Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Анализ влияния процессов нелегальной трудовой иммиграции на социально-экономические показатели в разрезе национального рынка труда.

Экономика труда | (44) УЭкС, 8/2012 Прочитано: 23648 раз
(3 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Родионова Наталия Андреевна
  • Дата публикации:
    08.08.12
  • № гос.рег.статьи:
    0421200034/
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Государственный Университет Управления

Анализ влияния процессов нелегальной трудовой иммиграции на социально-экономические показатели в разрезе национального рынка труда.

Родионова Наталия Андреевна

Аспирант

Государственный Университет Управления,

кафедра Управления Миграционными Процессами

narodionova@gmail.com 

Аннотация: В статье раскрываются аспекты влияния нелегальной трудовой миграции на российский национальный рынок труда. Выделяются ключевые точки, в которых происходит взаимодействие процессов миграции и рыночных процессов и производится анализ возможных трансформаций. На основании анализа трансформации процессов в обозначенных точках автором предлагается  графическая модель взаимодействия, позволяющая определить вектор формирования управленческих решений в сфере миграции.

Ключевые слова: национальный рынок труда, миграция, нелегальная миграция, трансформация национального рынка труда.

Annotation: The article describes aspects of influence of illegal labor migration on Russia's national labor market.  There are highlighted the key points in which occurs the interaction of migration and market processes and made analysis of possible transformations. Based on the analysis of transformation processes in marked  points the author offers a graphical model of the interaction, which allows to determine the vector form of administrative decisions in the field of migration.

Key words: national labor market, migration, illegal migration, the transformation of the national labor market.

В настоящее время нелегальная трудовая иммиграция оказывает существенное влияние на трансформацию российского рынка труда, проявляющуюся в изменении отдельных его характеристик и их отношений. Анализ доступных литературных и информационных источников позволяет выделить следующие основные направления воздействия трудовой иммиграции на российский рынок труда:

- воздействие на конъюнктуру (баланс спроса и предложения) во вторичном сегменте рынка труда,

- воздействие на уровень конкуренции между иммигрантами и местными работниками,

- реструктуризация рынка труда под действием сегрегации среди иммигрантов и поляризации работников по типу найма,

- территориальная и отраслевая деформация распределения и заполнения рабочих мест,

- воздействие на устойчивость и регулируемость рынка труда,

- воздействие на систему управления рынком труда и циркулирующую в ней информацию,

- воздействие на состав, количество и качество трудовых ресурсов, человеческий капитал коренного населения страны,

- воздействие на систему воспроизводства трудовых ресурсов,

- воздействие на институты рынка труда (распространение новых видов и форм включения работников в трудовую деятельность).

Рассмотрим проявления и наполнение перечисленных направлений.

В российской экономике складываются конкретные сферы приложения мигрантского труда и происходит деформация рынка труда под влиянием миграционных процессов. В частности, снижается стоимость низкоквалифицированной рабочей силы и спрос на качественные продукты труда. Незаконная трудовая иммиграция приводит одновременно к таким взаимообусловленным и разнонаправленным эффектам как увеличение конкуренции во вторичном сегменте рынка труда, снижению среднего уровня заработной платы, увеличению уровня безработицы среди коренного населения, повышению рентабельности местных производств и увеличению уровня потребления, обуславливающему появление новых рабочих мест [1]. Понижающее воздействие на цену труда оказывают, в первую очередь, нелегальные работники из-за неформального статуса и возможности влиять на цену труда. Воздействие иммигрантов на рост безработицы местного населения, как показывает практика, малозначительно [2]. Занимая на российском рынке труда наименее престижные рабочие места (в ЖКХ, на транспорте, в строительстве) мигранты соглашаются на сколь угодно тяжелые условия труда и крайне низкую заработную плату. Поэтому работодатели в соответствующих секторах меньше заботятся о повышении производительности труда, техническом перевооружении рабочих мест, о поддержании социально приемлемого уровня заработной платы, что делает указанные рабочие места еще менее престижными [3]. Более того, данный процесс является не спонтанным, а "управляемым", так как предприниматели и наниматели рабочей силы сознательно делают так, чтобы рабочие места на их предприятиях стали неприемлемыми для россиян, после чего нанимают и в интересах получения дополнительной прибыли жестоко эксплуатируют, нарушая нормы налогового, миграционного и трудового законодательства, низкооплачиваемых нелегальных иммигрантов.

Вследствие указанных факторов, конъюнктура регионального рынка труда, испытывающего действие нелегальной трудовой миграции (в особенности неравномерной и/или нерегулярной), носит динамический и цикличный характер. Автор считает, что исследование данного вопроса чрезвычайно актуально и может быть выполнено в последующих исследованиях.

