Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Дифференциация доходов населения как признак социально-экономической конфликтогенности общества

Экономическая безопасность | (75) УЭкС, 3/2015 Прочитано: 13039 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Перов Евгений Викторович
  • Дата публикации:
    10.03.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Научный центр изучения социально-экономических конфликтов

Дифференциация доходов населения как признак социально-экономической конфликтогенности общества

The income differentiation of the population as a characteristic socio-economic conflictogenity of society

Перов Евгений Викторович

к.э.н., старший научный сотрудник

Научного центра изучения социально-экономических конфликтов,

e-mail: perov.ru@gmail.com

Perov Evgeniy V.

Ph.D. in Economics, the senior research assistant

Scientific centre for studying social and economic conflicts

 

Принимаемые решения при управлении обществом должны опираться на реальную оценку благосостояния населения. В этом случае важно знать не только объективную информацию о материальном положении граждан, но и его субъективную оценку населением. В статье поднимается проблема соответствия субъективного образа расслоения населения по величине доходов в массовом сознании официальным данным, характеризующим дифференциацию доходов населения. Выявляются причины (факторы) усиления негативности восприятия населением экономического расслоения населения по доходам и степень их воздействия на основе эконометрических моделей.

Decisions taken in the process of governing society should rely on the adequate assessment of the population well-being. In this case, it is important to be aware of not only the objective information about the financial standing of citizens, but also of the population subjective assessment of it. The article raises the issue concerning the conformity of the subjective image of the population stratification by income in mass consciousness to the official data characterizing the income differentiation of the population. The reasons (factors) behind the intensifying negativity of people’s perception of the income stratification of population, as well as the extent of their impact are revealed on the basis of econometric models.

 

Ключевые слова: конфликтогенность общества, дифференциация населения по доходам, субъективный образ доходов

Keywords: conflictogenity of society, income differentiation of population, subjective image of income

Введение

Экономическая безопасность страны, среди прочего, предполагает наличие социально-экономической стабильности общества. Обеспечение социально-экономической стабильности является одной из основных задач государства, что требует отслеживания признаков нестабильности, напряженности в обществе, выявления причин, вызывающих нарастание этой напряженности, а также разработки необходимых мер и программ, позволяющих стабилизировать ситуацию в стране, не допуская до разрастания массовых конфликтов. С конфликтами справляться гораздо сложнее, необходимы более радикальные меры, нежели контроль и поддержание уровня напряженности общества, обеспечивающего безопасность существования страны.

Целью данного исследования является выявление и анализ одного из признаков социально-экономической напряженности в обществе, отражающего экономические противоречия между богатыми и бедными. Избыточная дифференциация доходов населения способствует социально-экономической и политической нестабильности в обществе.

1. Понятие социально-экономической конфликтогенности общества

В систему общественно-экономических отношений вовлечено множество групп населения и личностей по поводу производства и распределения товаров и услуг. Между социальными субъектами могут возникать разные виды напряжения. Когда значимая часть населения начинает испытывать напряжение в различных сферах жизнедеятельности, возникает напряженность в обществе. Совокупность этих напряженностей характеризуется конфликтогенностью общества.

Конфликтогенность общества представляет собой социально-экономическое явление, систему объективных обстоятельств и субъективных образов, формирующих различные виды напряженностей, как результат взаимодействия больших социальных групп, включающих свою систему отношений и групповые интересы. Большие социальные группы охватывают социальные классы, слои, этнические общности, политические партии, которые создаются на основе общих признаков (экономических, этнических, политических и пр.). Конфликтогенность свойственна любому обществу – это свойство общества порождать конфликты [2].

В основе социального взаимодействия лежат, прежде всего, экономические мотивы. Экономическая нестабильность провоцирует социальную напряженность в обществе. Возникает множество напряженностей в социальной и экономической сферах, которые тесно переплетены и взаимосвязаны.

Социально-экономическая конфликтогенность общества – неспокойное, чреватое опасностью состояние взаимоотношений в социальной и экономической сферах, отражающее экономические и социальные противоречия, разногласия и негативное социально-психологическое состояние в крупных социальных группах и в обществе в целом. Социально-экономические отношения основаны на объективных отношениях людей и субъективном восприятии этих отношений в процессе производства, распределения, обмена и потребления экономических благ.

