Создать PDF Рекомендовать Распечатать

К вопросу о детерминантах и поиске новых форм регионального развития

Региональная экономика | (33) УЭкС, 9/2011 Прочитано: 15659 раз
(209 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Бобрышев Алексей Николаевич, Казаков Михаил Юрьевич
  • Дата публикации:
    13.09.11
  • № гос.рег.статьи:
    0421100034/0316
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»

К вопросу о детерминантах и поиске новых форм регионального развития

 

Бобрышев Алексей Николаевич, к.э.н., старший преподаватель

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»

Bobrishevaleksey@yandex.ru

Казаков Михаил Юрьевич, к.э.н., старший преподаватель

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»

Lyasay21@yandex.ru

Аннотация: В статье рассмотрены концептуальные направления развития региональных социально-экономических систем. Значительное внимание уделено рассмотрению адаптивно-селективного типа регионального и субрегионального развития с учетом вариативных характеристик субрегиональных территорий.

Abstract: The article deals with the conceptual direction of the regional socio-economic systems. Considerable attention is paid to the adaptive-type selective regional and subregional development, taking into account the characteristics of variant sub-areas.

Ключевые слова: регион, концепция развития, адаптивно-селективный подход.

Keywords: region, the concept of development, adaptive-selective approach.

Современные проблемы регионализации экономического пространства унитарного типа, связанные с обеспечением устойчивого социально-экономического развития субфедеральных систем, их гармоничного «встраивания» в трансформируемую мезоэкономическую среду, по новому заставляют посмотреть на проблематику процессов формированbя элементов экономического потенциала территории.

Одной из доминантных тенденций эволюционной динамики экономического сознания, находящейся в фазе посткризисного развития, является становление действенно-концептуальных территориальных парадигм и адаптивных методических подходов к управлению регионом, как строго-очерченному пространству.

В настоящее время проблема исследования теоретико-методических положений, отражающих особенности формирования и использования экономического потенциала региональной экономики, актуализируется по следующему ряду обстоятельств:

       перманентная необходимость выравнивания существующих, исторически сложившихся и вызванных неэффективным использованием императивно-властного потенциала системы регионального государственного менеджмента, диспропорций и асимметричности в их различных проявлениях и формах;

       явственная потребность в идентификации и своевременном использовании ярко выраженных и латентных конкурентных преимуществ для «выживания» в условиях межрегиональной конкуренции и борьбы за потребителей региональной продукции в едином экономическом пространстве страны;

       значимость постоянного поиска новых форм и эффективных методов формирования и использования потенциала взаимодействия доминантных субъектов региональной экономики с целью достижения мультипликативного эффекта в условиях влияния энтропийных тенденций сетевого многополярного развития.

В целом следует отметить, что в определенной степени полярность и асимметричность как две взаимодополняющие категории являются априори присущими любым пространственно-локализованным системам в силу различного природно-ресурсного потенциала, неравномерности использования факторов производства, влияния геополитических тенденций в макроэкономике, неэффективности деятельности властных институтов.

По данному вопросу, который характеризуется определенной дискуссионностью, существует и контрадикторная позиция, суть которой состоит в том, что наличие допустимой асимметрии в развитии территориальных единиц благоприятно влияет на функционирование региональных социально-экономических систем, так как это вносит повышенный динамизм в пространственно-обусловленное размещение сфер приложения труда, параметры расположения факторов производства, локализацию зон специализации и внутри региональных рынков.

В этих условиях считаем неправомерным использование зачастую «насаждаемого» тотального подхода к реализации государственных императивов мезоуровневого развития. Гораздо более эффективным на наш взгляд является реализация адаптивно-селективного принципа к управлению социально-экономическими системами, доминантного в современных условиях, с точки зрения ресурсного подхода, который заключается в перераспределении финансовых, трудовых, административных, институциональных, бюджетных, инновационных ресурсов в пользу тех сфер, где эффект от их использования будет максимальным.

Вышесказанное позволяет по новому посмотреть на проблемы сбалансированного развития регионов и выделить такое направление в системе регионального менеджмента как адаптивно-селективное развитие. Это требует разъяснения концептуальных основ в части уточнения принципов, функций, целевых установок и направлений его использования в системе регионального менеджмента.

