Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Виды рисков кредитных организаций в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и особенности управления ими в российской банковской практике

Экономическая безопасность | (57) УЭкС, 9/2013 Прочитано: 28382 раз
(1 Голосование)
  • Автор (авторы):
    С.Е. Ковалева
  • Дата публикации:
    16.09.13
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Виды рисков кредитных организаций в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и особенности управления ими в российской банковской практике

Types of banking risks in the anti-money laundering sphere and peculiarities of their management

   С.Е. Ковалева

аспирант 4-ого года обучения  кафедры «Денежно-кредитное обращение и монетарная политика»

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

sofi_ko@mail.ru

К настоящему времени теория банковского дела определила типичные виды банковских рисков, а также выработала эффективные механизмы управления их отдельными видами. Вместе с тем, в условиях развития международного механизма противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, деятельность кредитных организаций также сопряжена со «специфическими» рисками, присущими им как субъектам таких системы. В статье рассматривается сущность, виды и взаимосвязь указанных рисков применительно к деятельности российских кредитных организаций.

Ключевые слова: противодействие отмыванию денег, риск легализации, административные меры воздействия. 

Banking theory and practice’ ve revealed typical banking risks and worked out methods of their management. Under the conditions of international anti-money laundering mechanism development banks have become its integral part.  New status and functions of commercial banks resulted in new risks they face in their activity. The article contains definitions of the above-mentioned risks and methods of their management.

Key words: anti-money laundering, legalization risk, administrative responsibility of Russian banks.

 

В связи с изданием Банком России Положения от 02.04.2012 № 375-П[1]  (далее – Положение 375-П) были установлены новые требования к формированию в российских банках системы внутреннего контроля в целях ПОД/ФТ, предусматривающие введение в российскую банковскую практику принципиально новой категории – управление риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (далее – риск ОД/ФТ).

Регулятором разъясняется сущность указанного риска следующим образом: «при реализации программы управления риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма кредитная организация обязана принимать меры по классификации клиентов с учетом критериев риска, по которым осуществляется оценка степени (уровня) риска совершения клиентом операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (далее - риск клиента), а также по определению риска вовлеченности кредитной организации и ее сотрудников в использование услуг кредитной организации в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма (далее - риск использования услуг кредитной организации в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма)» [2].

Вопрос определения источников риска легализации, в частности,
и толкования его сущностной категории,  в целом, в настоящее время является дискуссионным. В методологических документах ФАТФ указанный риск
 трактуется как производная от трех факторов: «угроза», «уязвимости» и «последствия». При этом под «угрозой» понимается совокупность внешних факторов, которые потенциально могут нанести вред безопасности государства или отдельно взятого финансового учреждения: преступные группировки, поддерживающие их лица и т.д. Термин «уязвимости» подразумевает под собой недостатки системы контроля за легализацией преступных доходов,  которые делают ту или иную юрисдикцию или ее хозяйствующий субъект привлекательным для совершения преступлений. Сочетание «угроз» и «уязвимостей», в свою очередь определяет  вероятность реализации рассматриваемого риска, а его последствия – вред или ущерб, который может быть нанесен на макро- / микроуровне. Таким образом, согласно международным Рекомендациям выделяется две группы факторов риска легализации: внешние и внутренние. При этом к первой группе факторов относятся такие, как внешняя среда и клиенты, а ко второй – в первую очередь, недостатки системы внутреннего противолегализационного контроля.

Представителями российского банковского и научного сообщества выделяются следующие источники риска легализации. Из приведенного Банком России в Положении № 375-П определения  программы управления риском легализации считаем возможным сделать вывод о том, что его основными факторами являются банковские продукты и клиенты. <Коллектив авторов книги «Финансовый мониторинг: управление рисками отмывания денег в банках» дают следующее толкование указанному риску: «…риск вовлечения банка в процессы легализации преступных доходов … представляет собой вероятность понесения кредитной организацией потерь в результате вовлечения в схемы придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами, полученными в результате совершения преступления и (или) финансового обеспечения террористических организаций, через оказание услуг клиентам с непрозрачной структурой собственности и (или) неясными источниками происхождения капитала» [5]. В качестве источника происхождения риска легализации указанные авторы определяют банковскую деятельность в целом, указывая, что его уровень варьируется в зависимости от видов деятельности и отдельных операций клиентов.