Конфликтогенность общества характеризуется совокупностью признаков, которые отражаются соответствующими показателями. К показателям экономических противоречий между богатыми и бедными относятся показатели дифференциации доходов населения: объективные, основанные на статистических данных, и объективно-субъективные, представляющие собой оценку населением экономической дифференциации.

Материальное благополучие является одной из основных причин изменения социального самочувствия населения. Социально-экономическое неравенство присуще любому обществу. В советское время социальное неравенство проявлялось не столько в дифференциации уровня доходов, сколько в социальном положении и престиже, которые определяли социальные привилегии (неравный доступ к ведомственным магазинам, учреждениям здравоохранения, детским дошкольным учреждениям и пр.). Особыми льготами и привилегиями пользовались «работники номенклатуры», занимающие ключевые административные посты во всех сферах деятельности. Среди привилегий нормативными актами было закреплено право пользования и распоряжения государственным имуществом представителями номенклатуры [9].

Расслоение и неравенство населения по доходам меняется с течением времени. Кроме того, формирование рыночных отношений в российском обществе сопровождалось значительным снижением уровня жизни населения в результате падения реальных доходов его значительной части и ростом социально-экономической дифференциации. Собственность оказалась сосредоточенной, в основном, в руках номенклатурной элиты, обладающей реальной властью. Новые предприниматели начали развивать свой бизнес (особенно средний и мелкий) при экономическом и политическом недоверии, уводя часть своего бизнеса в теневой сектор.

Эффективное воздействие на социально-экономическую конфликтогенность общества требует диагностики, прогнозирования и регулирования экономических отношений. Принимаемые решения при управлении обществом должны опираться на реальную оценку благосостояния населения. В этом случае важно знать не только статистическую информацию о материальном положении населения, но и его субъективную оценку населением с учетом эмоционально-психологической составляющей. Именно субъективные оценки экономического неравенства влияют на взаимоотношения в экономической сфере и на отношения между большими социальными группами и с властными структурами.

Актуальность исследования обусловлена усилением процесса расслоения населения России по доходам в условиях трансформации и развития экономической системы. Поднимается проблема соответствия субъективной оценки расслоения населения по величине доходов в массовом сознании официальным данным, характеризующим дифференциацию доходов населения. Выявляются причины усиления негативности восприятия населением расслоения населения по доходам.

Официальная оценка дифференциации населения по доходам

Расслоение населения по доходам приводит к социальной дифференциации общества, изменению его социальной структуры. Неравенство доходов населения объясняется многими причинами, в т.ч. разными интеллектуальными и физическими способностями, уровнем образования и профессиональной подготовки, неравенством владения собственностью, количеством работающих и количеством детей в семье и многими другими.

Дифференциация доходов изучается по размеру среднедушевого совокупного дохода населения в целом по стране, в отдельных регионах и группах домохозяйств, а также путем сопоставления групп населения с наибольшими и наименьшими доходами. Дифференциация населения по доходам характеризуется такими показателями, как коэффициент фондов, показатель дифференциации по квинтильным (20%-м) группам населения, коэффициент концентрации доходов (индекс Джинни). Эта информация находит отражение в официальной статистике. В данном случае используется информация государственной статистики с 1995 по 2012 гг. [8].

Коэффициент фондов, характеризующий степень социального расслоения общества, определяется как соотношение между средними уровнями денежных доходов 10% населения с самыми высокими доходами и 10% населения с самыми низкими доходами. В конце советского периода дифференциация доходов населения была незначительной: в 1989 г. децильный коэффициент дифференциации составлял 3,0 [4]. К 1995 г. коэффициент фондов достиг уровня 13,5, т.е. вырос в 4,5 раза, а затем превысил этот уровень. В анализируемом периоде коэффициент фондов имел значения больше 13 и продолжает увеличиваться. Исключение составили годы мирового финансового кризиса, когда дифференциация доходов населения несколько снизилась: коэффициент фондов уменьшился с 16,8 до 16,2, но уже в 2012 г. наблюдается новый рост этого показателя. Уровень коэффициента фондов в России в настоящее время самый высокий среди европейских стран.

