Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Взаимосвязь реструктуризации предприятий с макроэкономическими реформами, экономическим россом и структурными сдвигами в экономике

(47) УЭкС, 11/2012 | Макроэкономика Прочитано: 23272 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    О. Н. Бекетова, Е. В. Бросалин
  • Дата публикации:
    06.11.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Саратовский государственный социально-экономический университет

Взаимосвязь реструктуризации предприятий с макроэкономическими реформами, экономическим россом и структурными сдвигами в экономике

 

 

О. Н. Бекетова

кандидат экономических наук, доцент кафедры «Экономики и управления на предприятии»,

Саратовский государственный социально-экономический университет 

O.N. Вeketova,  

candidate of the economic sciences, assistant professor of the pulpit of the Economy and management on enterprise  

Saratovskiy state social-economic university.

astole@yandex.ru 

Е. В. Бросалин 

аспирант кафедры Экономики и управления на предприятии

Саратовский государственный социаль-экономический университет.

E. V. Brosalin, 

graduate student of the pulpit of the  

Economy and management on enterprise Saratovskiy state social-economic university,

kreven@yandex.ru 

 

Аннотация

В статье рассмотрена взаимосвязь между макроэкономическими реформами, экономическим ростом и реструктуризацией предприятия. Выявлены проблемы проведения структурных изменений в отечественной экономике, связанные с реструктуризацией предприятий.

Abstract

Intercoupling is considered In article between макроэкономическими reform, economic growing and реструктуризацией of the enterprise. The Revealled problems of the undertaking the structured changes to domestic economy, connected with restrukturizacia enterprise.

Ключевые слова: 

экономический рост, структурные сдвиги, реструктуризация, промышленная политика

 

The List of the keywords to publications: 

еconomic growing, structured shift, restrukturizacia , industrial policy 

 

В настоящее время российская и мировая экономики переживают непростой период, несмотря на то, что острая фаза кризиса 2007-2009 гг. осталась позади  выбор «стратегий выхода из кризиса» приводит к новым серьёзным проблемам, связанным с невозможностью сбалансировать государственные бюджеты, стабилизировать ситуацию в области государственного долга и запустить механизмы стимулирования экономического роста.

К мировому экономическому кризису 2007-2009 гг. Россия подошла с неплохими макроэкономическими показателями. Так среднегодовые темпы прироста реального ВВП в 2000-2008 гг. составили 7%, профицит федерального бюджета достиг 7% ВВП, государственный долг был ниже 15% ВВП, быстро развивались банковский и финансовый секторы.

В то же время на протяжении всего периода реформ в российской экономике нарастали внутренние проблемы, замаскированные высокими доходами, обусловленными благоприятной внешней конъюнктурой сырьевого рынка. К числу таких проблем можно отнести возрастающую зависимость экономики от цен на нефть и другие сырьевые товары российского экспорта, рост внешней задолженности частного сектора, снижение качества делового и инвестиционного климата, снижение величины добавленной стоимости на одного среднесписочного работника.

В  2008-2009 гг. эти факторы усилили негативное влияние снижения цены на нефть, «закрытие» мирового финансового рынка, и падение российской экономики оказалось одним из самых сильных в мире (табл 1).

Таблица 1

Инфляция в странах G20 d 2008-2010 гг. (в % к предыдущему году)

Страна

2008

2009

2010

в среднем за год

на

конец года

в среднем за год

на

конец года

в среднем за год

на

конец года

Аргентина

8,6

7, 2

6,3

7,7

10,6

11,0

Австралия

4,4

3,7

1,8

2,1

3,0

3,1

Бразилия

5,7

5,9

4,9

4,3

5,0

5,2

Канада

2,4

1,9

0,3

0,8

1,8

2,1

КНР

5,9

2,5

-0,7

0,7

3,5

3,5

Франция

3,2

3,2

0,1

0,1

1,6

1,6

Германия

2,8

1,1

0,2

0,8

1,3

1,3

ЕС

3,7

2,6

0,9

1,2

1,9

1,9

Индия

8,3

9,7

10,9

15,0

13,2

8,6

Индонезия

9,8

11,1

4,8

2,8

5,1

5,9

Италия

3,5

2,4

0,8

1,0

1,6

1,7

Япония

1,4

0,4

-1,4

-1,7

-1,0

-1,1

Южная Корея

4,7

4,1

 

