Создать PDF Рекомендовать Распечатать

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВТОРИЧНЫХ БИОМАТЕРИАЛОВ КАК АЛЬТЕРНАТИВНОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РЕСУРСА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Макроэкономика | (125) УЭкС, 7/2019 Прочитано: 406 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Мясникова Ольга Юрьевна, Мигалева Татьяна Евгеньевна, Горбачева Вероника Витальевна
  • Дата публикации:
    10.07.19
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Инженерной академии РУДН, г. Москва
    РЭУ имени Г.В. Плеханова, г. Москва

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВТОРИЧНЫХ БИОМАТЕРИАЛОВ КАК АЛЬТЕРНАТИВНОГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РЕСУРСА В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

THE PROSPECTS OF RECYCLED BIOMATERIALS USAGE AS AN ALTERNATIVE ENERGY RESOURCE IN THE CONTEXT OF SUSTAINABLE DEVELOPMENT

 

Мясникова Ольга Юрьевна

Myasnikova Olga Yurуevna

Доцент департамента инженерного бизнеса и менеджмента

Инженерной академии РУДН, г. Москва

myasnikova_oyu@pfur.ru

 

Мигалева Татьяна Евгеньевна

Migaleva Tatyana Evgenyevna

Доцент кафедры мировой экономики

РЭУ имени Г.В. Плеханова, г. Москва

migaleva08@rambler.ru

 

Горбачева Вероника Витальевна

Gorbacheva Veronika Vitalyevna

магистр департамента инженерного бизнеса и менеджмента

Инженерной академии РУДН, г. Москва

gorbacheva-veronika@rambler.ru

Аннотация. В данном исследовании рассмотрена проблема реализации устойчивого развития экономики страны, основанная на рациональном использовании вторичных биоматериалов в качестве энергоносителя, что исключает фактор риска для окружающей среды. Проведен анализ перспектив применения альтернативных топливных материалов как возобновляемых заменителей традиционных источников энергоснабжения, а также описываются преимущества утилизации биомассы. Дается оценка целесообразности разностороннего использования в качестве энергетического ресурса различных видов вторичных биоматериалов, а также приводятся экономические и экологические выгоды их переработки в целях формирования стратегических направлений устойчивого развития и энергоэффективности.

Abstract. The problem of implementing of country's economy sustainable development, based on the rational use of recycled biomaterials as an energy sources, which eliminates a risk factor for the environment is observed in the study. The analysis of the prospects for the use of alternative fuel materials as renewable substitutes for traditional energy sources has been carried out, and the benefits of biomass utilization are described. An assessment of the feasibility of the all-round use of various types of recycled biomaterials as an energy resource is made, and the economic and environmental benefits of their processing in order to formulate strategic directions for sustainable development and energy efficiency are given.

Ключевые слова: устойчивое развитие, альтернативные энергетические ресурсы, вторичные биоматериалы, экологическая и экономические выгоды

Keywords: sustainable development, alternative energetic resources, recycled biomaterials, ecological and economic benefits

Приоритетность устойчивого развития экономики заключается в создании гармоничного и сбалансированного процесса изменений, в котором эксплуатация природных ресурсов, направление инвестиций, ориентация научно-технического прогресса, формирование личности и институциональные перемены согласованы между собой и способствуют укреплению нынешнего и будущего национального потенциала. При этом концепция устойчивого развития рассматривается как предпосылка долгосрочного прогресса человечества, сопровождаемого приумножением капитала и улучшением экологических условий [1]. Ключевым фактором системы устойчивости развития выступает подсистема воспроизводства качественных ресурсов.

В «Повестке дня на XXIвек», принятой Конвенцией ООН по окружающей среде и развитию, отмечается, что важное значение для экономического роста, социального развития и улучшения качества жизни имеет энергетика [2].

В последние годы по причине роста стоимости и дефицитности топливных материалов, проявления техногенного воздействия в процессе их применения на природную среду сокращение выбросов парниковых или других газов и вредных веществ, следует добиваться за счет повышения эффективности производства, получения, распределения и потребления энергии, а также использования экологически обоснованных энергетических систем [3]. В этой связи решение вопросов, связанных с лимитирующим фактором природных ресурсов и качества окружающей среды. приобретает особую актуальность. Под руководством ООН постоянно проводится работа над поиском решений относительно разработки моделей устойчивого экономического развития стран на основе учета ESG-факторов (совокупности критериев Environmental, Social, Governance) и нефинансовых показателей результативности, усиливается контроль за рациональным использованием природоресурсного потенциала Земли, энергетической безопасности и т.д. [4]. Согласно принятию ООН «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» (2015), мировое сообщество определило вектор движения, ориентирующий на прогресс на основе экономических, экологических и социальных приоритетов.

