Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ процесса кластеризации и взаимодействия предприятийкластеров в России

Маркетинг | (71) УЭкС, 11/2014 Прочитано: 11435 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    Егорова Екатерина Сергеевна
  • Дата публикации:
    21.11.14
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Пензенский государственный университет

Анализ процесса кластеризации и взаимодействия предприятийкластеров в России.

Analysis of the clustering process and the interaction between enterprises clusters in Russia.

Егорова Екатерина Сергеевна

Аспирант кафедры «Маркетинг, коммерция и сфера обслуживания» Пензенский государственный университет

e-mail: katepost@yandex.ru

Аннотация.В статье представлены результаты анализапроцесса кластеризации в России, проведенного на основе существующих и собственных исследований. Выделены несколько типов кластеров, сформированных в России, представлены данные о количестве кластеров по нескольким контрольным точкам. Проведен анализ взаимодействия и взаимоотношений предприятий и организаций, входящих в кластеры России по выделенным типам. По результатам работы выявлены проблемы существующих кластерных структур.

Abstract. The article presents the results of the analysis of the clustering process in Russia, conducted based on the existing and our own research. Highlighted several types of clusters that exist in Russia, presented data on the number of clusters in several control points. The analysis of the interaction and the relationship between enterprises and organizations belonging to the clusters in Russia along the chosen types. By results of work identified problems of the existing cluster structures.

Ключевые слова: кластер, процесс кластеризации, взаимодействие, взаимоотношения.

Keywords: cluster, the clustering process, interaction, relationships.

В последние годы в России уделяется достаточно много внимания внедрению кластерных подходов в экономике – считается, что именно кластеры помогут снять экономику России с «сырьевой» иглы и вывести на новый, инновационный виток развития, поднять производительность труда и дать толчок появлению новых полюсов конкурентоспособности. Развитие кластеров в РФ должно увеличить высокотехнологичную составляющую в экономике, обеспечить приток иностранных инвестиций в отрасли с высокой добавленной стоимостью, и, в результате, способствовать выходу российской продукции на зарубежные рынки сбыта.

Вопрос кластеризации России, его возможности, перспективы или невозможность внедрения в современных экономических условиях рассматривают многие ученые. Среди авторов, изучающих процесскластеризации в России, можно выделить Третьяк В.П., Кондрашину О.Н., Н.В. Смородинскую, Е.С. Куценко, Е.В. Акинфееву [2, 6, 11, 12, 13]и др.

Проведенный анализ публикационной активности по базе электронной библиотеке ELibrary показывает, что интерес российских ученых к проблемам внедрения кластерных подходов в экономике начал проявляться с 2003 г., начиная с 2007 года начинается активная публикация работ по данной тематике. Пик приходится на 2013 год (около 1500 работ). Всего было найдено более 5000 публикаций.

В литературе, посвященной проблемам экономики развития, много примеров успеха кластеров [18], эмпирическое выявление отдельных эффектов получено, например, в работах [14, 15, 17, 20, 21]. При этом авторами отмечается, что с формированием кластера происходит улучшение доступа к (прежде всего, финансовым) ресурсам, повышение эффективности использования трудовых ресурсов (специализация деятельности фирм), накопление знаний и распространение инноваций между участниками кластера. Формирование кластеров рассматривается многими исследователями как фактор роста международной конкурентоспособности производителей, а порой и как единственный способ сохранения малых фирм в условиях глобализации и возрастающей международной конкуренции [16, 19].

Однако работ, посвященных анализу процесса кластеризации не так много. Возможно это связано с тем, что кластерные структуры начали появляться в России только с 2006 года, пилотные программы поддержки правительства РФ стартовали в 2012 году и пока нет реальных результатов в этой сфере. Тем не менее, нами был произведен собственный анализ данного процесса.

В концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года, при определении направлений перехода к инновационному социально-ориентированному типу развития, указывается переход к новой модели пространственного развития российской экономики, который в свою очередь предполагает формирование новых центров социально-экономического развития, опирающихся на развитие энергетической и транспортной инфраструктуры и создание сети территориально-производственных кластеров, реализующих конкурентный потенциал территорий. В соответствии с концепцией, инновационная и социальная ориентация регионального развития, в числе прочего, заключается в формировании территориально-производственных кластеров (не менее 6-8 до 2020 года), ориентированных на высокотехнологичные производства в приоритетных отраслях российской экономики, с концентрацией таких кластеров в урбанизированных регионах, и в формировании территориально-производственных кластеров на слабоосвоенных территориях, ориентированных на глубокую добычу и переработку сырья, производство энергии с использованием современных технологий (механизированных, ресурсосберегающих и экологичных, нетрудоемких)[1] .