Однако, представляется, что такой фактор, как банковские услуги и продукты, сам по себе не влияет на риск легализации, а может воздействовать на его уровень только в совокупности с фактором «клиенты» или «внутренняя среда». В качестве доказательства выдвинутому утверждению смоделируем следующую ситуацию. Предположим, что клиентская база кредитной организации состоит только из добропорядочных клиентов, целью которых при заключении договорных отношений с банком не является осуществление операций и сделок, направленных на легализацию доходов, полученных преступным путем. Такая ситуация вполне реальна при открытии, например, дополнительного офиса банка в студенческом городке или на территории научно-исследовательского института. Целью заключения такими клиентами договора банковского счета (вклада) будет являться получение заработной платы, размещение временно свободных денежных средств в активы, в т.ч. высоколиквидные (вклады до востребования, обезличенные металлические счета и др). Отметим, что в соответствии с позицией Банка России, такие операции подвержены высокому риску легализации. Однако, вероятность их использования указанными клиентами в целях легализации доходов, полученных преступным путем, в данной ситуации практически равна нулю.

При этом в случае наличия недостатков в функционировании системы внутреннего противолегализационного контроля, не способной «защитить» российский банк от проникновения в его клиентскую базу недобросовестных лиц, присвоение высокой степени риска вышеобозначенным банковским услугам является вполне оправданным. В частности, в кредитной организации может быть неэффективно организован мониторинг операций клиентов, в отношении которых могут возникать подозрения, что они осуществляются в целях легализации доходов, полученных преступным путем. Как следствие, несвоевременное выявление таких операций или их невыявление может привести к несвоевременному применению или неприменению мер, направленных на их пресечение.  В свою очередь, фронт - подразделения  банка могут случайно или преднамеренно установить отношения с подозрительными клиентами,  не воспользовавшись правом или не исполнив требования законодательства об отказе в открытии счета физическому или юридическому лицу. 

В соответствии с методологией ФАТФ, «угрозы» внешней среды также являются фактором риска легализации. По итогам рассмотрения правового инструментария, имеющегося в распоряжении кредитных организаций по предотвращению их вовлечения в подозрительные схемы на различных этапах взаимоотношений с клиентами [7], можно сделать вывод о том, что к числу внешних факторов риска легализации помимо фактора «клиенты» в условиях национальной системы ПОД/ФТ вполне оправданно может быть причислено и несовершенство российского антилегализационного законодательства.

На основании проведенного анализа источников рассматриваемого риска дадим ему следующее толкование: риск легализации – риск использования кредитной организации в целях отмывания доходов, полученных преступным путем, вследствие несовершенства ее системы внутреннего противолегализационного контроля, ошибочных решений руководства и воздействия внешних факторов (преступная деятельность клиентов, недостатки правового регулирования и др.).

Согласно международной методологии, дополнительной характеристикой риска легализации, помимо его факторов, является в том числе и последствия его реализации. В случае выявления в деятельности кредитной организации нарушений, повлекших за собой, в соответствии со вступившим в силу приговором суда, легализацию преступных доходов,  к кредитной организации и ее должностным лицам могут быть применены санкции в соответствии с ч. 4 ст. 15.27 КоАП[2]. Таким образом, установленные  факты нарушений в функционировании внутренней системы противолегализационного контроля, которые повлекли за собой отмывание  преступных доходов, являются для российских банков источником правового риска (риска  применения административных санкций) и риска потери деловой репутации вследствие публикации такой информации на официальном сайте регулятора.