Для многих стран мира очень остро стоит вопрос приближающегося топливного кризиса, рост цен на энергоносители, ухудшение экологической ситуации и т.д.По оценке экспертов ООН, численность населения к 2050 г. может увеличиться до 9,2 млрд человек, являющихся потребителями энергии [4]. Учеными подсчитано, что сохранение современных темпов добычи и применения горючих полезных ископаемых приведет к значительному снижению их запасов (по прогнозам период ограниченности резервного количества вышеназванных топливных материалов может составлять 30–40 лет). Отмечается, что наиболее значительным ресурсом возобновляемой энергии является и в будущем будет оставаться биомасса.

Так, проблема использования растительных отходов в качестве энергоносителя (биоэнергетических ресурсов) отвечает положениям документов мирового сотрудничества по вопросам ограничения и сокращения газообразных выбросов, приводящих к разрушению озонового слоя планеты (Киотский договор, протоколы Конвенции ООН, Рамочное соглашение на саммите «Группы 20», ряд документов РФ по энергетической стратегии на период до 2030 г. и Федеральный закон «Об энергоснабжении и повышении энергетической эффективности» и т.д.).

Применение вторичных топливных биоматериалов даст возможность решать, как глобальные эколого-экономические проблемы, так и локальные, которые связаны с необходимостью утилизации масштабных производственных и аграрных отходов, образующихся ежегодно сотнями тысяч тонн, и при этом иметь возможность получать дополнительные экономические, экологические и социальные выгоды за счет использования «бросовой» биомассы.

В этом аспекте предусматривается планирование комплексных мероприятий рационального использования вторичных биологических энергоресурсов, направленное на ослабление негативного влияния накапливающихся отходов биомассы на природную окружающую среду путем ее направленной переработки, а также разработка стратегического курса на снижение количества промышленных газообразных выбросов, вызывающих глобальное потепление на планете, а также на повышение качества жизни населения Земли, что соответствует основным целям концепции устойчивого развития общества [3].

Известно, что в составе традиционных видов природного сырья (нефти, каменном угле, природном газе) присутствует сера и ее соединения. Продукты сгорания сернистых соединений, попадая в атмосферу, обладают высокой токсичностью и коррозионной активностью [5].

Поэтому при использовании биотопливных материалов как альтернативных источников энергии, ограничивается количество вредных выбросов в окружающую среду, в отличие от продуктов сжигания традиционных горючих материалов. Кроме того, наблюдается тенденция устойчивого роста цен в Европе на бензин и дизельное горючее (в 2019 г. для АИ-95 стоимость в среднем увеличилась на 5,4 %, а дизельного топлива – на 2,5 % соответственно). Поэтому рациональным решением признается замена этих видов жидкого топлива на менее затратные, содержащие преимущественно горючие элементы углерод и водород, экологически безопасные энергоносители. Согласно практике, такой подход позволил снизить высокие цены на бензин АИ-95 в Нидерландах, Норвегии и Исландии, которые на 25–30 % больше, чем в среднем по Европе [6].

В контексте вышеизложенной проблемы большинство стран Евросоюза, США, Канада, Бразилия, Швеция, Китай и другие в настоящее время активно развивают программы получения и использования топлива на основе различных видов растительного сырья. Так, согласно директиве ЕС, в качестве возобновляемых источников энергии запланировано вводить в топливно-энергетическую отрасль экологически чистые и эффективные виды биоматериалов [7].

Одна из энергетических программ «Энергия 21», принятая в Дании еще 17 лет назад предполагает, что за счет увеличения объемов использования вторичного многолетнего и однолетнего растительного сырья прирост энергетического ресурса к 2030 г. может составить 2,4 раза [8].