2,8

3,1

3,0

Мексика

5,1

6,5

5,3

3,5

4,2

4,5

РФ* 

14,1

13,3

11,7

8,8

6,6

8,8

Саудовская Аравия

9,9

9,0

5,1

4,2

5,6

6,5

ЮАР

11,5

9,5

7,1

6,3

5,6

5,8

Великобритания

3,6

3,9

2,1

2,1

3,1

2,6

Турция

10,4

10,1

6,3

6,5

8,7

7,6

США

3,8

0,7

-0,3

1,9

1,4

0,5

Источник: World Economic Outlook database /  IMF. * Данные на конец периода – Росстат.

 

Однако созданные до кризиса Резервный фонд, институты развития, международные резервы Банка России позволили провести достаточно успешную антикризисную политику, и уже к концу 2011 г. по большинству макроэкономических показателей был достигнут докризисный максимум.

При этом дальнейшие перспективы развития российской экономики  представляются крайне неоднозначными. Кроме глубокого системного кризиса мировой экономики, неопределённости цен на нефть и другие сырьевые товары российского экспорта и отмеченных выше обстоятельств в ближайшие годы отечественная экономика может столкнуться с ухудшением демографической ситуации, снижением доли трудоспособного населения в общей его численности, усилением позиций государственных компаний с невысокой эффективностью ведения бизнеса, отсутствием широкомасштабного доступа к мировым финансовым рынкам, возрастающим давлением бюджетных обязательств, ухудшением условий добычи энергетических ресурсов и других полезных ископаемых. Обеспечить не только снижение, но и сохранение достигнутого уровня потребительской инфляции в дальнейшем будет сложнее. Во-первых, по причине необходимости приблизить структуру и уровни внутренних цен на промежуточную и конечную продукцию (в первую очередь энергоресурсы, товары и услуги с регулируемыми ценами и тарифами) к общественно необходимым издержкам на её производство. Во-вторых, из-за переноса ценовой составляющей  с мировых рынков, в том числе продовольствия, во внутреннюю экономику. Считаем, что преодолеть все указанные проблемы в рамках сложившейся в начале 2000-х годов модели экономического роста принципиально невозможно. Для дальнейшего развития стране необходима новая модель экономического роста, опирающейся на обеспечение макроэкономической стабильности, масштабные институциональные преобразования.

Для выработки и практической реализации такой модели, на наш взгляд, необходимо вспомнить о существующей тесной взаимосвязи между макроэкономическими реформами, экономическим ростом, которая реализуется посредством структурных изменений (реструктуризации) в двух уровнях экономики: воспроизводстве бизнес-модели хозяйствующих субъектов и  воспроизводстве всего общественного капитала. 

 Принципиально важным моментом является то, что успешное проведение реструктуризации предприятия во многом зависит от общей макроэкономической ситуации, а эффективность реформ на макроуровне – от экономического и финансового положения предприятий. Это значит, что возникают устойчивые причинно-следственные связи, представленные нами схематично на рис 1.bb2

 

Рис.1. Взаимосвязь между  макроэкономическими  реформами, экономическим ростом и реструктуризацией предприятия. 

 

С одной стороны, неравномерность темпов роста элементов социально-экономической системы приводит к изменению (реструктуризации) макроэкономических, отраслевых и микроэкономических пропорций, и в этом смысле реструктуризация выступает результатом экономического роста. С другой стороны сама реструктуризация, её качество определяет ускорение или замедление развития, качество экономического роста, переход от экономического роста к спаду и наоборот.