Для определения пилотных проектов развития территориальных инновационных кластеров Минэкономразвития России в марте-июне 2012 года провело отбор проектов территориальных инновационных кластеров. Всего из регионов поступило 94 заявки из 49 регионов, из которых по результатам отбора был составлен перечень, в который вошли 25 инновационных кластеров из 19 субъектов Российской Федерации, при этом, 13 кластеров были отнесены к I группе (им предлагается оказывать финансовую поддержку путем предоставления субсидий из федерального бюджета в размере до 5 млрд рублей в течение 5 лет, начиная с 2013 года), а оставшиеся 12 –ко II группе – их также предлагается поддерживать, но без федерального финансирования на первом этапе.

Не маловажным является то, что многие регионы России, еще до создания организации государственной поддержки, не только планировали создание и развитие на своей территории кластеров, но и считали, что они у них уже существуют. Подобный вывод был сделан на основе данных, полученных в ходе исследования Акинфеевой Е.В. [2]. Распределение кластеров по регионам представлено на рисунке 1

 

e1

Рисунок 1 – Распределение кластеров предприятий, заявленных в субъектах РФ

С целью определения состояния и перспектив развития кластерной модели экономического развития в России Кондрашиной О.Н., Третьяк В.П. в 2009 году был проведен контент-анализ доступной вторичной информации функционирования кластеров [6]. Авторами были выделены несколько типов кластеров, существующих в России. Особенное место в этой типологии занимают промышленные кластеры, формирующиеся вокруг производителей конечной продукции и их поставщиков, построенным по типу доминирующей фирмы. Такими, по мнению авторов, являются автомобильный кластер Самарской области, кластер по производству бытовой техники Липетской области. Вторым типом кластеров выступают объединений малых и средних предприятий на основе взаимовыгодного сотрудничества - Алтайский биофармацевтический кластер (некоммерческое партнерство), кластер пьезоэлектроники в Москве, IT- кластер в Татарстане, текстильный кластер в Ивановской области (2010 г.). Также авторы выделяют несколько формирующихся кластеров.

В ходе анализа процесса кластеризации в России автором на основе существующих и собственных исследований были собраны данные о количестве кластеров по нескольким контрольным точкам: 2008 – начало процесса кластеризации в России, 2010 – промежуточные данные, 2012 – отбор участников для пилотного проекта представленные в таблица 1.

Таблица 1 – Количество кластеров по федеральным округам России (сформирована по данным [2, 8,9])

Округ

Количество кластеров

2008

2010

2012 (участники пилотного проекта)

Сущест-вующие

Форми-рующиеся

Сущест-вующие

Форми-рующиеся

Северо-Западный ФО

19

2

20

7

11

Центральный ФО

11

9

20

12

26

Приволжский ФО

25

4

47

9

22

Южный ФО

10

6

28

9

8

Уральский ФО

1

16

8

14

6

Сибирский ФО

2

26

8

13

18

Дальневосточный ФО

4

11

8

24

2

Всего

72

74

139

76

93

Из таблицы видно, что с момента начала кластеризации в России количество кластеров как существующих, так и формирующихся увеличивается. Однако, по нашему мнению многих из заявленных существующих кластеров пока не функционируют и являются таковыми только на бумаге. Учитывая, что процесс кластеризации находится на начальном этапе, все-таки прослеживаются положительные тенденции в этом направлении.

В ходе проведенного анализа было выявлено, что с момента зарождения кластерных структур в России существует два типа кластеров: формирующиеся вокруг доминирующей фирмы (ядро кластера) и объединение малых и средних предприятий на основе взаимовыгодного сотрудничества.