Даже при определенном уровне безработицы среди коренного российского населения, пиковый процент которого приходился на кризисный для экономики период в 2008-2010 годов, дешевая рабочая сила в лице трудовых мигрантов была востребована. 40-50% рабочих мест, которые заняты мигрантами сегодня, уже стали мигрантскими, то есть «зарезервированными» под них [4].

В настоящее время к мигрантским сферам занятости относятся строительство, сфера услуг, торговля, сельское хозяйство, рис. 1. Это официальные сектора труда мигрантов, которые, однако, дают и представление о распределении нелегальных мигрантов по секторам рынка труда. С поправкой, что существенная доля нелегальных мигрантов занята в криминальных структурах (до 10% [5]).  

r1

Рисунок 1. - Авторская диаграмма распределения трудовых мигрантов по отраслям на рынке труда в 2011 году (на основании уведомлений работодателей о привлечении использовании иностранных граждан для осуществления трудовой деятельности в безвизовом и визовом порядке) [6]

В регионах, где сформировались особые мигрантские ниши труда, как то – в Москве, Санкт-Петербурге, они становятся одним из факторов развития экономики, которая не может быть эффективной без дальнейшего существования мигрантских секторов в экономике. Опросы мигрантов показывают, что 45% мигрантов трудятся в окружении мигрантов, 15% трудятся совместно с местными жителями и 18% - в смешанном трудовом коллективе. Таким образом, наличие специфических мигранских секторов на рынке труда стало реальным явлением. При этом эксперты отмечают, что по мере углубления экономических ниш мигрантской занятости конкуренция мигрантов с местными работниками будет снижаться, а между мигрантами напротив – возрастать [7].

При этом существует прямо пропорциональная зависимость уровня заработной платы у коренного населения от количества нелегальных мигрантов: в городах с большим количеством нелегальных мигрантов рост заработных плат происходит медленнее, чем в городах с низким количеством «нелегалов». Данная зависимость актуальна для любых промежутков времени и любых квалификаций [8].

Сегрегация труда мигрантов, определяемая автором, как разделение мигрантов, вовлеченных в процесс труда по определенным секторам экономики, происходящее вследствие сложившегося уклада и формирующее традицию, реструктуризирует рынок труда, делая отдельные сферы менее привлекательными для граждан Российской Федерации. Формируются своеобразные трудовые диаспоры. В соответствии с теорией сегментированного рынка труда, иммигранты заняты в основном во вторичном  (малоквалифицированная и низкооплачиваемая работа) сегменте экономики.

При этом процесс деформации рынка труда под давлением предложения со стороны нелегальных мигрантов происходит сразу по двум направлениям- территориальном и отраслевом. Отраслевая деформация - это заполнение идентичных вакансий преимущественно мигрантами, а в случае с территорией- это экспансия рынка труда конкретной территориальной единицы.

Трудовые мигранты устремляются, прежде всего, туда, где на рынке труда есть соответствующие «ниши». Вследствие этого иностранная рабочая сила распределена по территории России неравномерно. Наиболее притягательными для трудовых мигрантов являются Москва и московский регион, где концентрируются наибольшие финансовые ресурсы и отмечается высокая степень деловой активности. Вторым центром притяжения трудовых мигрантов становятся нефтегазодобывающие регионы Западной Сибири. В условиях современного российского рынка труда разделение труда происходит на основе не только национальных, но и гендерных принципов сегрегации работников [9].

Примером территориальной деформации рынка труда являются пограничные территории на Дальнем Востоке, где остро ощущается китайская трудовая экспансия, с концентрацией нелегальных трудовых ресурсов в Хабаровском и Приморском краях, а также в Амурской области. При этом под влиянием территориальной экспансии деформируется не только экономика региона и его социальная структура, но также и инфраструктура отдельных населенных пунктов.

Трансформация рынка труда под влиянием нелегальной миграции - неоднозначное для экономики труда явление. С одной стороны, формирование определенных трудовых ниш, занятых мигрантами, делает их закрытыми для коренного экономически активного населения, делая экономику в определенной степени мигрантозависимой. Следовательно, налицо воздействие нелегальной иммиграции на устойчивость рынка труда, рост чувствительности конъюнктуры локальных и региональных рынков труда к колебаниям потока трудовых иммигрантов (до 40% иммигрантов придерживаются стратегии эпизодического пребывания на территории РФ [51]). А непрозрачность учета этих потоков снижает регулируемость рынка труда, т.к. официальные данные о численности рабочей силы оказываются занижены, ведь неформально занятое население и лица, нуждающиеся в работе, но не ищущие ее, «остаточным» методом зачисляются в экономически неактивное население [10]. В частности, это проявляется в колебаниях коэффициента миграционной нагрузки на рынок труда (КМНТР), рассчитываемого надзорными органами и регулирующими организациями в регионах [11].