Доля доходов каждой 20%-й группы в общем доходе всего населения показывает, насколько равномерно распределяются доходы. В мире доля доходов 20% самых бедных снижается: за вторую половину 20 века она уменьшилась более чем в два раза. По мнению специалистов, снижение доходов населения имеет предел. Этот предел наступает, когда 40% населения начинают получать только 12–13% всех доходов. Затем начинается обнищание населения, сопровождаемое различными социальными катаклизмами [1].

В России на долю 20% наименее обеспеченного населения в анализируемом периоде приходилось 5–6% доходов. Доля в доходах 40% населения с наименьшими доходами не превышала 17%, продолжая снижаться. На конец периода она составляла 15%. Это свидетельствует о необходимости принятия государственных мер по снижению неравномерности распределения доходов населения. С другой стороны, доля 20% населения с наибольшими доходами в общем объеме доходов населения все годы превышала 45%.

Коэффициент концентрации доходов (коэффициент Джини) отражает неравенство доходов населения, т.е. степень отклонения фактического распределения денежных доходов от равномерного их распределения между жителями страны. Максимальное значение коэффициента, равное единице, означает теоретически абсолютное неравномерное распределение доходов, минимальное значение, равное нулю, – теоретически абсолютно равномерное распределение доходов между гражданами.

Неравномерность распределения доходов населения увеличивалась с 0,387 в 1995 г. до 0,422 в 2007 г., когда этот показатель имел наибольшее значение. В соответствии с коэффициентом Джини неравномерность распределения доходов между гражданами страны увеличилась за анализируемый период на 8,5%.

В целях получения обобщенной оценки расслоения населения по доходам и для сопоставления с субъективной оценкой формируется агрегированный показатель по совокупности рассматриваемых показателей – общий показатель расслоения населения по доходам. При построении общего показателя расслоения населения по доходам все показатели приводятся к единой логике: либо они все отражают негативность, либо позитивность. В связи с тем, что анализируется социально-экономическая напряженность в обществе, то все они приводятся к виду, отражающему уровень негативности реальности. Показатели доли в доходах 20% (40%) наименее обеспеченного населения принимаются в виде обратных показателей. Это означает, что чем меньше доля в доходах 20% и 40% наименее обеспеченного населения, тем выше уровень напряженности в обществе. Кроме того, все показатели приводятся к безразмерному виду путем построения z множеств. Затем строится общий показатель расслоения населения по доходам как среднее значение из z множеств показателей дифференциации доходов населения, нормированных от 0 до 1 (среднее значение равно 0,5).

Проверка качества общего показателя расслоения населения по доходам, включающего все анализируемые показатели, свидетельствует о его хорошем качестве (все коэффициенты корреляции имеют положительный знак и значения, превышающие 0,86). Динамика общего показателя расслоения населения по доходам отражена на рисунке 1. Как следует из графика, расслоение населения по доходам достаточно велико и имеет тенденцию к росту. Снижение дифференциации доходов населения наблюдалось в годы финансовых кризисов и в 2005 г.

Рис. 1. Общий показатель расслоения населения по доходам

Таким образом, в соответствии с данными официальной статистики дифференциация населения России по доходам в целом возрастает. Годы повышения экономической активности сопровождаются углублением дифференциации населения по доходам и, наоборот, в годы финансового кризиса и в 2005 г. наблюдается уменьшение расслоения населения по доходам.

2. Субъективный образ расслоения населения по доходам

Субъективный образ реальности для отдельной личности представляет собой субъективную совокупность данных о внешнем мире, он является стимулом, вызывает реакцию и обуславливает направление деятельности для удовлетворения потребностей и интересов индивида. Субъективный образ реальности в массовом сознании образует субъективную реальность, модель объективной реальности, которая порождает реакцию в больших социальных группах и определяет взаимоотношения между ними. Реакции населения опираются не столько на объективную реальность, сколько на бессознательно созданную им субъективную реальность, независимо от того, что модель реальности отражает объективную реальность в некотором упрощении [3].

В связи с этим поведение индивидов и социальные процессы в обществе отражаются не только официальными статистическими данными, но и тем, как оценивают уровень своей жизни различные группы населения. Именно эти оценки дают возможность более точно диагностировать уровень социально-экономической конфликтогенности и прогнозировать наиболее вероятное массовое поведение населения. При наличии значительного теневого сектора данные официальной статистики могут не давать реалистичной картины экономического положения населения.