В качестве основополагающих принципов адаптивно-селективного развития региона выделим следующие:

       соблюдения экономической эффективности использования полиморфных ресурсов региона для комплексного развития подведомственных территорий;

       сбалансированности параметров экономического развития и уровня, качества жизни населения, синхронной уровню развития реального сектора экономики региона, эскалации сферы социальной инфраструктуры;

       адекватности применяемых методов и инструментов регионального менеджмента в рамках парадигмы адаптивно-селективного управления;

       принцип обеспечения доминирования социальной компоненты над стремлением катализировать процессы накопления капитала как основного критерия эффективности механизмов управления региональными экономическими системами;

       вариативности стратегических подходов к управлению регионом с целью учета постоянной трансформации совокупного влияния элементов факторной среды и полинаправленности векторов регионального развития.

Использование данных принципов в системе регионального менеджмента позволяет актуализировать несколько групп имманентных функций выделяемого нами адаптивно-селективного развития по отношению к процессам развития региональных социально-экономических систем (таблица 1).

Рассмотренный нами перечень функций является открытым и подтверждает тезис о том, что развитие региональных социально-экономических систем носит полиморфный характер из чего и вытекает плюрализм выполняемых функций адаптивно-селективного развития региона.

Таблица 1 – Основные группы выполняемых функций адаптивно-селективного развития региона

Системо-формирующие функции

Системо-утверждающие функции

Системо-воспроизводящие функции

Системо-диагностирующие функции

1. Содействие в формировании и развитии террито­риально-производ­ственных комплек­сов, кластеров, уз­лов.

1. Развитие ло­кальных рынков.

1. Рациональное рас­пределение экономиче­ских ресурсов.

1. Формирование эф­фективной системы мониторинга.

2. Оптимальное социально-эконо­мическое райони­рование.

2. Широкое при­менение регио­нальных страте­гических про­грамм.

2. Активное примене­ние инструментария сглаживания простран­ственной поляризации.

2. Поиск «точек роста» и «точек неэф­фективности» эконо­мики

3. Формирование отношений собст­венности.

3. Развитие сферы инфраструктур­ного обеспечения.

3. Рациональное ис­пользование природно-ресурсной базы и фак­торов производства

3. Прогнозирование и планирование разви­тия региона.

4. Формирование эффективного ме­ханизма управле­ния.

4. Обеспечение положительного имиджа и репута­ции территории.

4. Регенерация соци­ально-экономических подсистем.

4. Создание информа­ционно-аналитической  системы доведения данных и сведений о состоянии РСЭС до конечного потреби­теля

5. Формирование норма, правил и стандартов и др.

5. Следование по­литике экологиче­ской и социаль­ной ответственно­сти и др.

5. Защита и стимулиро­вание конкуренции и предпринимательства и др.

5. Использование уп­реждающе-корректи­рующих механизмов управления и др.

 

Далее рассмотрим основные целевые установки внедрения и активного использования данного типа развития в функционировании региональных социально-экономических систем.

В качестве основных целевых установок выделим:

1. Необходимость обеспечения сохранности и консервации темпов экономического развития для приоритетных (базовых) отраслей в условиях ограниченности ресурсной базы.

2. Сохранение демографического потенциала и гендерных характеристик территории, за счет создания оптимальных условий для перемещения населения, повышения уровня и качества жизни населения, развития социальной, транспортной, торговой инфраструктуры, реконструкция системы расселения.

3. Реставрация законсервированных капиталоемких проектов за счет хронотопической консолидации много субъектных ресурсов в полюсах роста региональной экономики.

4.  Перераспределение финансового, управленческого и кадрового потенциала, в условиях ограниченности ресурсов, из депрессивных отраслей в наиболее динамично развивающиеся.

5. Мониторинг и диагностика наличия и эффективности функционирования региональных «полюсов роста» и зон предпринимательской активности, выявление их экспансионного потенциала и характера влияния на обслуживающие и вспомогательные сектора региональной экономики.

6. Адаптация инструментария регионального менеджмента к условиям и специфике развития субфедеральной социально-экономической системы, повышение эффективности комплексных целевых программ регионального развития вследствие внедрения политики диффузии нововведений и др.

В сложившейся практике развития региональной экономики выше обозначенные императивы реализуются посредством применения комплексно-целевых программ развития, которые должны строиться с учетом лимитированного характера имеющейся ресурсной базы. Кроме того, практическое использование данного инструментария должно быть сопряжено с адаптированностью к требованиям различных стадий жизненного цикла базовых отраслей, вариативностью в части ориентации на нивелирование слабых сторон и угроз территории и стимулировании сильных сторон и ее возможностей. При этом не исключается ориентация программ на различные типы территорий по уровню социально-экономического развития и другим целевым и функциональным критериям.

