Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Демографический аспект устойчивого развития приграничных территорий в условиях Дальнего Востока

Демография | (92) УЭкС, 10/2016 Прочитано: 1528 раз
(3 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Дьяченко Владимир Николаевич, Бурлаев Евгений Алексеевич
  • Дата публикации:
    21.10.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Института экономических исследований ДВО РАН
    Амурский государственный университет

УДК 314.18

Демографический аспект устойчивого развития приграничных территорий в условиях Дальнего Востока

Demographic issue of stable development of cross border areas in Far East conditions

Дьяченко Владимир Николаевич

Dyachenko Vladimir N.

кандидат философских наук, старший научный сотрудник,

Института экономических исследований ДВО РАН,

Хабаровск, Российская Федерация

dvn48@list.ru

Бурлаев Евгений Алексеевич

Burlaev Eugeniy A.,

научный сотрудник,

Амурский государственный университет,

Благовещенск, Российская Федерация

 evgeny.burlaew@yandex.ru

research

Аннотация:

В статье рассматриваются тенденции демографического развития территорий российско-китайского приграничья в Амурской области. Представлена динамика численности населения, в том числе проанализировано влияние различных факторов на ее формирование, таких как миграционный и естественный прирост. Дан анализ возрастной структуры населения. Определены основные причины сокращения численности населения. Определены перспективы изменений демографического потенциала.

Ключевые слова: демографическая ситуация, рождаемость, смертность, миграция, население

Abstract:

In the article considered the trends of demographic development of borderlands of Russian-Chinese cross border area in Amur region. Presented the dynamic of population, analyzed the impact of different factors to its formation, as migration and natural increase. Presented the analysis of population age structure. Defined main reasons of decline in population. Defined perspectives of changes in demographic potential.

Key words: demographic situation, fertility, mortality, migration, population

Введение

В соответствии с общемировыми тенденциями, связанными с повышением роли Азиатско-Тихоокеанского региона, одним из стратегических направлений развития России является укрепление экономических позиций в этом динамично развивающемся геополитическом пространстве.

Особое место в реализации вырабатываемых целей и задач отводится дальневосточным приграничным территориям, что определило разработку Правительством Российской Федерации "Концепции развития приграничных территорий субъектов Федерации Дальневосточного федерального округа" и соответствующих ей программ и планов мероприятий исполнительных органов субъектов Российской Федерации.

В числе важнейших задач при этом выдвигается улучшение демографической ситуации в приграничье региона, обеспечение комфортных условий для жизни и деятельности населения.

Значительная дифференциация складывающейся ситуации предполагает разработку управленческих мер, основанных на детализированной картине происходящего, позволяющей учесть особенности протекания процессов в отдельных административно-территориальных образованиях и различных типах населенных пунктов.

Целью данной работы является оценка особенностей демографической ситуации складывающейся в муниципальных административно-территори­альных образованиях и населенных пунктах приграничных территорий Амурской области.

Для ее достижения решаются следующие задачи.

1. Оценить изменения в устойчивости, численности и возрастно-половой структуре населения отдельных территориальных образований российско-китайского приграничья на территории Амурской области.

2. Дать характеристику территориальной дифференциации происходящих в современный период естественного и миграционного движения населения приграничных территорий.

3. Дать характеристику тенденций и перспектив развития поселений на различных участках пограничной зоны на территории Амурской области.

Для решения поставленных задач нами была сформирована база данных на всю совокупность поселений, существовавших на территории области на момент переписи населения 1970 года. Точками отсчета изменений явились переписи населения 1979, 1989, 2002 и 2010 годов, а также данные текущей статистики населения до 2015 года. При этом в базе фиксировались принадлежность к природно-географической зоне, административный статус поселения, его удаленность от поселенческих центров более высокого уровня, хозяйственная специализация размещаемых производств, статус размещаемого хозяйственного подразделения и изменения численности населения.

Приграничное положение как фактор социально-экономического
развития региона

В сложившейся мировой практике приграничные территории более полувека являются одним из специально выделяемых объектов региональной политики, что обусловило пристальное внимание к ним в научных исследованиях [12]. В соответствии с толкованием термина приграничные территории, данному А. Г. Гранбергом, выделяется три уровня приграничья: макроуровень, мезоуровень и микроуровень [3. С. 332].