С другой стороны, неверно утверждать об однозначно негативном влиянии присутствия нелегальных мигрантов на рынке труда. Общество привыкает к тому, что определенная работа выполняется мигрантами, активно идет процесс разделение труда. Использование труда низкоквалифицированных мигрантов на не престижных, с точки зрения российских специалистов, работах в экономически развитых странах дает возможность повышать сроки образования для своих граждан, увеличивая тем самым человеческий капитал коренного населения страны [12].

Так, иммиграция способствует сбалансированию половозрастного состава населения регионов. В России на 100 мальчиков приходится 113 девочек, и диспропорция полов будет усиливаться — по прогнозам, к 2025 г. на 100 женщин будет приходиться 80–85 мужчин. При этом половозрастной дисбаланс в КНР имеет обратную тенденцию — уже сегодня дефицит «невест» в Китае составляет 7–10 миллионов. Брачная миграция выгодна обеим сторонам, поскольку половой дисбаланс приводит к увеличению коэффициента безбрачия, а соответственно, и к снижению коэффициента рождаемости, социальной напряженности и т.д. [13].

В России постоянно сокращается доля выпускников учреждений начального профессионального образования в общей численности выпускаемых специалистов. В структуре растущего выпуска высших учебных заведений преобладают специалисты общественных и гуманитарных профессий. Налицо структурный дисбаланс в системе воспроизводства трудовых ресурсов, который нивелируется за счет въезда в страну большого количества нелегальных трудовых иммигрантов, имеющих начальное профессиональное образование, полученное в родных странах.

Наконец, имеется институциональное воздействие нелегальной трудовой иммиграции на национальный рынок труда. Так, происходит распространение новых нестандартных видов и форм включения работников в трудовую деятельность, участие в ней посредством занятости на условиях неполного рабочего времени, временной или случайной занятости, а также самозанятости, предполагающей самостоятельный поиск трудовых занятий и создание рабочих мест отдельными гражданами за счет их собственных доходов в целях получения постоянного или временного дохода, а также удовлетворения личных потребностей в самореализации. Уделом трудовых мигрантов становятся нестандартные формы занятости и организации трудовой деятельности, не- или малопрестижные рабочие места, не требующие высокой квалификации, с тяжелыми (а то и просто опасными) условиями и низкой оплатой труда [14].

Вызовы, брошенные национальному законодательству самим фактом массовой трудовой иммиграции, ставят множество вопросов перед специалистами и руководителями соответствующих ведомств и научных организаций, требующих пересмотра текущей миграционной политики. Например, до 20% нелегальных иммигрантов рассчитывают легализоваться на территории России, перевезти сюда свои семьи [15, 16]. Но возникают законодательные проблемы с пребыванием семей даже легальных мигрантов, имеющих разрешение на работу. "Каждый иностранный гражданин из СНГ может находиться на территории России в безвизовом порядке до 90 дней. Чтобы продлить время пребывания, надо иметь основания. Взрослым это сделать проще, а ребенку, который, конечно, не может получить разрешение на работу, оснований для пребывания, получается, нет: нахождение родителя в России не дает ему права, – говорит начальник УФМС по Петербургу и области Елена Дунаева. – У нас бывают случаи, когда, например, мама с двумя детьми, и мы принимаем решение продлить миграционный учет детям. Но каждый раз это решается в индивидуальном порядке"[1].

В связи с рассмотренными в данной статье угрозами и проявлениями нелегальной трудовой иммиграции, представляет интерес тот факт, что участниками конференции «Актуальные проблемы борьбы с незаконной миграцией», проведенной в 2006 году в Москве, указывалось на необходимость расширения охвата и повышения эффективности контроля органами государственной власти принимающих стран за развитием миграционной обстановки, оптимизацией объема и структуры миграционного оборота, предотвращением избыточного миграционного притока, обеспечением благоприятных социально-бытовых условий пребывания мигрантов в соответствии с действующим законодательством [17].

На основе приведенных рассуждений и в рамках личного широкого научного интереса, автором разработана обобщенная графическая модель воздействия нелегальной трудовой иммиграции на национальный рынок труда России, позволяющая в наглядной форме представить характер и элементы такого воздействия, а также определить направления разработки частных моделей, рис. 2. 

r2

Рисунок 2 – Авторская обобщенная модель воздействия нелегальной рудовой иммиграции на национальный рынок труда

(Источник: разработано автором)

Данная модель позволяет определить вектор направления  анализа процессов нелегальной трудовой миграции и сформировать на основании полученного результата основные подходы и способы нейтрализации негативных воздействий незаконной трудовой иммиграции на рынок труда и общество России.