По мнению Кондрашиной О.Н., Третьяк В.П.[6], первый тип кластера является ложным, поскольку группа предприятий действует не на состоятельном рынке и находятся под так называемым «ценовым зонтиком» доминирующей фирмы, которая обладает гигантской рыночной властью. Внешне эти предприятия тоже можно назвать кластером малых предприятий. Но с экономической точки зрения, это не квазиинтегрированный субъект, а набор малых предприятий, встроенный в рынок доминирующей фирмы. Такие образования малых фирм становится проводниками рыночной власти доминирующей фирмы, не действующей на не состоятельном рынке и, строго говоря, не соответствуют экономической природе кластеров предприятий в классическом понимании. Однако, как показывает, дальнейшая практика формирования кластеров в России, наибольшее количество было сформировано именно по этому принципу.

К реальным относятся кластеры предприятий, способные рационально использовать ограниченные ресурсы. Вступление в кластер способствует повышению аллокации ресурсов. Эта совокупность малых предприятий представляет собой квазиинтегрированную структуру, в которой считается нормальной ситуация, при которой наблюдается отсутствие контроля над собственностью активов каждого из участников кластера, при соблюдении жесткого контроля над управлением общих активов и при этом, участники кластера не имеют рыночной власти. Реальный кластер предприятий может быть рассмотрен как некое хозяйствующее звено из лоскутного набора частных активов, объединенных единым контролем над их управлением с неявной конфигурацией границ этого хозяйствующего звена. Классический кластер предприятий – участник состоятельного рынка, где отсутствует рыночная власть фирм, где каждый из производителей занимает незначительную долю рынка, где не ощущается в цене бренд премии [6].

Возможно из-за появления большого количества ложных кластеров некоторые ученые [11] считают, что не смотря на поддержку правительством пилотных проектов немалыми бюджетными средствами, перспектива образования в стране динамичных кластерных структур маловероятна.

По нашему мнению, в кластерах, помимо структур, но основе которых они сформированы, немаловажным является степень доверия и взаимодействия среди участников. В связи с этим немаловажным является анализ взаимодействия и взаимоотношений предприятий и организаций, являющимся одним из главных условий эффективной деятельности кластера. Согласно исследованию, проведенному Головановой С.В., Авдашевой С.Б., Кадочниковым С.М.2009 году [3], в кластерах, формирующихся вокруг доминирующей фирмы (машиностроение) – I тип – свидетельств сознательного сотрудничества предприятий гораздо меньше, чем в кластерах, объединяющих малые и средние предприятия без однозначно определенного ядра (IT) – II тип.

Рассматривая отношения с поставщиками, свидетельств проявления партнерских отношений между компаниями и их готовности к взаимовыгодной кооперации (например предоставления льгот постоянным поставщикам) практически не выявлено ни в одной из рассматриваемых отраслях, однако наблюдаются достаточно устойчивые производственные связи. При этом в кластере II типа они являются скорее проявлением неформальных связей между расположенными в географической близости предприятиями.

Сотрудничество с образовательными учреждениями в рассматриваемых типах кластеров развито по-разному. Локализация учебных учреждений, выпускники которых привлекаются к работе напредприятиях рассматриваемых отраслей, очень высокая (рисунок 2): 75% компаний I типа и 92% компаний II типа отметили, что их работники являютсявыпускниками учреждений высшего и среднего профессионального образования,расположенных в том же городе; еще около 30% указывают на привлечение выпускниковиз других городов региона. Таким образом, географическая концентрация связей междупроизводством и образованием не вызывает сомнений.

 e2

Рисунок 2 - Локализация учебных учреждений (серый столбик относится к I типу кластеров,фиолетовый – к II типу)

Однако, удовлетворенность компаний уровнем подготовки выпускников образовательныхучреждений средняя: соответствие качества высшего образования потребностям компанииотметили 56% респондентов I типа и 64% респондентов II типа. Интересно,что представители системы образования считают, что качество образованияудовлетворяет потребностям предприятий на 80-90%. Сотрудничествокомпаний в кластере I типа с образовательными учреждениями носит преимущественнотрадиционный характер привлечения студентов в качестве рабочей силы на периодпрохождения производственной или преддипломной практики, а также курсов повышенияквалификации сотрудников. В кластере II типа наблюдаются более продвинутые формы взаимодействия предприятийс образовательными учреждениями: совместные проекты и лаборатории. Крупнейшиепроизводители имеют свои базовые школы и кафедры в высших учебных заведениях,проявляют более высокую активность в работе по адаптации учебных программ ксобственным потребностям в уровне подготовки специалистов.

