увеличения доли активов, позволяющих создавать продукцию с большей величиной добавленной стоимости (для нефтегазовых компаний это нефтеперерабатывающие и нефтегазохимические мощности) свидетельствует тот факт, что стоимость продукции верхних переделов кратно выше, чем стоимость сырья (после 4-5 стадий переработки углеводородного сырья стоимость конечной продукции возрастает в 8-10 раз). Баланс между добывающими активами и активами, производящими продукцию высоких переделов, способствует максимизации финансовых результатов деятельности компании.

Для российской нефтепереработки и нефтегазохимии можно выделить определенные перспективы развития (предпосылки трансформации структуры активов корпоративных интегрированных структур), обусловленными относительно благоприятными внутренними факторами:

- динамично растущий внутренний спрос на продукцию (например, существующий и прогнозируемый рост емкости внутреннего рынка битумов за счет увеличения объемов дорожного строительства; рост спроса на светлые нефтепродукты за счет увеличения автомобильного сегмента; рост спроса на полимерные трубы, полимерную изоляцию, профильно-погонажные изделия и др.);

- избыток относительно дешевого сырья (стабильные объемы добычи нефти и газа, а также производства продукции первых переделов);

- реализация масштабных проектов модернизации отрасли (государственная программа модернизации нефтеперерабатывающих заводов, развитие процессов крекинга, гидрокрекинга, риформинга и т.д.);

- наличие отраслевых вертикально интегрированных структур, способных создавать современные масштабные нефтегазохимические производства.

Среди крупных, достаточно стабильно функционирующих, структур российской химической промышленности в настоящее время можно выделить ОАО «Сибур Холдинг» (Группа «Сибур»), ОАО «МХК «ЕвроХим»; ЗАО «Лукойл-Нефтехим» (Группа ОАО «Лукойл»), OАО «Татнефть» и некоторые другие. Создание интегрированных научно-производственных структур, способствующих реализации преимуществ законченных технологических цепочек, начиная от добычи и переработки углеводородного сырья до выпуска и реализации продукции высоких переделов, особую актуальность имеет для химического комплекса. Интеграция научных центров и производства будет способствовать снижению зависимости российских производителей от зарубежных технологий, оборудования и материалов. По оценкам специалистов, например, отечественные катализаторы по качеству не уступают зарубежным, однако их доля использования в производстве не превышает десяти процентов.

Что касается факторов внешнего рынка, то он характеризуется укрупнением производственных мощностей, смещением крупных нефте-газохимических производств в регионы с дешевым сырьём и удобной логистикой, переориентацией традиционно добывающих стран в страны с быстроразвивающейся нефтепереработкой и нефтехимией. Так, нефтехимические мощности Саудовской Аравии за последние 10 лет увеличились (в пересчете на объем выпуска этилена) почти  в 4,5 раза, Китая – в 2,5 раза.Значительная часть планируемых в России масштабных проектов по увеличению нефтегазохимических активов ориентированы на экспорт полиэтилена и полипропилена  в первую очередь в Китай и страны азиатско-тихоокеанского региона. Однако, по данным экспертов, рынок этих видов продукции уже в среднесрочной перспективе станет достаточно конкурентным, особенно для российской продукции, которая характеризуется высокими ценами на нефтехимическое сырьё и значительными транспортными расходами.

В то же время, не смотря на ежегодный рост масштабов отечественной нефтепереработки (более 53 % добытой нефти), ее качество не соответствует требованиям перспективного рынка. По качественной характеристике уровня развития производственного потенциала первичной переработки Россия занимает 3 место, вторичных процессов -  67-е место в мире. Вследствие отсутствия необходимых мощностей глубокой переработки нефти доля мазута в балансе переработки нефтяного сырья в целом по России составляет 26 % , в то время как в США – 5 %, а в Западной Европе – 12 % от объёма перерабатываемой нефти; выход автомобильных бензинов в России – 18%, США – 45%; средняя глубина переработки нефти в РФ – 71%, США – 85-95 [8].

Основными тенденциями и факторами, определяющими ситуацию в переработке нефтегазового сырья на отдельных региональных рынках являются:

- в Европейском регионе - активная политика «дизелизации» транспорта, сокращение спроса на автомобильный бензин, сокращение мощности нефтеперерабатывающих заводов;

- в США - модернизации нефтяного комплекса  на основе «прорывных» инновационных технологий, наращивание мощности вторичных каталитических процессов, активное вовлечение в переработку тяжелых нефтей и битумов, увеличение значимости светлых нефтепродуктов;

 - в странах АТР, Китае и Индии - высокие темпы роста мощностей по нефте- и газопереработке, быстрый рост спроса на нефтепродукты и другие.

В краткосрочной перспективе существенно может сократиться европейский рынок сбыта для российских нефтепереработчиков: эксперты Международного энергетического агентства прогнозируют закрытие многих европейских НПЗ в связи со строительством нефтеперерабатывающих предприятий в развивающихся странах и ростом добычи топлива, не требующего переработки. В этих условиях еще более актуальными становятся задачи:

- развития и модернизация НПЗ, включающие изменение состава и структуры активов, позволяющих осуществлять деструктивные (крекинг, изомеризация, риформинг, и др.) и облагораживающие технологические процессы, с целью производства нефтепродуктов, соответствующих техническому регламенту и европейским экологическим стандартам качества моторных топлив - «Евро-4» и «Евро-5», имеющих потенциал сбыта на внутреннем и мировом рынках,

- достижения среднего показателя глубины переработки нефти на уровне не ниже 95 %;

- координации развития нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств.