Субъективный образ расслоения населения по доходам отражает оценку населения собственных доходов и отличия в доходах различных слоев населения. В первом приближении он характеризуется следующими показателями:

коэффициент субъективной бедности семьи;

оценка расслоения на богатых и бедных, несправедливого распределения доходов;

доля населения, которое едва сводит концы с концами и денег не хватает даже на продукты питания.

Коэффициент субъективной бедности семьи показывает, как население в среднем оценивает уровень бедности собственной семьи. Второй показатель отражает долю населения, которое считает сильное расслоение населения по доходам и несправедливое распределение доходов серьезной проблемой общества. Доля населения, которое едва сводит концы с концами и которому денег не хватает даже на продукты питания, показывает долю бедствующего населения.

Субъективный образ расслоения населения по доходам формируется на основании данных социологических опросов: исследования социально-экономических перемен (Вестник) [6], Курьер [5] и Экспресс ВЦИОМ [7]. Во всех случаях опросы проводились по репрезентативной выборке на всей территории страны.

Оценка субъективной бедности семьи выявляется по данным мониторингов социально-экономических перемен (Вестник) [6, 1995–2012] и Курьер [5, 2008, 2009, 2012]. В социологических опросах  респонденты выбирали один из вариантов ответа на вопрос «Как бы Вы оценили в настоящее время материальное положение Вашей семьи?». Ответы не включают количественной оценки, они носят вербальное описание, отражают отношение респондента к уровню материального благополучия семьи: очень хорошее, хорошее, среднее, плохое или очень плохое. Это позволяет установить субъективную оценку экономического благополучия семей респондентов. При ментальности большой части населения, включающей требование равенства доходов, которая была сформирована в советское время, такая оценка дается в сравнении с материальным положением других семей.

В 1997–1999 гг. половина населения и более оценивали материальное положение своей семьи как плохое или очень плохое. Самым тяжелым в экономическом отношении были 1998 и 1999 гг. В год финансово-экономического кризиса (дефолта) 1998 г. 56% респондентов оценивали материальное положение своей семьи хуже среднего уровня (40% – плохое и 16% – очень плохое). Это в среднем по году. Однако в течение года эта оценка не была одинаковой. В начале года, когда уже казалось, что экономическая ситуация в стране улучшилась, и значительная часть населения начала отказываться от посадок картофеля и других овощей для собственного пропитания, 49% респондентов оценивали материальное положение семьи хуже среднего (март). В августе, когда разразился финансовый кризис, таких респондентов было уже 62%. В 1999 г., наоборот, в марте – 63% респондентов считали свое материальное положение плохим или очень плохим, а в августе, когда экономическая ситуация несколько стабилизировалась, таких респондентов было 53%. В последующие годы при более спокойной, по сравнению с кризисным годом, социально-экономической обстановке в стране все меньшая доля населения оценивала свое материальное положение хуже среднего. Все же, и в конце анализируемого периода около четверти населения считали материальное положение своей семьи плохим или очень плохим. Например, в 2012 г. материальное положение плохим оценивали 21%, а очень плохим – 2,5% респондентов.

Напротив, оценка материального положения своей семьи как хорошее или очень хорошее имеет обратную картину. С 1995 г. по 1999 г. доля респондентов, отмечающих уровень материального положения своей семьи выше среднего, была очень низкой и продолжала снижаться с 6% в 1995 г. до 3% в 1999 г. Начиная с 2000 г., наблюдается тенденция увеличения доли населения с более высокой оценкой уровня субъективного благосостояния. Однако доля такого населения превысила 10% только в 2006 г., а в конце анализируемого периода составила 15%, т.е. такая доля респондентов отмечает уровень материального благополучия своей семьи как хорошее или очень хорошее. В целом, пессимистическая оценка материального положения своей семьи преобладала над оптимистической оценкой все годы анализируемого периода.

В целях получения обобщенной характеристики материального положения своей семьи, вводится понятие субъективного уровня бедности семьи, который оценивается при использовании коэффициента субъективной бедности семьи:

 ,

где         – коэффициент субъективной бедности своей семьи в t-м году
    ;

     – количество вариантов ответов при оценке уровня бедности своей семьи;

 – оценка материального неблагополучия своей семьи и средняя доля респондентов, дающих соответствующую оценку в t-м году: очень хорошее (); хорошее (); среднее (); плохое (   ); очень плохое (); затрудняюсь ответить ().