В частности, эффекты границы" стали одной из ключевых тем в "новой экономической географии" (НЭГ). Так, модель П. Кругмана "центр-периферия" показывает, что экономика спонтанно самоорганизуется вокруг будущих центров под воздействием центробежных и центростремительных сил (определяемых транспортными издержками, затратами на оплату труда) [14].

Основным ресурсом приграничной территории является ее географическое положение, наиболее значимым свойством которого является потенциал взаимодействия соседних государств, определяемый непосредственным прилеганием к государственной границе. От состояния границы зависит обладание территорией дополнительным потенциалом или существенными ограничениями в социально-экономическом развитии.

Государственные границы влияют на развитие приграничных районов и страны в целом через свои фундаментальные свойства: барьерность и контактность.

Обособляясь от внешнего мира границами, государство посредством таможенных и визовых барьеров защищает интересы национальных производителей, обеспечивает национальную безопасность. Контактность выражается в проводимости национальных границ для перемещения через них товаров, людей, финансов, информации, что выступает непременным условием развития любой страны [1].

Закрытый режим границы, как показывает практика, сдерживает развитие прилегающих регионов, в большинстве из которых объем валового регионального продукта на душу населения складывается ниже среднего по стране, выше уровень бедности населения.

Открытость границ создает условия для развития приграничного сотрудничества, способствующего преодолению периферийности, окраинности приграничных регионов.

Значение приграничного положения региона и населенных пунктов, расположенных на границе с Китаем, в разные исторические периоды существенно менялось в зависимости от складывающихся отношений между странами. В 1960-1970 гг. близость с Китаем рассматривалась как фактор риска, оказывая сдерживающее влияние на развитие региона. Статус введенной в этот период пограничной зоны, за счет набора ограничений, существенно усиливал барьерную функцию границы, обеспечивая не только внешнюю, но и внутреннюю изоляцию приграничья.

Либерализация внешнеэкономической деятельности, развитие внешнеэкономических приграничных связей оказали значительное позитивное воздействие на развитие всего региона. Приграничные связи с КНР принципиально изменили ситуацию на потребительском рынке, обеспечили его наполнение наиболее востребованным сегментом продукции легкой промышленности, продовольственными товарами, находящимися в ценовой доступности для широких и наиболее бедных слоев населения. Все более значительную роль в экономике региона играет использование иностранной рабочей силы, привлекаемой в такие виды деятельности, как строительство, лесное хозяйство, оптовая и розничная торговля, производство керамического кирпича, сельское хозяйство, деятельность ресторанов и кафе.

Вместе с тем при выборе путей развития территориальных образований российско-китайского приграничья в настоящее время значительную роль играют вопросы обеспечения безопасности страны, ее территориальной целостности. Наряду с введением безвизового режима, координации усилий, направленных на развитие приграничного сотрудничества, во всех муниципальных районах области на всем протяжении границы сохранились пограничные зоны со всеми атрибутами закрытости, применяемыми в прошлые годы с особым режимом перемещения людей и грузов, обеспечивающим не только внешнюю, но и внутреннюю изоляцию приграничья.

Единственный действующий пограничный переход расположен в областном центре, который во многом из-за этого превратился фактически в главные ворота приграничных связей и в наибольшей мере получил позитивные импульсы от складывающегося сотрудничества [6].

Роль демографической устойчивости в развитии территориальных социально-экономических систем.

Одной из наиболее значимых характеристик регионального развития является свойство сложившейся территориальной социально-экономической системы сохранять пространственно-временную устойчивость.

При этом под устойчивостью региональной социально-экономической системы следует понимать ее способность стабильно функционировать и развиваться в долгосрочной перспективе в условиях быстро меняющейся внутренней и внешней среды, достигая цели социально-экономического развития региона, в качестве которой нам представляется обеспечение позитивной динамики уровня и качества жизни населения на основе устойчивого и сбалансированного воспроизводства социального, хозяйственного, ресурсного и экономического потенциалов [13].

При анализе устойчивости социально-экономических систем выделяются экономическая, социальная и экологическая устойчивость. Оценивая место каждой из составляющих, следует учитывать, что особое значение среди них имеет социальная устойчивость. Это определяется, прежде всего, тем, что целевым ориентиром устойчивого развития является качество жизни населения, его экономическое и экологическое благополучие. В то же время именно население является одновременно производителем материальных ценностей и источником прямого или косвенного воздействия на окружающую среду, выполняя тем самым системообразующую функцию, вокруг которой должны выстраиваться приоритеты обеспечения устойчивости развития.