Специалистами отмечается, что во всем мире наблюдается глобальный переход на возобновляемую энергетику [9]. Таким курсом уверенно движутся Германия, Дания, Португалия, Швеция, Исландия. На него становятся Китай, Индия и другие страны с мощной динамичной экономикой. В настоящее время доля возобновляемых источников энергии составляет 13 %, включая биомассу – 10 %. Европейский Союз успешно движется к достижению цели, намеченной на 2020 г. – 20 %. Причем Швеция, Болгария и Эстония уже выполнили свои национальные цели. При этом показатель объема потребления биомассы для производства энергии в ЕС по прогнозу к 2020 г. должен возрасти до 220 млн у.т / год (рисунок 1) [9].

img1

 

Рисунок 1 – Динамика объемов потребления биомассы для производства энергии в ЕС

 

По решению Европейской комиссии были введена законодательная поддержка направления получения энергии на основе возобновляемых энергоносителей. Так, в Эстонии налогово-таможенный департамент получил права на освобождение жидкого биотоплива от уплаты акциза. Согласно данным мониторинга цен в Эстонии стоимость биоэтанола на основе биомассы установилась на 10 % ниже стоимости наиболее распространенного в Европе бензина АИ-95. В Австрии и Швеции на биотопливо были установлены налоговые льготы – «зеленые налоги». При использовании биотоплива потребители освобождаются от налогов на энергию и от экологических сборов. Налоговые льготы США ориентированы на производство биоэтанола [11].

 

Экономическая целесообразность применения вторичных биоматериалов обосновывается тем, что затраты на энергетический ресурс на основе отходной биомассы практически сводятся к минимуму, а их количество не ограничено.

 

Следует подчеркнуть, что энергетической емкостью обладает в основном органическая часть отходов растительной биомассы, состоящая преимущественно из энергетически важных компонентов, включающих целлюлозу, гемицеллюлозы и лигнин (свыше 90 %), что позволяет превращать их в высококачественное топливное сырье.

 

В странах Евросоюза показатель использования биомассы для производства тепловой энергии достигает 14,6 %. При этом во многих странах при использовании преимущественно твердых биоматериалов этот показатель значительно выше. Например, в Швеции 61 % тепла получают из биомассы, в Австрии 37 %, в Дании 35 %, в Финляндии 32 %[12].

 

По статистической оценке ФАО – Международной организации по вопросам сельского хозяйства и продовольствия при ООН (2018), около 67 % общего объема первичной энергии в мире обеспечивает древесное топливо, а 33 % это отходы различного характера (древесина вторичной переработки, древесный уголь, жидкое топливо, сельскохозяйственные растительные отходы и т.д.). В целом за счет древесины удовлетворяется потребность более половины запасов первичной энергии в 29-ти странах [13].

 

По данным международного совета по энергетике в начале XXI-го века в мире было использовано 1,9 млрд м3 древесины, а отходов древесной биомассы – 300 млн м3. Учитывая, что Россия располагает свыше 25 % мировых запасов леса, переработка древесных отходов рассматривается как стабильный энергетический восстанавливающийся источник [12].

 

Согласно данным анализа цен на древесину в странах Балтийского региона, средняя цена круглого леса в Эстонии составляет 63 € за 1 м3, в то время, как в Швеции она составляет 41 €. Стоимость топливной щепы в зависимости от влажности, фракционного и качественного состава (виды древесины, отсутствие коры) варьирует от 16 до 25 €/м3. Дополнительно сырье можно закупать в России. Максимальная стоимость 1 м3 хвойной древесины на лесных аукционах достигнута в Калининградской обл. – 383 руб., Пензенской – 366, Брянской – 252, Владимирской – 261, Калужской обл. – 218 руб. Стоимость древесной щепы хвойных деревьев в России составляет 300–500 руб./м3 (фракция 8–20 мм, влажность 12 %), без коры – 850 руб./м3, а цена изготовленных из отходной щепы топливных древесных брикетов (пеллет) возрастает до 78–90 €/м3 [12]. Это свидетельствуют об экономической целесообразности использования отходной древесной щепы для энергетических нужд.

 

В настоящее время существуют различные способы обогащения бросовой органической массы. Одним из наиболее перспективных направлений в разработке энерготехнологий признаны брикеты и гранулы или «пеллеты» (нормированные прессованные изделия из отходов деревоопереработки и остаточной древесины, побочных отходов растениеводства и др.) [11]. Пеллеты и брикеты производятся исключительно из натурального органического сырья. Эти топливные материалы содержат в своем составе лигнин («природный клей»), поэтому их производство не требует дополнительных добавок и связующих компонентов.