Чем выше значение коэффициента субъективной бедности, тем выше уровень материального неблагополучия семьи. Коэффициент субъективной бедности семьи равный 1 означает, что все респонденты считают материальное положение своей семьи очень плохим.

Коэффициент субъективной бедности показывает, что самым неблагополучным материальное положение своей семьи воспринималось населением в 1998 г., коэффициент субъективной бедности был равен 0,67, т.е. население в среднем оценивало свое материальное положение как плохое. Все годы анализируемого периода коэффициент субъективной бедности превышал среднее значение (0,5). Постепенно снижаясь, этот показатель приближается к средней оценке в конце анализируемого периода.

Данную картину дополняет показатель доли населения, которое по собственным оценкам едва сводит концы с концами. Данный показатель получен по результатам выбора респондентами варианта ответа «Мы едва сводим концы с концами, денег не хватает даже на продукты питания» в мониторингах социально-экономических перемен (Вестник) [6, 1993–1995, 2001–2012 гг.] и Курьер [5, 1998–2012 гг.]. Доля населения, которое по собственным оценкам едва сводит концы с концами, постепенно уменьшалась с 51% в 1995 г до 6% в 2012 г. Исключение составляет период финансового кризиса 1998 г., когда доля населения, которое едва сводит концы с концами, возросла. Некоторый рост этого показателя наблюдался и в период второго финансового кризиса в конце анализируемого периода, но его влияние было не столь заметным.

Расслоение населения на богатых и бедных по степени богатства, имущества оценивается населением как острая проблема общества. Все годы анализируемого периода более четверти населения считают расслоение населения по доходам острой проблемой общества [6, 1994–2008, 2012 гг.; 5, 2009 г.]. В 1997 г. и во втором полугодии 1998 г. это отмечали более 40% респондентов. Затем к 2005 г. доля респондентов, считающих расслоение населения на богатых и бедных одной из острых проблем общества, снизилась до 28%. Второй финансовый кризис также оказал свое влияние на субъективные оценки населения.

Объективные показатели, характеризующие дифференциацию населения по уровню дохода, рассматривались в начале статьи. Наибольшие значения коэффициента фондов фиксировались в 2007–2008 гг. В оценках населения эти годы также выделяются. Углубление дифференциации населения по доходам отмечали 32–35% респондентов. Однако гораздо острее данная проблема воспринималась в 1997–1998 гг. Несмотря на возрастание коэффициента фондов в последующие годы, все меньшая доля населения отмечает этот факт. Возможно, при увеличении доходов населения эта проблема становится менее острой в массовом сознании, а также сказывается привыкание населения к дифференциации доходов отдельных слоев населения, увеличивается многообразие доходов, постепенно меняется ментальность населения.

Общий относительный показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам, охватывающий три показателя и построенный как описывалось выше, приведен на рисунке 2.

Рис. 2. Общий показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам

Наиболее высокие значения коэффициента субъективной оценки расслоения населения по доходам (превышающие значение 0,6) приходятся на 1995–1999 гг., затем негативность такой оценки со временем снижается. На этом же рисунке для сравнения приведена кривая динамики общего показателя расслоения населения по доходам, построенного по официальным статистически данным. Как можно видеть, динамика субъективной оценки расслоения населения по доходам не соответствует динамике общего показателя, отражающего дифференциацию населения по доходам. Это свидетельствует о непозволительности делать выводы о состоянии общества только по объективным показателям. Как свидетельствуют более широкие исследования, ответная реакция населения и бизнеса соответствует не показателям, характеризующим объективную реальность, а показателям, отражающим субъективный образ реальности.

Следовательно, население оценивает собственное материальное положение в конце анализируемого периода более оптимистично, нежели в начале. Положительную динамику субъективной оценки экономического расслоения в обществе подтверждает индекс развития человеческого потенциала, отражающий основные характеристики человеческого потенциала: уровень жизни, грамотность, долголетие. Его значения непрерывно возрастали с 0,718 в 2000 г. до 0,788 в 2012 г. (по пересчитанным данным). Это свидетельствует об улучшении качества жизни населения России.