Важнейшим элементом социальной устойчивости выступает демографическая устойчивость. Определяя параметры демографической устойчивости, нам представляется необходимым исходить из дефиниций, выработанных при анализе демографической безопасности. При этом определяющей характеристикой демографической устойчивости является воспроизводственное содержание. Демографические критерии устойчивости составляют количественные и качественные характеристики процесса демографического воспроизводства и формирования демографических структур, на основании которых производится оценка устойчивости развития территорий.

При всех различиях в подходах основную группу показателей, характеризующих демографическую устойчивость, составляют показатели численности и размещения населения, его структуры, естественного и миграционного движения населения, характеристики воспроизводства населения.

Оценка изменений численности и устойчивости населения приграничья 

В настоящее время в амурское приграничье входят административно-территори­альные образования, включающие в себя 3 городских округа и 10 муниципальных районов

Они занимают четверть территории области, на которой проживает 59,5% численности населения. В городских округах проживает 63,1% населения, 36,9% - в муниципальных районах. Доминирующую роль в численности населения играет областной центр - 47,7% общей численности населения. Сельские жители составили 26,2% населения приграничья, или 47,6% от общей численности сельского населения области.

Дифференциация демографической ситуации определяется, прежде всего, тем, что приграничные районы имеют существенные различия, располагаясь в разных природно-климатических зонах, отличаясь отраслевой хозяйственной структурой, соотношением городского и сельского населения, размерами занимаемой площади и численностью населения, степенью концентрации населения и уровнем дисперсности системы расселения, социальной инфраструктуры районных центров, удаленностью от областного центра достигающей кратных величин.

Во второй половине прошлого и в начале нынешнего века динамика демографических процессов в Амурской области в целом и в приграничных районах имела существенную дифференциацию. В итогах переписей с 1959 года по 1989 год фиксировалась устойчивая тенденция увеличения численности населения области и приграничных территорий. В период между переписями 1959 и 1970 годов показатели роста численности населения составили по области и приграничным территориям 110,8%. Однако уже в этот период численность населения в 1970 году, по сравнению с зафиксированным переписью 1959 года, составила в расположенных в горно-таежной зоне Магдагачинском районе – 95,7%, Сковородинском районе -88,3%, Шимановском районе - 53,7%. Сложившаяся отрицательная динамика в этих районах сохранилась и в дальнейшем, достигнув 21-30%. Во многом это связано со структурной реорганизацией Забайкальской железной дороги и экономической слабостью сельскохозяйственных организаций.

В 1989-2002гг. с положительного общий тренд динамики численности населения меняется на отрицательный. В целом по приграничным территориям численность населения уменьшилась на 7,0%. Положительная динамика численности населения сохранилась только в областном центре и прилегающем к нему районе. В последний межпереписной период (2002-2010гг.) численность населения приграничных территорий продолжала уменьшаться, не затронув только пригородный район областного центра, в котором численность увеличилась на 5,2%. В дальнейшем темпы уменьшения численности населения существенно снизились при сохранении общей тенденции.

Таблица 1. Динамика численности населения в приграничных районах Амурской области

(по материалам переписей населения, в % )

 

1989г. % 1970г.

2002г. в % к 1989г.

2010г. в % 2002г.

2015г. в % к 2010г.

2015г. в % к 1989г.

Амурская область

132,5

86,0

91,9

97,6

77,1

в том числе:

         

Приграничные территории

123,0

93,0

93,4

99,9

86,7

из них:

         