 

Отмечается, что утилизация энергетической древесины является основным элементом лесохозяйственных операций и производственно-сбытовой цепочки деревообрабатывающей промышленности.

 

Также очевидна экологическая выгода от использования биотопливных материалов: по выбросам парниковых газов (прежде всего СО2) имеет место практически «нулевой эффект», что особенно актуально в контексте показателей устойчивого развития. Кроме того, в результате их сгорания не только не образуется нежелательных сернистых веществ, но содержание неорганических примесей выбросах минимально, они обладают достаточно высокой теплотворной способностью, большой поверхностью сгорания и высоким соотношением количества выделенного тепла к выделяемому углероду. В этой связи приоритетным и актуальным направлением является анализ основных путей целенаправленного их использования как энергетического ресурса.

 

Благодаря указанным преимуществам топливные брикетов и гранулы (евродрова) получили наибольшее распространение в Дании, Швеции, Австрии, Германии, Норвегии и Финляндии. До 2001 г. потребление этих материалов в Европе возрастало ежегодно в среднем на 30 %. Спрос на евродрова в Германии в этот же период удовлетворялся на 9 %. Дания стала получать половину всей вырабатываемой энергии из гранулированного древесного топлива. Более 80 % потребляемых в Дании топливных гранул являются импортом. По некоторым оценкам Швеция может стать первой европейской страной, которой удастся через 15 лет полностью перейти на альтернативные виды энергии [14].

 

Согласно аналитическим данным тенденция потребления твердого биотоплива для выработки энергии увеличивается. За рубежом наиболее серьезными странами-производителями (а также и потребителями) пеллет и брикетов являются: Европа – 3,0 млн тонн в год; США около 2 млн тонн в год; Канада около 110 тыс. тонн в год; Япония около 3 тыс.

 

Топливно-энергетический комплекс России играет важную роль в экономике страны. На ее территории сосредоточено 1/3 мировых запасов природного газа, 1/5 угля, 1/10 нефти, что создает в общественном сознании самоуспокоенность и некоторую недооценку ситуации. При этом, по официальным прогнозам экспертов, к 2020 г. добыча нефти в РФ может снизиться с 518 млн т (2012 г.) до уровня – 1 млн т [14].

 

Важно, что преимущества от использования альтернативных видов биотопливных материалов носят комплексный характер. Во-первых, это выгодные технологические свойства: высокая объемная плотность, возможность полной автоматизации подачи топлива в зону горения, не взрывоопасны, не подвержены самовозгоранию и не разлагаются в соответствующих условиях хранения, возможность применения существующего оборудования без модернизации и минимальный несгораемый остаток. Во-вторых, наличие ряда экономических преимуществ: сравнительно низкая цена при высокой теплотворности, незначительные площади хранения и затраты на транспортировку. Также большое значение имеет и экологическая сторона, которая отражена в применении возобновляемого биотоплива и сокращении уровня загрязнения компонентов окружающей среды.

 

Предлагается вовлечение альтернативных вторичных биоматериалов в топливно-энергетический баланс проводить по взаимосвязанной комплексной схеме (рисунок 2).

img2

Рисунок 2 – Структурная схема экономико-правового механизма стимулирования использования нетрадиционного ресурса энергии

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при существующих проблемах в мире, связанных с использованием традиционных видов топливных материалов, актуальным является поиск новых альтернативных, экологически безопасных заменителей.

Подчеркнуто, что с применением различных видов энергоносителей на основе вторичных биоматериалов решаются как глобальные проблемы – снижение выброса парниковых газов, так и локальные, связанные с утилизацией масштабных производственных и аграрных отходов, которых ежегодно образуется сотни тысяч тонн. Также возможно получение дополнительных экономических выгод от использования таких способов.

Как отмечается многими экспертами в рамках Российского Конгресса и выставки «Биомасса: топливо и энергия» (1718 апреля 2019 г.) применение альтернативного биотопливного энергоресурса весьма целесообразно и перспективно. Согласно аналитическим данным, к 2020 году в Европе уровень потребления твердого биотоплива достигнет показателя 21 млн т в год.