Следует отметить, что в соответствии с требованиями Федерального закона от 27.07.2010 № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»,  информация о нарушениях кредитной организацией антилегализационного законодательства подлежит официальному опубликованию. В частности, на сайте Банка России в подразделе «Инсайдерская информация» раздела «Информация о кредитных организациях» на регулярной основе публикуются сообщения о принятых регулятором решениях о привлечении к административной ответственности кредитных организаций и (или) их должностных лиц за нарушения, предусмотренные статьей 15.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации[3].

Появление в источниках массовой информации сведений о том, что кредитной организацией не соблюдаются требования законодательства по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, может спровоцировать массовый отток вкладчиков, корпоративных клиентов, находящихся на расчетно-кассовом обслуживании, а также незамедлительное истребование кредиторами единовременного исполнения банком своих обязательств. Данная тенденция неизбежно повлияет на состояние ликвидности кредитной организации, а также способно привести к реализации рыночного риска. Финансовые институты и инвесторы могут воспринять факт таких публикаций, как информацию о серьезных нарушениях и недостатках системы внутреннего противолегализационного контроля, что, в свою очередь, может привести к увеличению стоимости заимствований на рынке ссудного капитала.

Реализация риска легализации в отдельных случаях может привести и возникновению у банка кредитного риска. Так, например, в 2012 году широкую огласку получило судебное разбирательство по факту преступного сговора председателя совета директоров БТА - банка с представителями преступного сообщества, в результате которого более 70 млн. долларов было выведено за рубеж по фиктивным кредитным договором и договорам переуступки прав требования по ним.

Отметим, что коллектив авторов книги <«Финансовый мониторинг: управление рисками отмывания денег в банках»  указывают на причинно-следственную связь риска легализации с операционным, стратегическим и страновым рисками. Однако представляется, что реализация указанных рисков является не следствием, а относится к числу внутренних факторов риска легализации. Для обоснования выдвинутого утверждения будем придерживаться понятийного аппарата, приведенного в письме Банка России  от 23.06.2004 № 70-Т.

Признаки стратегического риска и его реализации могут проявиться, например, в следующей ситуации. В случае принятия решения на уровне руководства кредитной организации об интенсивном наращивании клиентской базы без проведения должных проверочных процедур в отношении репутации компании и ее учредителей существует высокая вероятность принятия на обслуживание клиентов, намеревающихся использовать расчетные счета в целях легализации доходов, полученных преступным путем.

Что касается взаимосвязи странового риска с риском легализации, то решение указанного вопроса не может быть однозначным, в первую очередь,
в силу различия толкований странового риска, которые приводятся в методологических документах Банка России.  Так, согласно письму регулятора от 23.06.2004 № 70-Т «страновой риск (включая риск неперевода средств) – риск возникновения у кредитной организации убытков в результате неисполнения иностранными  контрагентами (юридическими, физическими лицами) обязательств из-за экономических, политических, социальных изменений, а также вследствие того, что валюта денежного обязательства может быть недоступна контрагенту из-за особенностей национального законодательства (независимого от финансового положения самого контрагента)» [3] . Представляется, что данная формулировка определяет влияние  реализации странового риска, в первую очередь, на ликвидность банка, а взаимосвязь с риском легализации в данной ситуации не является очевидной.

Вместе с тем,  в другом нормативном документе Банка России – Положении № 375-П указывается, что при оценке риска совершения клиентом операций в целях легализации преступных доходов, следует руководствоваться таки критерием, как страновой риск. При это к числу стран с повышенным риском относятся государства, в отношении которых применяются международные санкции, специальные экономические меры, или страны и территории, не участвующие в международном сотрудничестве в сфере ПОД/ФТ и др. Таким образом, в случае трактования странового риска с учетом положений указанного нормативного документа следует вывод о том, что страновый риск является одним из факторов риска легализации.