Благовещенск

155,8

107,2

98,8

104,4

110,6

Свободный

125,4

80,1

91,5

93,8

68,8

Шимановск

158,9

82,0

89,0

95,6

69,7

Благовещенский

137,0

102,6

105,2

118,8

128,1

Свободненский

86,2

85,8

98,3

103,4

87,2

Тамбовский

105,9

97,8

90,5

96,4

85,3

Константиновский

124,7

88,7

87,5

97,2

75,4

Бурейский

113,6

96,4

85,1

90,6

74,4

Михайловский

96,4

81,4

86,9

95,6

67,7

Шимановский

80,8

83,9

81,9

94,7

65,1

Сковородинский

97,5

79,7

86,3

93,9

64,6

Магдагачинский

88,3

77,9

85,8

90,6

60,5

Архаринский

103,8

77,4

81,6

90,2

56,9

Источник: данные Амурстата, расчеты авторов

Если подвести итог изменениям численности населения с периода переписи населения 1959 года, то к 2015 году население области увеличилось в численности на 13,1%, а приграничные территории - на 18,1%. При этом положительная динамика характерна только для 6 муниципальных образований. Благовещенск и Благовещенский район выросли в 2,4 раза. Существенно меньший рост численности населения был в наиболее благоприятных для развития сельского хозяйства южных Константиновском и Тамбовском районах – на 7,5% и 5,3%. Прирост в г. Шимановске и Бурейском районе, где предпринимались шаги к промышленному развитию, составил 3,3% и 1,4%. В то же время лишь немногим больше половины численности населения сохранили наиболее удаленные от областного центра Архаринский (57,0%), Сковородинский (55,5%) и Магдагачинский (51,1%) районы, в Шимановском районе численность жителей составила только 28,2% от имевшейся в 1959 году.

Складывающаяся отрицательная динамика в изменении демографической ситуации находит свое проявление и в настоящее время.

В целом за период с 1989 по 2015 г. численность населения приграничных территорий региона уменьшилась на 10,6%, а без учета изменений, произошедших в областном центре и прилегающем к нему районе, потери численности населения в приграничье превысили 30%, что может служить основанием для вывода о низком общем уровне демографической устойчивости в приграничье и существенной ее дифференциации.

Видимо, в данном случае речь идет о высокой опасности обезлюживания значительной части территории региона, что связано с сужением экономического пространства региона [8].

Естественное движение населения.

Среди демографических событий, в наибольшей мере влияющих на численность населения, важнейшее место принадлежит естественному движению населения.

Естественная убыль населения в целом по области наблюдается с 1993 года. За это время число умерших превысило число родившихся на 51,1 тыс. человек. В 2015 году естественная убыль составила 416 человек, тогда как в предыдущем году - 136 человек.

Численные потери, обусловленные превышением смертности над рождаемостью, составляли в разные годы последнего десятилетия от 7 до 63 общего ежегодного снижения численности (за 2015 год - 10), оставшаяся часть пришлась на миграционный отток из области.

В 2015 году естественная убыль составила 0,4 тыс. человек, число умерших превысило число родившихся на 3,9%.

Сокращение численности населения за счет перевеса числа умерших над числом родившихся, имеет место в большинстве городов и районов области. Исключение среди приграничных территорий составили, кроме Благовещенска, Благовещенский и Константиновский районы.

Таблица 2. Компоненты изменения численности населения на приграничных территориях Амурской области (человек)

Компоненты изменения численности населения

1981- 1990гг.

1991- 2000гг.

2001-2010гг.

2011-2015гг.

1990 -2015гг.

Прирост (+), убыль (-)

44007

-36974

-43367

-1227

-81568

В т.ч. за счет

         

Естественного движения

50877

-10711

-15899

20

-26590

Миграции

-6870

-26263

-27468

-1247

-54978

Источник: данные Амурстата, расчеты авторов

На протяжении второй половины прошлого столетия в области, как и по всей России, происходил переход от высокого к более низкому уровню рождаемости.

Несмотря на некоторое снижение рождаемости за последние три года, расчет специального коэффициента рождаемости позволяет говорить о том, что в приграничных муниципальных районах сложился простой, а в ряде районов даже расширенный режим воспроизводства населения.

Суженный режим воспроизводства (специальный коэффициент рождаемости менее 75) наблюдается в городских округах гг. Благовещенске, Свободном и Шимановске.

В 1990-е годы существенно выросла смертность населения. Увеличение общего уровня смертности в 1990 - е годы почти на 80 обусловлено ростом числа умерших в трудоспособном возрасте.

Помимо уровней рождаемости и смертности, продолжительности жизни, к числу наиболее востребованных практикой государственного управления характеристик относится степень старения населения [11]. Процесс старения населения является одной из закономерных составляющих демографического перехода [2]. При этом старение не является однородным и имеет значительные межрегиональные и гендерные различия, не позволяющие ориентироваться на среднестатистические характеристики.

Складывающаяся глобальная тенденция постарения возрастной структуры населения проявляется в сокращении доли населения молодых когорт и возрастании доли старших возрастов, что приводит к снижению демографического потенциала территории. Особую значимость развитие этого процесса приобретает на приграничных территориях, поскольку приводит к ослаблению государственных позиций в контактном пространстве, что требует осуществления специальных мер для адаптации к ее последствиям.