Очевидно, что на различных этапах развития региональных социально-экономических систем, формы, методы и программные мероприятия будут эволюционировать, в зависимости от изменения внешних политических, экономических, нормативно-правовых и других условий, а также внутренних проблем региона, связанных с неравномерностью развития территорий. Кроме того, стратегия развития регионов должна строиться по результатам мониторинга их социально-экономического развития, чтобы учесть сложившуюся дифференциацию территорий. [1] Наряду с этим, стратегия должна по возможности «очерчивать» стратегические направления гармоничного развития региона, как в социальной, так и в экономической сферах, с учетом актуальных целевых установок развития общества в рамках единого экономического пространства региона.

Императивы регионального и субрегионального развития в условиях адаптивно-селективной парадигмы их реализации должны учитывать вариативность и разноплановость территорий, дифференцированных либо по стадиям жизненного цикла, либо по уровню и направлениям специализации, уровню социально-экономического развития. На наш взгляд, поскольку регион рассматривается как динамично трансформирующаяся система по отношению к эволюционному процессу развития, необходимо в качестве системы дифференциации его территорий, использовать более статичные категории территорий нежели: развитые, неразвитые, динамично развивающиеся. Основополагающий признак для дифференциации должен носить долговременный характер и быть актуальным на протяжении нескольких временных периодов, в то время как уровень их развития может быстро меняться. Таким образом, по нашему мнению наиболее целесообразным будет дифференциация региональных и субрегиональных образований по уровню социально-экономического развития территории, наложенным на уровень эффективности системы управления, определяемым сложившимся стилем регионального и муниципального менеджмента.

В целом необходимо отметить, что каждая территория, вне зависимости от имеющегося состава природно-ресурсной базы преодолевает несколько стадий развития, с имманентными признаками на каждом из них. Данные стадии развития отождествимы с этапами управления территорией, при которых на начальном этапе, когда приходит новая административная команда, проявляются наиболее агрессивные управленческие шаги, направленные на нивелирование сложившихся отрицательных тенденций в развитии.

Во многом эффективность принимаемых решений на территориальном уровне определяется степенью активности местных властей, которая, как правило, по истечении определенного времени угасает. Связано это с тем, что почувствовав результативность принимаемых решений у властных структур, априори появляется желание не проявлять агрессивных приемов воздействия на экономику, а следовать тем технологиям, которые уже дали определенный результат, однако в условиях быстрого изменения пространственно-экономической и политической конъюнктуры это зачастую приводит к прекращению развития и переходу в стадию стагнации. К тому же экономика, являясь общественной наукой, сильно политизирована, и даже самые эффективные управленческие шаги могут встретить препятствия на своем пути, что не позволит им реализоваться в полной мере. Таким образом, власти на местах могут столкнуться с нежеланием и не готовностью общественности к трансформационным изменениям в сложившейся системе экономических взаимоотношений на уровне территориального образования, что естественным образом приведет к снижению активности системы регионального менеджмента и, не смотря на имеющийся природно-ресурсный потенциал, не даст положительных результатов.

По стадиям проявления управляемости территории, на наш взгляд, наиболее целесообразно выделить 3 группы, которые разграничены нами по  ряду признаков (таблица 2).

Таблица 2 – Дифференциация типов территорий в зависимости от стиля государственного менеджмента для целей разработки поливариантной стратегии их развития

Наименование

Прогрессивно-прорывной

Стабилизационно-инерционный

Депрессивно-угасающий

Основные имманентные характеристики

Данные территории характеризуются вы­сокой степенью управляемости, вслед­ствие активных дей­ствий органов власти. Такие терри­тории ха­рактеризу­ются сохра­нением функций проводника ре­гионального ме­недж­мента и высокой сте­пенью адаптивно­сти к нововведениям на протяжении дли­тель­ного периода вре­мени,  поддержанием существующих внеш­них и внутренних связей, обеспечиваю­щих целостность сис­темы, ее качествен­ную определенность и устойчивость к изме­нениям пространст­венных условий функционирования.

Такие территории обла­дают достаточно высокой управляемостью, а при­меняемые управленче­ские технологии отлича­ются высокой эффектив­ностью. При этом дейст­вия властных институтов предполагают не под­держание устойчивого социально-экономиче­ского развития террито­рии по всем направле­ниям, а стимулирование развития только отдель­ных направлений, харак­теризующихся высокой эффективностью в сред­несрочной перспективе.