Сотрудничество с конкурентами является отличительной особенностью кластера,когда, несмотря на конкуренцию за факторы производства и на рынке конечнойпродукции, компании находят возможности для взаимовыгодной кооперации,повышающей эффективность всех участников отношений. Заметим, что это верно толькодля кластера в понимании сотрудничества.

На рисунке 3 представлена информация о формах сотрудничества с конкурентами,которые предприятия используют или готовы использовать. Гипотетически все видыкооперации рассматриваются респондентами как возможные в обоих секторах, включаяобмен информацией о технологии производства и совместное использование результатовНИОКР. На практике, однако, всестороннее сотрудничество отсутствует, - доминируетфактор конкуренции, что особенно заметно в кластерах I типа, где кооперацияограничивается обменом информацией о состоянии спроса и сотрудничеством с цельюразработки предложений по совершенствованию экономической политики.

 

e3

Рисунок 3 - Формы сотрудничества с конкурентами, которые предприятия используют(светлые столбцы диаграммы) или готовы использовать (темные столбцы диаграммы).Серый столбик относится к I типу кластеров, фиолетовый – к II типу.

В кластерах II типа готовность к кооперации с конкурентами выше. Компании сотрудничают в рамках отдельных бизнес-проектов, осуществляют совместныепрограммы обучения и повышения квалификации, обмениваются успешным опытомприменения управленческих технологий.

Рассматривая значимость взаимодействия между участниками кластера в повышении конкурентоспособности, а также сотрудничество с какими сторонами является в этом отношении наиболее важным, отметим, что предприятия представленных типы кластеров кардинально по-разному подходят к рассмотрению данного вопроса (рисунок 4).

 

e4

Рисунок 4– Направления сотрудничества, рассматриваемые респондентами как важные для конкурентоспособности предприятия (серый столбик относится к кластерам I типа, фиолетовый – II типа)

Предприятия I типа отмечают важность сотрудничества с покупателямии поставщиками (что предопределяется самой системой разработки и производствапродукции) и с федеральными органами власти (рисунок 4). Иными словами, повышениеконкурентоспособности рассматривается ими как результат целенаправленнойгосударственной политики, причем скорее федеральной, чем региональной. Напротив,предприятия II типа отмечают важность сотрудничества с покупателями иконкурентами. Таким образом, в этом секторе большая роль отводится межфирменнойкооперации, чем государственной политике. Эти результаты позволяют нам сделать вывод о том, что кластеры II типа нацелены на межорганизационное взаимодействие, считают подобное сотрудничество важным фактором повышения конкурентоспособности и, следовательно, более подготовлены в эффективному взаимодействию в рамках кластера.

Анализ взаимодействия и взаимоотношений участников кластеров подтвердил наши утверждения о том, что структура состоящая из малых и средних предприятий без ярко выраженном доминировании одной организации более жизнеспособна в нынешних условиях, нежели якорная структура кластера.

Таким образом, в ходе анализа кластеризации в России были выделены следующие проблемы:

  1. Большинство существующих и формирующихся кластеров в России сформировано на основе якорной кластерной модели, при этом группа малых предприятий действует не на состоятельном рынке и находятся под так называемым «ценовым зонтиком» доминирующей фирмы, что не соответствуют экономической природе кластеров предприятий в классическом понимании.
  2. Отсутствие взаимодействия предприятий кластера. Наиболее жизнеспособной моделью кластеризации является объединение малых и средних предприятий на основе взаимовыгодного сотрудничества. При этом, важным является формирование системы коммуникаций участников кластера, обмен знаниями и информацией. Взаимоотношения строятся на доверии и коммуникациях, в основе которых лежит информация. Значимость данного аспекта подчеркнута в работахавтора [4,10]. В России вопрос о культивировании открытых платформ для интерактивного диалога сведен к созданию управляющих кластерных организаций, а проблема развития горизонтальных коммуникаций – к инфраструктурному обустройству кластерных территорий. Необходимо, чтобы коммуникация в кластере проникла внутрь организаций, охватив средний менеджмент и специалистов, сформировав горизонтальные профессиональные сообщества, облегчающие обмен информацией, знанием и опытом.
  3. Слабые структурированные связи. Полноценные кластерные сети не могут появиться в неадекватной деловой среде с преобладанием монополизированных структур и узким полем горизонтальных связей. В институциональном отношении российская экономика остается полурыночной системой, где происходит доминирование государства над наукой и бизнесом при отсутствии обратных связей. Эта ситуация блокирует развитие инноваций, изначально загоняя кластерные проекты в русло безуспешной догоняющей индустриализации – вместо инновационного перехода.
  4. Слабая ориентация на потребителя. Поиск новых возможностей роста предпринимательских структур все больше связывается с усилением клиентоориентированности бизнеса, с созданием персонализированной ценности, с вовлечением потребителя в процесс создания ценности. Однако индустриальная логика делает российские кластерные инициативы малопривлекательными для стратегически ориентированных инвесторов.