3. Причины усиления негативности субъективной оценки
расслоения населения по доходам

Субъективный образ реальности в массовом сознании складывается при влиянии и взаимодействии различных причин. Определение способов снижения его негативности требует выявления причин и закономерностей, которые определяют субъективную оценку расслоения населения по доходам и ее динамику, установления значимых факторов ее вариабельности, в первую очередь, социально-экономических факторов. Как показывают исследования, при одинаковой дифференциации доходов населения вероятность нарастания напряженности в обществе и негативности в субъективном образе реальности тем выше, чем ниже уровень благосостояния населения.

Особое место занимают средства массовой информации (СМИ). В качестве источника информации для СМИ выступают явления и события объективной реальности. Однако эта реальность может быть освещена по-разному, вызывая различный эмоциональный отклик у населения. Акцентирование внимания на негативной информации, недобросовестное ее представление, и простое искажение способствуют усилению негативного эмоционального фона в обществе. К сожалению, пока не удалось установить влияние средств массовой информации на динамику субъективного образа реальности по данным проводимых социологических опросов. Требуется более глубокое изучение, например, при использовании контент-анализа.

Рассмотрим влияние различных факторов на субъективную оценку расслоения населения по доходам. На основании корреляционного анализа выявлены факторные признаки, имеющие индекс корреляции   . К таким факторам относятся: ВВП на душу населения в ценах и ППС 2011 г. (межд. долл.); ВНД на душу населения в ценах и ППС (текущие межд. долл.); конечное потребление домашних хозяйств на душу населения в постоянных ценах 2005 г. (долл. США); среднегодовой доход на душу населения в постоянных ценах 2000 г. (долл. США); начисленная среднемесячная заработная плата (текущие долл. США); доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, соотношение среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума; процентная ставка по депозитам; общая безработица; число семей вынужденных переселенцев и беженцев. Индексы корреляции свидетельствуют, что наибольшее влияние на субъективную оценку расслоения населения по доходам оказывают показатели, отражающие доходы населения, уровень безработицы, миграцию.

Однако следует учитывать, что анализируются ряды динамики с 1995 по 2012 гг., поэтому возможно простое одновременное изменение факторных и результативных признаков во времени. Чтобы исключить (элиминировать) влияние фактора времени, строятся уравнения регрессии общего показателя субъективной оценки расслоения населения по доходам от каждого из факторов с включением в уравнение фактора времени. Для некоторых факторных признаков фактор времени незначим, что позволяет использовать парные уравнения регрессии.

Линейные модели регрессии для всех факторных признаков, кроме показателя общей безработицы, недостаточно хорошего качества: по критерию Стьюдента параметры при факторных признаках незначимы. Поэтому используются нелинейные модели регрессии (степенные), которые построены в следующей последовательности.

Построению степенной модели      предшествует процедура линеаризации переменных. Сначала определяются натуральные логарифмы результативного     и факторных признаков      и     . По ним при использовании типовых пакетов определяются параметры уравнения:

    ,

затем выполняется потенцирование:

    ,

где        – константа    

Уравнения регрессии для наиболее значимых факторных признаков с учетом фактора времени представлены в таблице 1. Индексы корреляции для всех уравнений регрессии в таблице 1 свидетельствуют о высоком качестве уравнений. Стандартные ошибки уравнений и параметров этих уравнений находятся в допустимых пределах. Проверка уравнений по t-критерию и критерию Фишера подтвердила значимость параметров уравнений и уравнений в целом.

Параметры уравнений регрессии отражают теоретически логичную зависимость уровня негативности субъективного образа расслоения населения по доходам в массовом сознании от анализируемых факторных признаков. Как свидетельствует показатель степени при переменной, общий показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам снижается

при увеличении ВВП на душу населения в ценах и ППС 2011 г., ВНД на душу по ППС 2005 г., конечного потребления домашних хозяйств на душу населения в постоянных ценах 2005 г., среднегодового дохода на душу населения в постоянных ценах 2000 г., начисленной среднемесячной заработной платы в текущих долларах, соотношения среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума, а также

при снижении доли населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, уровня общей безработицы и количества мигрантов в месте проживания.