Шведский демограф А.Г. Сундберг ещё в конце XIX века ввёл в научный оборот понятие прогрессивного, стационарного и регрессивного типов возрастной структуры. Отличаются они друг от друга долями детей в возрасте 0 – 15 лет и «стариков» в возрасте 50 лет и старше. Эвристическая ценность этой типологии определяется тем, что в основе формирования прогрессивного типа лежит расширенный тип воспроизводства, стационарного типа - простой тип воспроизводства, регрессивного типа - суженный тип воспроизводства [9].

С 1959 года в Амурской области наблюдается переход от прогрессивной к регрессивной возрастной структуре населения. Переход был достаточно длительным – стационарный тип преобладал на протяжении трех десятков лет. Всероссийская перепись 2002 года зафиксировала уже регрессивную возрастную структуру, для которой характерно преобладание поколения прародителей над поколением детей.

На приграничной территории области в целом складываются тенденции изменения возрастной структуры населения соответствующие областным. При этом, однако, в отдельных административно-территориальных образованиях возрастная структура населения существенно различается. Доля лиц в молодых возрастах колеблется в диапазоне от 15,6% до 23,9%, различаясь более чем на 8 п.п. Доля лиц старше 50 лет различается от 27,7% до 36,9%, т.е. более чем на 9 п.п. Такая дифференциация определяется, прежде всего, различиями в доли лиц в возрастной группе 15-49 лет. Преобладание лиц в трудоспособных возрастах отмечается в областном центре, приграничных городах и прилегающих к ним районах. Наименее благоприятная картина, с точки зрения нагрузки на трудоспособное население, характерна для сельскохозяйственных районов.

Полученные данные свидетельствуют о том, что процесс старения населения происходит при существенном изменении возрастной демографической структуры населения. С момента переписи 1989 года по 2015 год население области сократилось на 240,4 тыс. человек, или на 22,9%. За этот же период численность детей (0-14 лет) сократилась на 136,8 тыс. человек, или почти в два раза, а число лиц в возрасте 60 лет и старше – возросло на 39,9 тыс. человек, или на 38,8%.

Обращает на себя внимание динамизм старения населения в приграничье. Доля лиц старше 60 лет с 9,4% в 2002 году повысилась к 2010 году до 15,7% и 17,6% к 2015 году, что свидетельствует о достижении высокого уровня демографической старости. Значительность этих темпов тем более велика, что она сочетается с крайне незначительным увеличением численности лиц старше 65 лет. Так, если доля лиц старше 60 лет выросла с 2002 года по 2015 год на 8,2 п.п., то лиц старше 65 лет - только на 1,9 п.п. Эти различия связаны, прежде всего, с высоким уровнем смертности лиц пожилых возрастов, низкой продолжительностью жизни населения приграничья.

В рамках приграничных территорий дифференциация старения населения на уровне муниципальных районов достигает существенных значений. Доля лиц старше 60 лет различается на 5,1 п.п., причем, только в 2 муниципальных образованиях уровень старения по данной шкале может оцениваться как средний, а в 9-ти - как очень высокий (18,5%-20,5%). Максимально низкие показатели старения в областном центре и в административно-территориальных образованиях с наиболее интенсивным новым строительством и обусловлены главным образом миграционным приростом лиц в трудоспособных возрастах.

Самая низкая доля лиц в трудоспособных возрастах сложилась в административно-территориальных образованиях, где наибольшую остроту представляют проблемы занятости. Там же наибольшее распространение получило новое "отходничество", занятость за пределами мест проживания [4].

Особенности миграционной подвижности населения приграничья

В условиях Дальнего Востока важнейшая роль в формировании населения принадлежит миграции. Среди наиболее значимых изменений в миграционных процессах последних десятилетий необходимо отметить появление масштабной международной миграции, компенсирующей естественную убыль населения страны. Произошли изменения и во внутренней миграции - сократились ее масштабы и интенсивность. Важнейшим изменением в миграционных процессах стало преобладание оттока над притоком населения, которое привело к смене положительного на отрицательное сальдо миграции [7].

Необходимо отметить, что миграционная убыль складывалась не из-за роста числа выбывших, а в результате снижения миграционных потоков как по прибытию, так и по выбытию, причем масштабы прибытия снижались быстрее.

В целом есть все основания утверждать, что уменьшение притока населения в Амурскую область имеет в своем основании экономическую природу и связано с процессами в хозяйственной деятельности, определяющими потребность в рабочей силе [5].