Трансформационные процессы на рынках углеводородов заставляют нефтегазовые компании пересматривать подходы к формированию структуры активов и их портфеля. Основываясь на цепочке создания добавленной стоимости, российские интегрированные компании  нефтегазового сектора условно можно систематизировать следующим образом:

  •  компании сырьевой ориентации, имеющие весь комплекс производственно-технологических активов для добычи углеводородного сырья, с незначительной долей активов для осуществления нефтепереработки;
  •  компании, ориентированные на увеличение доли перерабатывающих активов, имеющие в портфеле активов весь комплекс добывающих активов и достаточную величину активов нефтепереработки и нефтегазохимии;
  •  компании, ориентированные на производство продукции с наибольшей добавленной стоимости, и включающие комплекс переделов нефтегазохимии и нефтепереработки с незначительным объемом добычи углеводородного сырья и соответствующей структурой активов.

Направленность вектора трансформации структуры активов в сторону баланса добычи углеводородного сырья с увеличением глубины переработки и развитием нефтегазохимических активов соответствует как миссиям российских нефтегазовых компаний - ориентированность на долгосрочный эффективный финансово-устойчивый рост бизнеса, так и стратегическим ориентирам государства, заявленным в Энергетической стратегии РФ до 2035 года: переход страны от экспортно-сырьевого к ресурсно-инновационному развитию, рациональное снижение доли топливно-энергетических ресурсов в структуре российского экспорта, переход от продажи первичных сырьевых и энергетических ресурсов к продаже продукции их глубокой переработки [11].

Заключение. Изучение опыта вертикальной интеграции в нефтегазовых странах, позволяет выделить ее основные преимущества: контроль над рынками сбыта конечной продукции (нефтепродукты и продукция нефтегазохимии); формирование эффективно управляемой производственно-сбытовой цепочки; экономия на масштабах производства за счет сокращения удельных производственных затрат; сырьевое обеспечение производства последующих переделов и контроль за его источниками; участие в мировом нефтяном бизнесе и др. Названные преимущества позволяют прогнозировать потенциальные возможности эффективного развития для интегрированных компаний с диверсифицированным портфелем активов, обеспечивающих создание продукции с наиболее высокой добавленной стоимостью и реализующие весь производственно-сбытовой цикл.

Российские интегрированные компании нефтегазового сектора для минимизации сырьевой компоненты в структуре экономики страны, уменьшения зависимости размера доходов от колебаний рынка на углеводородное сырье, должны пересмотреть структуру активов в направлении увеличения их перерабатывающей компоненты. Нефтегазовый и нефтехимический сектора российской экономики имеют достаточный потенциал для повышения эффективности использования углеводородных ресурсов посредством максимального продления цепочки создания добавленной стоимости. Явные преимущества данного подхода иллюстрируются следующим: если выручку от продажи сырой нефти принять за единицу, то для оптовых продаж нефтепродуктов коэффициент повышения выручки составит в пределах 1,5 раз, а для нефтехимической продукции от 5 до 10 раз.

Кроме того, внешние и внутренние факторы, складывающиеся на рынках углеводородного сырья и продукции его переработки, стимулируют нефтегазовые и нефтегазохимические компании к трансформации структуры производственных активов.

Библиографический список:

  1.  Волынская, Н.А. Энергоэффективная стратегия развития экономики России [Текст]/Н.А. Волынская, М.Х Газеев, Л.П. Гужновский и др. – С.- Пб.: Наука, 2002. -113 с.
  2.  Крюков, В.А. Учет специфики активов в процессе реорганизации нефтегазового сектора [Текст]/ В.А. Крюков // Экономическая наука современной России, 2000 - №2 – с.84-93.
  3.  Ленкова, О.В. Устойчивое развитие нефтегазовых компаний: условия и перспективы [Текст]/ О.В. Ленкова, Е.М. Дебердиева, И.В. Осиновская //Нефть, газ и бизнес, 2012 - № 11 - с. 11-13.
  4.  Ленкова, О.В. Управление корпоративным бизнес-портфелем нефтегазовой компании [Текст]/О.В. Ленкова, Е.М. Дебердиева, И.В. Осиновская //Менеджмент в России и за рубежом, 2013 - № 1 – с. 50-59.
  5.  Официальный сайт ОАО «Газпром Нефть» [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://www.gazprom-neft.ru/
  6.  Первухин, В.В. К истории создания вертикально интегрированных нефтяных компаний в России [Электронный ресурс]/ В.В. Первухин – Режим доступа:  http://www.imemo.ru/ru/conf/2012 /06112012/PVV_06112012.pdf
  7.  Пленкина, В.В. Технология оптимизации корпоративного портфеля нефтегазовых компаний [Текст]/ В.В. Пленкина, О.В. Ленкова, И.В. Осиновская //Фундаментальные исследования,2012 - №11-3 - с. 775-778.
  8.  Презентация ООО «ВНИПИНефть» - [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.wraconferences.com/webfm_send/654
  9.  Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года [Текст]/ Прогноз ФГБУН «ИНЭИ РАН» и «АЦ при Правительстве РФ» – М.: ИНЭИ РАН, АЦ, 2014 – 173 с.
  10.  Шарипова, А.Е. Стратегия нефтедобывающей компании в области управления нефтесервисом [Текст]/ А.Е. Шарипова, Н.А. Волынская //Экономика и предпринимательство, 2014 - № 5-1 - с. 455-461.
  11. Энергетическая стратегия России на период до 2035 года (основные положения) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://minenergo.gov.ru/documents/razrabotka/17481.html

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(03) УЭкС, 3/2019
(04) УЭкС, 4/2019
(05) УЭкС, 5/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516