Трансформация взаимосвязей между элементами экономической системы (реструктуризация) приводит к новому типу структуры. Если эти изменения приводят к новому типу структуры, то речь идёт о результатах реструктуризации – структурных сдвигах. При этом структурный сдвиг является итогом реструктуризации и стартовой площадкой протекания будущих структурных процессов.

Таким образом, содержанием реструктуризации является, по нашему мнению, такое изменение системных взаимосвязей, которое приводит к видоизменению основных характеристик экономической системы. В свою очередь, изменение интегрирующих качеств системы выражается в динамике тех или иных количественных показателей: долей, весов и пропорций, характеризующих положение элементов. Это значит, ускорение экономического роста невозможно без ускорения структурных сдвигов.

В известном смысле характер реструктуризации является первичным явлением, а общие темпы развития экономики – вторичным, производным от того способа, с помощью которого осуществляются структурные сдвиги.

Сама реструктуризация выступает как совокупность видов структурных изменений, факторов, вызывающих эти изменения и мер осознанного воздействия (промышленной политики), придающих им целенаправленный характер.

Мировая практика показывает, что основными объектами промышленной политики являются: отраслевая и территориальная структура промышленности, соотношение малого и крупного бизнеса, отраслевые НИОКР, приватизация и конверсия. Тем не менее, и методы, и типы, и даже существование промышленной политики до сих пор дискуссионные.

Так распространенным подходом к осмыслению промышленной политики является концепция догоняющего импортозамещения. Обычно в рамках этой концепции государство за свой счёт строит промышленный объект по аналогии с зарубежным, тем самым обеспечивая свою конкурентоспособность или независимость. Как правило, приоритет в развитии отдаётся слабым и неконкурентоспособным отраслям, отраслям которые не могут конкурировать с импортом на внутреннем рынке и не экспортируют свою продукцию. Как показала практика, на примере стран социализма и Латинской Америки, использование такой политики в чистом виде привело к снижению темпов и качества развития сильных отраслей. При этом часто слабые отрасли, хоть и поддерживаемые государством, так и не стали жизнеспособными.

Либеральные экономисты напротив рассматривают промышленную политику, и в том числе, нацеленную на догоняющее импортозамещение, как неоправданное и искажающее действие рыночных механизмов, препятствующее оптимальному распределению ресурсов вмешательство государства. В защиту данной концепции  приводится ряд аргументов. Среди основных следующие.

Во- первых, государево не должно принимать решения вместо основных субъектов экономики. К тому же нет никаких гарантий, что эти решения окажутся эффективными.

Во-вторых, сегодня экономическая автономия государства перестаёт быть абсолютной ценностью и на первый план выходят задачи        участия национальной экономики в системе мирового обмена товарами.

В –третьих, опасения связанные с тем, что Россия не сможет войти в клуб стан «пятого технологического уклада» в большей степени не связаны с преференциями для сырьевых компаний.

В – четвёртых, опыт последних десятилетий показывает, что государственная политика поощрения инвестиций транснациональных компаний при помощи налоговых льгот и стимулирование импортозамещения посредством таможенного регулирования малоэффективны.

В – пятых, промышленная политика не преследует цели сохранения структуры промышленного производства, а приводит к диверсификации, развитию новых видов бизнеса.

Как результат, приверженности к той или иной концепции в целом,  в мире прослеживаются две обобщенные модели промышленной политики – западная (США, Англия, Германия) и японская (Япония, Франция). Первая основывается на необходимости вовлечения государства тогда, когда обнаруживаются неудачи рыночного механизма (реактивная). Вторая, напротив, опираясь на историческую традицию, ориентирована на превентивные действия и закрепляет за правительством важную роль в разработке и реализации промышленной политики. В проведенном во Франции исследовании Дж.Зисман показал, что в секторах, где государство активно участвует в обеих сторонах рынка (как поставщик и покупатель) или регулирует естественные монополии, промышленная политика, как правило, успешна (транспорт, электроэнергетика, телекоммуникации, оборонные отрасли). Там же, где рынки поделены между множеством участников и отличаются сильной конкуренцией, промышленная политика, как правило, терпит неудачу (текстильная промышленность, судостроение, электроника).