Заключение

Тенденция к усилению иммиграционных потоков в Россию определена взаимозависимостью экономик стран СНГ, особо ясно просматривающаяся в разрезе национальных рынков труда, когда страны СНГ все чаще выступают донорами дешевой, низкоквалифицированной рабочей силы для более развитой экономики Российской Федерации. В связи с наметившейся тенденцией уже на данном этапе экономического и социального развития, автору представляется возможным определить ключевые проблемы подобного взаимодействия в контексте национального рынка труда, просчитать нагрузку  на российскую экономику и усилить  возможные положительные последствия, минимизировав риски.


Библиографический список

  1. 1.Liu, X. On the Macroeconomic and Welfare Effects of  Illegal Immigration / X. Liu // Article submitted on International Conference «China and the Global Economy: economic integration and protectionism», Beijing, 2010.
  2. Ситарчук, Е.А. Экономические функции миграции в развитии потенциала рынка труда / Е.А. Ситарчук // Terra Economicus. – 2010. – Т. 8. - № 4-2. – С. 25-29. 
  3. Кашепов, А.В. Рынок труда: проблемы и решения. Монография. / А.В. Кашепов, С.С. Сулакшин, А.С. Малчинов – М.: Научный эксперт, 2008. – 232 с. 
  4. Проблема незаконной миграции в России. Реалии и поиск решений (сборник статей). - М. : Гендальф, 2004. – 452с.
  5. Красинец, Е.С. Международная миграция населения в России в условиях перехода к рынку / Е.С. Красинец // Ин-т соц.-экон. пробл. народонаселения. РАН. – М. : Наука, 1997. – C. 34.
  6. IOM, ILO. International Migration, Racism, Discrimination and Xenophobia. [Электронный ресурс] - Режим доступа : http://publications.iom.int/bookstore/free/International_Migration_Racism.pdf, свободный. - (Дата обращения: 01.12.2011). 
  7. Зайончковская, Ж. Миграция и демографический кризис в России. / Ж. Зайончковская, Е. Тюрюканова // Центр миграционных исследований. – М. : Новая Евразия, 2010. – 243 с.
  8. Витковская, Г. Специальные программы легализации иммигрантов: Мировой опыт. Сборник статей / Г. Витковская, А. Рубцова. - М. : Пилот, 2006. - 256 с.
  9. Чун, Ч.В. Рынок труда и трудовая миграция в контексте глобализации: автореф. дис. … канд. экон. наук / Ч.В. Чун. – М.: Институт социологии РАН, 2008. – 28 с. 
  10. Кашепов, А.В. Рынок труда: проблемы и решения. Монография. / А.В. Кашепов, С.С. Сулакшин, А.С. Малчинов – М.: Научный эксперт, 2008. – 232 с.
  11. Парфенцева, О.А. Методологические подходы к формированию базы данных для анализа влияния миграции на состояние рынка труда и прогнозирования потребности регионов в трудовых ресурсах / О.А. Парфенцева // Балтийский экономический журнал. – 2010. – Т. 3. - № 1. – С. 99-106.
  12. Вакуленко, Е.С., Цимайло В.В. Учёт нелегальной миграции населения: методы и оценки [Электронный источник] / Е.С. Вакуленко, В.В. Цимайло. – Режим доступа : http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0479/analit02.php, свободный. – (Дата обращения : 01.12.2011).
  13. Ситарчук, Е.А. Экономические функции миграции в развитии потенциала рынка труда / Е.А. Ситарчук // Terra Economicus. – 2010. – Т. 8. - № 4-2. – С. 25-29.
  14. Чун, Ч.В. Рынок труда и трудовая миграция в контексте глобализации: автореф. дис. … канд. экон. наук / Ч.В. Чун. – М.: Институт социологии РАН, 2008. – 28 с.
  15. Красинец, Е.С. Международная миграция населения в России в условиях перехода к рынку / Е.С. Красинец // Ин-т соц.-экон. пробл. народонаселения. РАН. – М. : Наука, 1997. – C. 34.
  16. Флоринская, Ю. Проблемы миграции семей с детьми / Ю. Флоринская // Доклад на Международной конференции "Гендерные аспекты миграционной политики: выводы и рекомендации", Москва, 2011. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.baromig.ru/library/Florinskaya.ppt, свободный. – (Дата обращения: 01.12.2011).
  17. Герасименко, Ю.В. Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы борьбы с незаконной миграцией» (Москва, Академия управления МВД России, Фонд Ганса Зейделя, 24 апреля 2006 г.): аналитический обзор / Ю.В. Герасименко // Научный вестник Омской Академии МВД России. – 2006. - № 2. – С. 69 – 70.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516