Таблица 1

Уравнения регрессии общего показателя субъективной оценки
расслоения населения по доходам

Параметры уравнений регрессии, например, показывают:

при увеличении на 1% ВВП на душу населения (в ценах и ППС 2011 г., межд. долл.) показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам снижается на 0,99%;

при увеличении на 1% среднегодового дохода на душу населения (в постоянных ценах 2000 г., долл. США) показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам снижается на 0,95%

при увеличении на 1% уровня общей безработицы (% от общей рабочей силы) показатель субъективной оценки расслоения населения по доходам увеличивается на 0,55% и т.д.

Таким образом, негативность субъективного образа расслоения населения по доходам в массовом сознании снижается при увеличении доходов населения, снижении доли бедного населения, уровня безработицы и количества мигрантов. При этом наибольшее позитивное влияние оказывает рост ВВП и среднегодового дохода на душу населения в постоянных ценах, а негативное – увеличение уровня общей безработицы.

Приведенные уравнения позволяют в первом приближении прогнозировать, изменение уровня негативности субъективного образа расслоения населения по доходам, который является одним из признаков социально-экономической конфликтогенности общества.

Заключение

В целом дифференциацию населения по доходам отражает общий показатель расслоения населения по доходам, построенный по официальным статистическим данным. Динамика этого показателя свидетельствует, что экономическое расслоение населения достаточно велико и имеет тенденцию к росту.

Субъективно оценка расслоения населения по доходам, полученная по результатам социологических опросов населения, отражается общим показателем субъективной оценки расслоения населения по доходам. Он показывает, что негативность оценки экономического расслоения населения со временем снижается.

Сопоставление динамики общих показателей расслоения населения по доходам и его субъективной оценки показывает, что они имеют разнонаправленную динамику. Это может свидетельствовать, что либо население постепенно привыкает к дифференциации доходов населения и это перестает волновать население в той же мере, что в начале экономических преобразований, либо объективно доходы населения превышают статистические данные, например, за счет теневых доходов, что действительно имеет место.

В качестве признака социально-экономической конфликтогенности общества следует использовать не объективные показатели дифференциации доходов населения, а субъективные оценки населения. Именно они формируют эмоциональный фон общества и влияют на уровень социальной напряженности.

Как показывает факторный анализ, уровень негативности субъективного образа расслоения населения по доходам в массовом сознании снижается при увеличении доходов населения, а также при снижении доли бедного населения, уровня безработицы, количества мигрантов.

Библиографический список

  1.       Интересные и актуальные новости: Измерение неравенства в благосостоянии / Economic Education [электронный ресурс]. URL: http://www.empitry.com/388-izmerenie-neravenstva-v-blagosostoyanii.html
  2.    Перов Е.В., Перова М.Б. Концепция конфликтогенности общества / Управление экономическими системами: электронный научный журнал, 2014, №12. URL: http://uecs.ru/ekonomicheskaya-bezopasnost/item/3241-2014-12-19-06-58-57?pop=1&tmpl=component&print=1
  3.     Петров А.Н. Моделирование субъективной реальности // Научно-техническая библиотека SeiTecLibrary.ru. Статьи и публикации. Развитие науки и научная мысль [электронный ресурс]. URL: http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/9088.html
  4.       Римашевская Н.М. Экономическая стратификация населения России // Общество и экономика. 2002. №12. С. 6–14.
  5.      Социологическое исследование «Курьер»// Единый архив экономических и социальных данных [электронный ресурс]. URL: http://sophist.hse.ru/db/oprosy.shtml?ts=6&en=0
  6.       Социологическое исследование «Мониторинг социально-экономических перемен (Вестник)»// Единый архив экономических и социальных данных [электронный ресурс]. URL: http://sophist.hse.ru/db/oprosy.shtml?ts=98&en=0
  7.    Социологическое исследование «Экспресс ВЦИОМ»// Единый архив экономических и социальных данных [электронный ресурс]. URL: http://sophist.hse.ru/db/oprosy.shtml?ts=23&en=0
  8.       Федеральная служба государственной статистики [офиц. сайт] URL: http://www.gks.ru
  9.       Шкаратан О. И. Социально-экономическое неравенство и его воспроизводство в современной России. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2009. 560 с.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516