Не смотря на наличие представленных проблем в различных регионах, не вошедших в пилотные программы поддержки все же сформированы протокластеры/индустриальные кластеры, которые так или иначе могут развивать малый и средний бизнес в России. Но для эффективной деятельности кластерных структур необходимо как можно раньше, желательно на первых этапах жизненного цикла кластера решить все выявленные в процессе анализа проблемы.

Следует отметить, что большая часть проанализированных кластеров представляет собой кластерные группы или протокластеры. В мировой практике подобные структуры возникли в индустриальную эпоху, слабо структурированы и рассчитаны лишь на улучшающие инновации и вряд ли смогут стать полюсом роста для региона. Однако, классические модели западных авторов не всегда вписываются в Российскую действительность и время покажет какая из моделей кластерных структур окажется наиболее жизнеспособной и сможет ли вообще кластерный подход повлиять на конкурентоспособность регионов России.

Библиографический список:

  1. Распоряжение Правительства РФ (2008) Распоряжение Правительства Российской Федерации № 1662-р от 17.11.2008 г. «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года»http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/strategicplanning/concept/doc20081117_01
  2. Акинфеева Е.В. Формирование и развитие региональных кластеров // Альманах, «Наука.Инновации.Образование» вып.7 РИЭПП, Москва, Изд-во Языки славянской культуры. 2008
  3. Голованова С. В., Авдашева С. Б., Кадочников С. М. Межфирменная кооперация: анализ развития кластеров в России // Российский журнал менеджмента. 2010. Т. 8. № 1. С. 41-66.
  4. Данько Т.П., Куценко Е.С. Основные подходы к выявлению кластеров в экономике региона // Проблемы современной экономики. 2012. Т. 41. № 1.
  5. Егорова Е.С. Информационное обеспечение межкластерного взаимодействия – одно из условий повышения конкурентоспособности региона // Электронный научный журнал "Наука. Общество. Государство" 2013, №2(2)
  6. Кондрашина О.Н., Третьяк В.П. Состояние процесса кластеризации фирм в России // Отраслевые рынки. 2010. № 5-6 (24)
  7. Куценко Е.С. Анализ пилотный инновационных территориальных кластеров в России: в поисках направлений дальнейшего развития. XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. Изд.дом Высшей школы экономики, 2014 г. с.360
  8. Обзор развития территориально отраслевых кластеров в России. Аналитический центр «МСПБАНК», Москва, 2012 г.
  9. Сводная база данных по кластерам России. Министерство экономического развития РФ. Электронный ресурс. Режимдоступа: http://www.economy.gov.ru/ wps/wcm/connect/economylib4/mer/activity/sections/innovations/politic/doc201001081707
  10. Семеркова Л.Н. Егорова Е.С. Роль интегрированной системы маркетинговой информации в деятельности региональных кластеров // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Экономические науки, №2, 2013 г.
  11. Смородинская Н., Катуков Д. Кластерный подход в инновационной политике: мировые ориентиры для России // Российский экономический конгресс (РЭК-2013). 18–22 февраля 2013 г. Суздаль.
  12. Смородинская Н.В. Территориальные инновационные кластеры: мировые ориентиры и российские реалии. XIV Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. Изд. дом ВШЭ - М, 2014,с. 389-402
  13. Третьяк, В. П.Кластеры предприятий /В. П. Третьяк. – 3-е изд., перераб. и доп . – М., 2011 . – 392 с..
  14. Audretsch D.B., Feldman M.P. 1996. R&D spillovers and the geography of innovation and production, American Economic Review 86(3): 630-640.
  15. Davis D., Weinstein D. 1999. Economic Geography and Regional Production Structure: An Empirical Investigation, European Economic Review 43(2): 379–407
  16. Halder G. 2002. How does globalization affect local production and knowledge systems? ThesurgicalinstrumentclusterofTuttlingen, Germany, INEFReport 57
  17. Holmes T. J. 1999. Localization of Industry and Vertical Disintegration, Review of Economics and Statistics 81(2): 314-25
  18. Humphrey J. 2002. Opportunities for SMEs in Developing Countries to Upgrade in a Global Economy, SEED Working Paper
  19. Porter M.E. 1998. The Competitive Advantage of Nations. Free Press: N.Y
  20. Simon C. J. 1988. Frictional unemployment and the role of industrial diversity, Quarterly Journal of Economics 103: 715-728.
  21. Smith D., Florida R. 1994. Agglomeration and industry location: An econometric analysis of Japanese-affiliated manufacturing establishments in automotive-related industries, Journal of Urban Economics 36(1): 23–41.