  По итогам рассмотрения факторов и особенностей проявления риска ненадлежащего исполнения кредитными организациями требований законодательства по ПОД/ФТ,  установлено наличие в нем признаков операционного банковского риска [8]. Реализация указанного риска является одним из факторов риска легализации преступных доходов. В частности, такие проявления операционного риска в области ПОД/ФТ как неумышленные действия (бездействия) персонала, сбои автоматизированных систем и бизнес-процессов могут повлечь за собой принятие в кредитную организацию на обслуживание клиентов, осуществляющих противоправную деятельность, а также проведение через банк подозрительных операций.

Дополнительно следует отметить, что в случае выявления в деятельности кредитной организации вышеуказанных нарушений к административной ответственности могут быть привлечены и должностные лица.  К указанным лицам могут быть применены такие меры административного воздействия, как предупреждение и штраф в размере от десяти до пятидесяти тысяч рублей. Таким образом, некорректное заполнение специалистом по финансовому мониторингу таких сведений, как, например, дата проведения операции (сделки) вследствие ослабления внимания, может повлечь за собой возбуждение в отношении указанного лица административного производства, в ходе которого необходимо будет представить объяснения и документы. По результатам рассмотрения указанной информации надзорным органом может быть вынесено решение о применении к такому лицу санкций.

Как отмечает Президент НП «Национальный платежный совет» А. Емелин широкое  толкование понятия «должностное лицо» в рамках КоАП приводит к тому, что к административной ответственности могут быть привлечены  несколько сотрудников банка по каждому нарушению. «При этом жесткость санкции, предусматривающей штраф до 50 тыс. руб., является неадекватной мерой наказания за совершение незначительного и несистемного нарушения» [6].

Необходимо подчеркнуть, что складывающаяся ситуация ведет к существенному оттоку специалистов финансового мониторинга из российских кредитных организаций, особенно  на региональном уровне, где наблюдается дефицит квалифицированных кадров  в области ПОД/ФТ (которые должны обладать знаниями из широкой области смежных дисциплин). Данная проблема влечет за собой снижение устойчивости системы внутреннего противолегализационного контроля как на уровне отдельной кредитной организации, так и в масштабах российской банковской системы, и, как следствие, снижение ее устойчивости перед риском легализации доходов, полученных преступным путем.

Сформировавшаяся тенденция оттока таких специалистов может быть остановлена внесением изменений в п. 1 и п. 2 ст. 15.27 КоАП, предусматривающих отмену административных взысканий к должностным лицам кредитных организаций вследствие допущения нарушений т.н. «технического» характера. Представляется, что руководство кредитной организации должно самостоятельно принять аргументированное решение о применении взысканий к таким лицам.

Проведенный анализ совокупности взаимосвязанных рисков кредитных организаций в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, позволяет выделить новый критерий классификации банковских рисков: сфера действия (проявления) риска.  С учетом данного критерия предлагается разделить риски кредитных организаций в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, на две группы: типичные (страновой, стратегический, кредитный, правовой, рыночный риски, риск потери деловой репутации и риск ликвидности) и специфические банковские риски (риск легализации преступных доходов и операционный риск в области ПОД/ФТ) (Рисунок 1).

 

Рис.1. Взаимосвязь риска легализации доходов, полученных преступным путем,   и типичных банковских рисков в деятельности кредитной организации

Источник: Составлено автором

 

Общность видов потерь вследствие реализации риска легализации и операционного риска в области ПОД/ФТ определяет возможность формирования общего подхода к урегулированию финансовых последствий их реализации. Далее приведем формулу расчета резервов под потери вследствие реализации совокупного специфического риска  с учетом возникающих прямых финансовых (применение штрафных санкций) и косвенных финансовых потерь (вследствие реализации риска потери деловой репутации, рыночного риска и риска ликвидности):

 

 

Порядок расчета потерь по видам последствий:

 

1.  Штрафы  оцениваются как 

 