Если говорить о государственной позиции по отношению к промышленной политике в России, то следует отметить, что этот вопрос является предметом дискуссий среди политических и экономических сил.

Представители сектора российской экономики, успешно адаптировавшегося к глобальному рынку, настаивают на отказе от жёсткой промышленной политики, на устранении государства из серы реализации  производственных проектов и предлагают качестве методов реструктуризации приватизацию транспорта, энергетики, коммунальных систем и т.д. Государственное участие в развитии промышленности, по мнению этой группы агентов,  возможно в виде косвенных институциональных мер, а таможенный протекционизм рассматривается как препятствие для технологического развития национальной индустрии.

Некоторые эксперты предлагают построенные ещё в советское время промышленные предприятия и сформированные на их базе отрасли промышленности защитить от зарубежной конкуренции таможенными барьерами, поддержать их экспорт субсидированием, создавая тем самым резерв времени и средств для модернизации отечественной промышленности. В качестве базы реструктуризации промышленности предлагается использование НИОКР советского времени, а в качестве источников финансирования – средства федерального бюджета. Условием поддержания конкурентоспособности, согласно этой концепции выступит низкая цена рабочей силы и низкие тарифы на услуги, и продукцию естественных монополий. Объектом реструктуризации в данном случае выступают отрасли экономики, испытывающие трудности адаптации к глобальной экономики. Реструктуризация последних обеспечит экономическую автономию государства.

За создание территориально-производственных комплексов выступают представители старопромышленных регионов России с целью сохранения и роста уровня промышленного производства и занятости в отечественной экономике.

Собственники отдельных предприятий, преимущественно сырьевых отраслей, успешно адаптировавшиеся к глобальному рынку  выступают за создание условий для экспансии эффективно действующих национальных корпораций в неэффективные секторы российской экономики. Речь идёт о реструктуризации совокупности корпораций, которые займут свои рыночные ниши на глобальном рынке.

Свою концепцию промышленной политики обосновывают и представители «технологического лобби», выступая за необходимость государственного протекционизма для инновационных разработок. В качестве объектов реструктуризации, согласно этой теории, выступают инновационные компании, а целью реструктуризации является создание совокупности технологических секторов.

И, наконец, в последнее время всё больше учёных признают более прогрессивной японскую модель, в которой фирмы с медленным ростом, низкой добавленной стоимостью рассматриваются как дорогостоящие для нации. Поэтому ресурсы направляются в отрасли с лучшими перспективами роста. Если эти секторы смогут совместить соответствующие ресурсы и перспективы роста, они превращаются в центры производительности. Если такие отрасли сталкиваются с усилением конкуренции или технологические обстоятельства ограничивают перспективы роста, то отрасль переходит в конец жизненного  цикла.

На наш взгляд, конкретное рассмотрение аспектов промышленной политики, наиболее тесно связанных с реструктуризацией, показывает нецелесообразность традиционного подхода “выбора победителей”. Даже при высококомпетентной государственной администрации он редко бывает удачным, обычно поглощая при этом огромные государственные ресурсы (например, в форме субсидий), которые могли бы найти лучшее применение. Поэтому маловероятно, что такой подход будет успешным в нашей стране. Думаем, что с точки зрения реструктуризации возможны два подхода, заслуживающие рассмотрения: широкая, носящая горизонтальный характер политика и   отраслевая политика.