Положительным является то, что тенденция потребления биотопливных материалов для выработки энергии в развитых и развивающихся странах увеличивается, что подтверждается статистическими данными и практическим опытом многих стран мира. Так, использование электроэнергии, произведенной из биомассы, особенно быстрыми темпами растет в Китае, и в Европе, а именно в среднем на 8 % в год; при этом производство биоэтанола в общемировом масштабе увеличилось на 4 % и рекордные показатели наблюдаются в США.

Поэтому для решения проблемы предотвращения глобального изменения климата необходима реализация институциональных подходов – ориентиров на долгосрочное социально-экономическое развитие, влияние на формирование экономического мировоззрения людей, их стремления к получению новых знаний. Одним из перспективных направлений может быть заложен тренд использования альтернативных источников энергии, а именно биотопливного ресурса планеты. Преимущества эколого-экономического характера, которые имеет этот ресурс перед ископаемыми топлива позволят достигать определенных эффектов. Комплексное сочетание задач технологических, экологических и экономических позволяет не только контролировать уровень загрязнения окружающей среды, но и формировать технические решения, снижающие экологические риски.

При этом решение проблемы «парникового эффекта», то есть реализации принципов международных природоохранных документов, требует разработки эффективных программ на региональном и федеральном уровнях по комплексному использованию лесных ресурсов, а также утилизации накапливающихся отходов биомассы. В России внедрение программ этого направления находится на весьма низком уровне, что требует изучения зарубежного опыта, а также внедрения уже имеющихся передовых технологий по переработке биотоплива для повышения его доли в национальном энергетическом балансе. Это позволит получать дополнительную энергию, дающую определенные экономические выгоды, способствовать переработке отходов, позволяющих получать экологический эффект, а также, при успешной реализации государственных программ будут созданы дополнительные рабочие места, налоговая база, получит развитие множество биотехнологических предприятий, что несомненно будет способствовать повышению качества жизни и соответствовать курсу устойчивого развития.

Библиографический список

$11.     Орлова, А.Ф. Устойчивое развитие: эволюция подходов к оценке [Текст] / А.Ф. Орлова, Н.Ю. Сопилко, А.А. Кузнецов // Экономика и предпринимательство, №5(94). 2018. – с. 156-159.

$12.     United Nations. Agenda 21. Chapters 8.40. Publisher. [21.05.2019]. URL:  https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/agenda21.pdf.

$13.     Сопилко, Н.Ю. Теоретические основы экономики устойчивого развития / Н.Ю. Сопилко, А.Ф. Орлова, С.М. Лисицкая. М.: Изд-во РУДН, 2017. – 165 с.

$14.     World Investment Report 2018. Investment and new industrial policies. Unated Nations. New York and Geneva. 213s.

$15.     Мазгаров, А.М. Сернистые соединения углеводородного сырья [Текст] / А.М. Мазгаров, О.М. Корнетова.– Казань: Казан. университет, 2015 – 36 с.

$16.     Стоимость бензина в Европе в июне 2019 года [Электронный ресурс] URL: https://autotraveler.ru/spravka/benzine-in-europe.html, дата обращения 19.06.2019.

$17.     Сопилко, Н.Ю. Перспективы развития возобновляемых источников энергии на пространстве Евразийского экономического союза [Текст] / Н.Ю. Сопилко, Ю.А. Назарова // Инновации и инвестиции, 2018. №5. С. 93-96.

$18.     Демина, О.В. Рынки тепловой энергии: тенденции пространственной организации [Текст] // Пространственная экономика, 2016. №4. С. 33-60.

$19.     Гелетуха, Г. Состояние и перспективы развития биоэнергетических технологий в Украине [Текст] / Г. Гелетуха, Т. Железная // Экология предприятия, 2014. № 4. С. 32-41.

$110.Василов, Р.Г. Перспективы развития производства биотоплива в России. Сообщение 2: биоэтанол [Текст] // Вестник биотехнологии и физико-химической биологии им. Ю.А. Овчинникова, 2007. Т. 3. № 2. С. 50-60.

$111.Светкина, Е. Энергонасыщенные материалы на основе технологических биоматериалов [Текст] / Е. Светкина, С. Лисицкая, В. Франчук // Форум передовых технологий, 2017. Т. 25. С. 80-87.

$112.Панцхава, Е.С. Биоэнергетика. Мир и Россия. Биогаз. Теория и практика: монография [Текст] – М.: Русайн, 2015. 972 с.