Программные ме­роприятия не отли­чаются целостно­стью и структурно­стью вследствие на­рушения вертикали прямого воздейст­вия органов власти на экономику тер­ритории. При этом наблюдается невы­сокая активность органов местного самоуправления, что требует внеш­него воздействия на ключевые сегменты механизма взаимо­действия на­селения, бизнеса и власти.

Характер влияния на другие территории

Являются донорами инновационных управленческих тех­нологий, распростра­няемых через пилот­ное проектирование различных программ­ных мероприятий. Опыт данных терри­торий может быть распространен и в другие территории без существенных изменений. Данные территории в рамках существующей ре­гиональной соци­ально-экономической системы являются инкубаторами инно­вационных идей и но­вовведений в сфере муниципального ме­неджмента.

В некоторых аспектах функционирования яв­ляются носителями по­ложительного опыта в сфере муниципального управления, который, од­нако, не может быть рас­пространен во все муни­ципальные образования в силу специфических осо­бенностей, а также не­достаточной силы к экст­раполяции для вы­полне­ния стабилизи­рующих функций в эко­номике других террито­риальных образований.

Опыт применяемых управленческих технологий не мо­жет быть распро­странен в другие территории в силу низкой эффективно­сти. Данные терри­тории являются ос­новными потреби­телями опыта дру­гих муни­ципальных образо­ваний в силу недос­таточной про­ра­ботки собствен­ных механизмов управ­ления и управленче­ских инициатив

Уровень и поря­док проявления воспроизводст­венных процессов

Сбалансированное воспроизводство

Воспроизводство осуще­ствляется только в отрас­лях специализации

Разбалансирован­ный характер вос­производственных процессов

Способ управле­ния территорией

Характеризуется ком­плексностью и сис­темным подходом к выполняемым функ­циям муниципального менеджмента, что предполагает высо­кую эффективность применяемых спосо­бов управления.

Инерционно-распростра­няющийся, характеризу­ется точечно-селектив­ным подходом к реализа­ции системы муници­пального менеджмента и предполагает воздейст­вие на выборочные ас­пекты социально-эконо­мического развития с це­лью выравнивания от­дельных параметров эко­номического развития.

Интрузивно-навяз­чивый, вследствие неспособности му­ниципальной власти осуществлять эф­фективное управле­ние самостоятельно, предполагает импе­ративное воздей­ст­вие из вне.

Уровень квали­фикации кадро­вого состава сис­темы управления

Высокий

Средний

Низкий

 

В зависимости от этого необходимо выстраивать конкретный перечень программных мероприятий, который будет учитывать индивидуальные особенности территорий, вызванных сложившейся системой муниципального управления.

В последние годы одной из доминантных тенденций в региональной экономике является внедрение принципов государственно-частного партнерства, которое представляет собой продукт публичного договора между властными элитами и бизнес-сообществом по поводу создания, перераспределения, использования и воспроизводства не только ресурсной базы, но и ряда сфер, от регулирования деятельности которых государство стремится устраниться. [2] Коррекционно-замещающая функция выполняемая бизнесом по патронированию социально значимых сфер предполагает активное участие в использовании уже накопленных региональных преимуществ, при этом власть должна ориентировать бизнес не только к перманентному получению сверхприбылей, но и открепление ее части на выравнивающее развитие субрегиональных подсистем.

Следует отметить, что переход системы регионального менеджмента на использование парадигмы адаптивно-селективного развития может стать катализатором прогрессивных преобразований в экономике регионов, находящихся в фазе посткризисного развития.

В целом реализация обозначенных императивов как действенно-концептуальных форм регионального развития создаст комплекс доктринальных, институциональных и организационно-экономических предпосылок для повышения эффективности управления региональной экономикой и заложит модельный каркас суверенизации стратегических территориальных инициатив, не выходящих за рамки федеративного типа государственного устройства. 

Библиографический список:

1.       Бобрышев, А.Н., Казаков, М.Ю. Совершенствование системы мониторинга социально-экономического развития региона: микро- и мезоэкономический аспект: Монография / А.Н. Бобрышев, М.Ю. Казаков. – Ставрополь: ООО «Альфа-Принт», 2011. – 203 с.

2.       Казаков, М.Ю., Бобрышев, А.Н. Развитие социальной сферы региональных «полюсов роста» на основе активизации механизмов частно-государственного партнерства / М.Ю. Казаков, А.Н. Бобрышев // KANT. № 2/2. – Ставрополь: ООО "Издательство «Ставролит», 2011.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516