Что касается первого варианта, речь идёт об общесистемной промышленной политике направленной на создание общих условий для успешного  развития реального сектора экономики, она действует как бы по горизонтали. Её меры не имеют какого-либо избирательно назначения (чёткой нацеленности на отрасль, предприятие, регион), а более или менее равномерно влияют на всех субъектов рынка, формируя экономическую, институциональную, организационную и правовую среду их активности; она  является преимущественно макроэкономической. Главная цель – обеспечение хотя бы формального равенства внешних (экономических и правовых) условий для всех рыночных субъектов с опорой на финансовую стабилизацию и приватизацию. Речь идёт о необходимости ужесточения бюджетных ограничений, которое, однако, должно дополняться более позитивной политикой в области кредита, налогообложения предприятий, правового положения бизнеса, привлечения внутренних и иностранных инвесторов, конкуренции, стимулирования торговли и экспорта, НИОКР и т.д. Задача этих мер состоит в обеспечении широкомасштабной благоприятной среды для развития бизнеса без поддержки или подавления каких либо конкретных секторов экономики, регионов или отдельных фирм.

Второй вариант сопряжен с более сложной ситуацией. Во-первых, многие правительства стремятся охватить в качестве объектов вмешательства слишком большую часть экономики. Во-вторых, в некоторых секторах, действительно относящихся к объектам такой промышленной политики, ее общие горизонтальные формы должны сопровождаться регулированием, направленным на защиту общественных интересов и предотвращение недобросовестной эксплуатации позиции естественных монополий. В идеале такое регулирование определяет систему процедур и мероприятий для данного сектора, дающих социально эффективные результаты и стимулирующих конкуренцию там, где это возможно и выгодно. Однако окончательный ответ на вопрос о наилучших способах ускорения развития этих элементов экономической системы еще не вполне ясен и будет уточняться в ходе дальнейших исследований.

При этом надо учесть, что определённую сложность в процесс реструктуризации в любой стране привносит и происходящая трансформация мировой экономики – её глобализация. Силы глобализации делают ставку на стандартные решения для всех стран, тогда как реструктуризация предполагает опору, прежде всего на внутренние ресурсы каждой страны. В настоящее время в российской экономике ярко выражена модель двухканальной интеграции страны в глобальное хозяйство. Она воплощается в экспорте капитала при соблюдении внутреннего суверенитета в сырьевых отраслях и импорте капитала в отраслях потребительского сектора. Россия отчаянно борется за зарубежные сырьевые ресурсы и легко отдает свои внутренние потребительские рынки (табл.2).

Таблица 2

Отдельные показатели счёта текущих операций платёжного баланса

Показатель

2007

2008

2009

2010

2011

Счёт текущих операций, млрд. долл.

77,8

103,5

48,6

71,1

98,8

Экспорт товаров

354,4

471,6

303,4

400,6

522,0

прирост физического объёма,  в %

4,4

-2,5

-3,3

7,0

-1,8

Импорт товаров

223,5

291,9

191,8

248,6

323,8

прирост физического объёма, в%

25,2

11,0

-7,6

28

21,8

Баланс инвестиционных доходов

-23,4

-34,8

-31,4

-40,1

-47,3

*Источники: Банк России (www.cbr.ru); Росстат (www.gks.ru)

 

Мы не даем существующей ситуации какую-либо однозначную оценку, но считаем, что она будет иметь серьезные и весьма долгосрочные последствия, касающиеся структуры российской экономики, перспектив выхода из состояния деиндустриализации и дезинтеграции двух ключевых секторов производства: добывающего и обрабатывающего, качества экономического роста.

 

Библиографический список:

  1. Одинцов М.В., Ежкин Л.В. Реструктуризация путь повышения конкурентоспособности производства // Экономист. 2000. №10. С.58 -65.
  2. Суровцев В., Никулина Ю. Инновационное развитие как фактор продовольственной безопасности // Экономист. 2010. №6. С.79-86.
  3. Россия и страны – члены Европейского союза – 2011 г./ Федеральная служба государственной статистики. 25.02.2012. URL: http://www.ru/bgd/regl/b11-65/IssWWW.exe/Stg/12-02.htm INSEAD.

 

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516