Bibliography:

1 Order of the Government of the Russian Federation (2008) Order of the Government of the Russian Federation № 1662-r of 17.11.2008 "On the Concept of long-term socio-economic development of the Russian Federation for the period up to 2020 года».http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/strategicplanning/concept/doc20081117_01

2 Akinfeev EV Formation and development of regional clusters // Almanac, "Наука.Инновации.Образование" vyp.7 RIEPLST, Moscow, Publishing House of Languages ​​Slavic culture. 2008

3 Golovanov SV, Avdasheva SB, SM Kadochnikov interfirm cooperation: an analysis of the development of clusters in Russia // Russian Management Journal. 2010 T. 8. № 1. S. 41-66.

4 Danko TP, Kutcenko ES The main approaches to the identification of clusters in the region's economy // Problems of the modern economy. 2012 T. 41. № 1.

5 Egorova ES Information support of inter-cluster interactions - one of the conditions for improving the competitiveness of the region // Electronic scientific journal "Science. Society. State" in 2013, №2 (2)

6 Kondrashin ON, Tretiak VP State of the process of clustering of firms in Russia // Industry markets. 2010. № 5-6 (24)

7 Kutcenko ES Analysis of pilot innovative regional clusters in Russia: in search of areas for further development. The April XIV International Academic Conference on Economic and Social Development. Izd.Dom Higher School of Economics, 2014 s.360

8 Overview of the territorial branch clusters in Russia. Analytical center "MSPBANK", Moscow, 2012

9 Summary database clusters Russia. Ministry of Economic Development. Electronic resource. Mode of access: http://www.economy.gov.ru/ wps / wcm / connect / economylib4 / mer / activity / sections / innovations / politic / doc201001081707

10 Semerkova LN Egorova ES The role of integrated marketing information system in regional clusters // News of higher educational institutions. Volga region. Economics, №2, 2013

11 Smorodinskaya N. Katukov D. Cluster approach in innovation policy: global benchmarks for Russia // Russian Economic Congress (REC 2013). 18-22 February 2013 Suzdal.

12 Smorodinskaya NV Regional Innovation Clusters: World landmarks and Russian realities. The April XIV International Academic Conference on Economic and Social Development. Ed. House HSE - M, 2014, p. 389-402

13 Tretiak, VP Enterprise Clusters / V. P. Tretiak. - 3rd ed., Rev. and ext. - M., 2011. - 392 p.

14 Audretsch D.B., Feldman M.P. 1996. R&D spillovers and the geography of innovation and production, American Economic Review 86(3): 630-640.

15 Davis D., Weinstein D. 1999. Economic Geography and Regional Production Structure: An Empirical Investigation, European Economic Review 43(2): 379–407

16 Halder G. 2002. How does globalization affect local production and knowledge systems? ThesurgicalinstrumentclusterofTuttlingen, Germany, INEFReport 57

17 Holmes T. J. 1999. Localization of Industry and Vertical Disintegration, Review of Economics and Statistics 81(2): 314-25

18 Humphrey J. 2002. Opportunities for SMEs in Developing Countries to Upgrade in a Global Economy, SEED Working Paper

19 Porter M.E. 1998. The Competitive Advantage of Nations. Free Press: N.Y

20 Simon C. J. 1988. Frictional unemployment and the role of industrial diversity, Quarterly Journal of Economics 103: 715-728.

21 Smith D., Florida R. 1994. Agglomeration and industry location: An econometric analysis of Japanese-affiliated manufacturing establishments in automotive-related industries, Journal of Urban Economics 36(1): 23–41.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516