$113.ФАO. 2018. Cостояние лесов мира 2018 – Пути к достижению устройчивого развития с учетом значения лесов [Текст] – Рим. 118 с.

$114.Горяинов, М.В. Топливно-энергетический комплекс – база развития российской экономики [Текст]// Вестник МИЭП, 2015. № 2 (19). С. 60–63.

References

$11.     Orlova, A.F. Ustojchivoe razvitie: evolyuciya podhodov k ocenke [Tekst] / A.F. Orlova, N.YU. Sopilko, A.A. Kuznecov // Ekonomika i predprinimatel'stvo, №5(94). 2018. – s. 156-159.

$12.     United Nations. Agenda 21. Chapters 8.40. Publisher. [21.05.2019]. URL:  https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/agenda21.pdf.

$13.     Sopilko, N.YU. Teoreticheskie osnovy ekonomiki ustojchivogo razvitiya / N.YU. Sopilko, A.F. Orlova, S.M. Lisickaya. M.: Izd-vo RUDN, 2017. – 165s.

$14.     World Investment Report 2018. Investment and new industrial policies. Unated Nations. New York and Geneva. 213s.

$15.     Mazgarov, A.M. Sernistye soedineniya uglevodorodnogo syr'ya [Tekst] / A.M. Mazgarov, O.M. Kornetova. – Kazan': Kazan. universitet, 2015 – 36 s.

$16.     Stoimost' benzina v Evrope v iyune 2019 goda [Elektronnyj resurs] URL: https://autotraveler.ru/spravka/benzine-in-europe.html, data obrashcheniya 19.06.2019.

$17.     Sopilko, N.YU. Perspektivy razvitiya vozobnovlyaemyh istochnikov energii na prostranstve Evrazijskogo ekonomicheskogo soyuza [Tekst] / N.YU. Sopilko, YU.A. Nazarova // Innovacii i investicii, 2018. №5. S. 93-96.

$18.     Demina, O.V. Rynki teplovoj energii: tendencii prostranstvennoj organizacii [Tekst] // Prostranstvennaya ekonomika, 2016. №4. S. 33-60.

$19.     Geletuha, G. Sostoyanie i perspektivy razvitiya bioenergeticheskih tekhnologij v Ukraine [Tekst] / G. Geletuha, T. ZHeleznaya // Ekologiya predpriyatiya, 2014. № 4. S. 32-41.

$110.Vasilov, R.G. Perspektivy razvitiya proizvodstva biotopliva v Rossii. Soobshchenie 2: bioetanol [Tekst] // Vestnik biotekhnologii i fiziko-himicheskoj biologii im. YU.A. Ovchinnikova, 2007. T. 3. № 2. S. 50-60.

$111.Svetkina, E. Energonasyshchennye materialy na osnove tekhnologicheskih biomaterialov [Tekst] / E. Svetkina, S. Lisickaya, V. Franchuk // Forum peredovyh tekhnologij, 2017. T. 25. S. 80-87.

$112.Panckhava, E.S. Bioenergetika. Mir i Rossiya. Biogaz. Teoriya i praktika: monografiya [Tekst] – M.: Rusajn, 2015. 972 s.

$113.FAO. 2018. Costoyanie lesov mira 2018 – Puti k dostizheniyu ustrojchivogo razvitiya s uchetom znacheniya lesov [Tekst] – Rim. 118 s.

$114.Goryainov, M.V. Toplivno-energeticheskij kompleks – baza razvitiya rossijskoj ekonomiki [Tekst] // Vestnik MIEP, 2015. № 2 (19). S. 60–63.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017
(104) УЭкС, 10/2017
(105) УЭкС, 11/2017
(106) УЭкС, 12/2017
(107) УЭкС, 1/2018
(108) УЭкС, 2/2018
(109) УЭкС, 3/2018
(110) УЭкС, 4/2018
(111) УЭкС, 5/2018
(112) УЭкС, 6/2018
(113) УЭкС, 7/2018
(114) УЭкС, 8/2018
(115) УЭкС, 9/2018
(116) УЭкС, 10/2018
(117) УЭкС, 11/2018
(118) УЭкС, 12/2018
(119) УЭкС, 1/2019
(120) УЭкС, 2/2019
(121) УЭкС, 3/2019

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516