 

2. Репутационные потери  рассчитываются как сумма потерь вследствие оттока клиентов  и увеличения стоимости заимствований

2.1. Отток клиентов:

 

 

 

2.2. Реализация рыночного риска рассчитывается как повышение процентных ставок по заемным инструментам:

 

 

3. Потери вследствие приостановления деятельности[5]

 

 

 

Следует отметить, что для формирования резервов под потери вследствие реализации специфических рисков в области противодействия легализации преступных доходов кредитная организация должна обладать накопленным информационно - аналитическим материалом. При этом метод резервирования капитала не является исчерпывающим в рамках рассмотрения вопроса управления специфическими рисками в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. Дополнительно следует вырабатывать комплекс мер, направленных на устранение источников  таких рисков для каждого риск-фактора в отдельности.

  Одним из способов ограничения внутренних факторов на уровень специфических рисков в кредитной организации является модернизация систем внутреннего противолегализационного контроля, которая предполагает:

- интегрирование в рамках одной системы основ управления риском легализации преступных доходов и операционным риском в области ПОД/ФТ;

- включение расширенного состава внутренних структурных подразделений (помимо подразделения финансового мониторинга и подразделений, осуществляющих выявление подлежащих обязательному контролю и подозрительных операций / сделок, а именно: 

- подразделения экономической безопасности (в целях принятия во взаимодействии с подразделением финансового мониторинга комплекса мер, направленных на пресечение использования банка в целях легализации преступных доходов);

- службы внутреннего контроля (для выявления направлений банковской деятельности, подверженных операционному риску  в области ПОД/ФТ);

- подразделения по управлению операционным риском (для выработки мероприятий по снижению уровня такого риcка).

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что деятельность кредитных организаций в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, подвержена совокупности взаимосвязанных рисков, которые можно разделить на две группы: типичные  и специфические. При управление такими рисками в коммерческом банке необходимо осуществлять комплексно. Это, в первую очередь, предполагает построению единой системы управления такими рисками и формирование резервов под совокупные потери от их реализации.

 

Библиографический список:

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (часть вторая)  [Электронный ресурс] / Официальный сайт компании «Консультант Плюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_118090/#p6.

2. Положение Банка России от 02.03.2012 № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

3. Письмо Банка России от 23.06.2004 № 70-Т «О типичных банковских рисках». [Электронный ресурс] / Официальный сайт компании «Консультант Плюс». – Режим доступа http://www.consultant.ru.

4. ФАТФ/ ГМФД. Руководство по применению подхода, основанного на оценке риска в целях противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. – Июнь, 2007. [Электронный ресурс] / Официальный сайт Группы разработки финансовых мер. – Режим доступа: http://www.fatf-gafi.org.

5. Ревенков П.В., Дудка А.Б., Воронин А.Н., Каратаев М.В. Финансовый мониторинг: управление рисками отмывания денег в банках. – М.: КНОРУС: ЦИПСиР, 2012. – 280 с.

6. Емелин А.В. Предложения по совершенствованию законодательства о ПОД/ФТ в связи с принятием новой редакции 40 рекомендаций ФАТФ // Деньги и кредит. – 2012. – № 8. [Электронный ресурс] / Официальный сайт компании «Консультант Плюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru.

7.  Ковалева С.Е. Управление риском легализации доходов, полученных преступным путем. - Государственный университет Минфина России. Финансовый журнал. – 2013. - № 1 (15). - С. 145-150.

8.  Ковалева С.Е. Инструменты минимизации рисков кредитных организаций в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. - Финансовый бизнес. – 2013. - № 2 (163). – С. 48-52.

 

 

[1] Положение Банка России от 02.03.2012 № 375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

[2] Наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток

[3]Неисполнение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма

[4] В  соответствии со ст. 15.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации

[5] В  соответствии со ст. 15.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017

№ регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.   ISSN: 1999-4516