Наиболее ярким проявлением дифференциации экономической ситуации в приграничье являются данные о динамике пахотных земель. Если в Тамбовском районе, где условия для развития сельского хозяйства наиболее предпочтительны, а отток населения имел минимальные значения, в кризисный период с 1990 по 1999 год сохранилось 84,8% пахотных земель, то в Шимановском и Сковородинском районах, где потери численности населения имели наибольшие значения, - только 20,0% и 22,0% соответственно. Влияние деградационных процессов в экономике на складывающуюся в приграничье ситуацию сохранилось и в дальнейшем. Даже в период с 2000 г. по 2015 г. в 5 районах области использование пахотных земель продолжало сокращаться. В итоге в 6 районах области пахотный клин составил к уровню 1989 года от 10,9% до 30%, еще в 4 районах от 30% до 50%. Только в 4 районах области пахотные земли в 2015 году составляли более 75% от уровня 1989 года. В приграничных Сковородинском районе посевные площади в 2015 году составили к докризисному периоду 31,5%, Магдагачинском – 28,8%, Шимановском - 18,9%.

В 2015 году миграционный оборот населения Амурской области (общее число прибывших и выбывших) составил 63,6 тыс. человек, или 7,9% населения области, и был в 2,3 раза меньше, чем в 1990 году (в сравнении с 2014 годом больше на 4,1%).1)

Масштабы территориальной подвижности населения приграничных территорий в 1990-е годы незначительно уступали другим территориям области. Так, миграционный оборот составлял 453,4 тыс. человек, или 48% в общей его величине при том, что доля населения, проживающего в приграничье, составляла 55% от численности населения области. Сальдо миграции имело положительное значение в отличие от территорий, не относящихся к приграничным.

За последние пять лет сохранилась тенденция сокращения абсолютных размеров миграции. Размеры миграционной убыли сократились в несколько раз. Однако темпы снижения миграционной подвижности населения в приграничных территориях были заметно ниже, чем в других городах и районах, в результате чего удельный вес миграционного оборота вырос до 59% от областного.

Таблица 3

Общие коэффициенты миграции населения

(миграционный прирост на 10 тыс. постоянного населения)

Территория

2000-2005гг.

2005-2010гг.

2010 - 2015гг.

2000 - 2015гг.

Амурская область

-15115

-16206

-21212

-52533

в том числе:

       

Приграничные территории

-10920

-9710

-1247

-21877

из них:

       

Благовещенск

-8720

-5858

7527

-7051

Свободный

-868

-1940

-3018

-5826

Шимановск

493

-79

-752

-338

Благовещенский

2378

1347

4652

8377

Тамбовский

637

439

-905

171

Шимановский

47

51

-287

-189

Свободненский

-821

-525

336

-1010

Бурейский

1245

180

-2487

-1062

Михайловский

-469

6

-696

-1159

Константиновский

-291

-281

-650

-1222

Архаринский

-1568

-727

-1573

-3868

Магдагачинский

-1557

-928

-1786

-4271

Сковородинский

-1426

-1395

-1608

-4429

Источник: данные Амурстата, расчеты авторов

Нам представляется немаловажным при оценке приверженности населения к жизни в своем регионе учесть особенности складывающихся миграционных потоков, в частности, соотношения между внутренними и внешним по отношению к данному региону.

В рассматриваемый период сокращение абсолютных величин было характерно для внутренних и внешних потоков, однако темпы убыли были различными. Если с 1990 года по 2000 год объем внутриобластной миграции уменьшился в 1,8 раза, то внешней – в 4,9 раза по прибытию и в 3,0 раза по выбытию. За 2000-2010 годы внутриобластная миграция сократилась в 1,7 раза, внешняя миграция по прибытию сократилась вдвое, а по выбытию – в 1,6 раза.

Различия в темпах убыли привели к изменению структуры миграционных потоков. Удельный вес внутрирегиональной миграции в миграционных потоках в 1990-е годы увеличился с 44,5% до 63,4% и в последнее 10-летие остается стабильным. Так, если в 2001 году внутренняя миграция в миграционном обороте занимала 66,8%, в 2006 году – 66,6%, то в 2011 году – 65,2%. При этом уровень интенсивности внутриобластной миграции в 2011 году примерно вдвое превышал уровень внешней миграции (в 2001г. - в 2,9 раза).

Происходящие в регионе миграционные процессы существенно отразились на генетической структуре населения. Для оценки степени сформированности население подразделяется на две совокупности: новоселов и постоянное население. При этом под постоянным населением поселений понимаются лица, проживающие в регионе с рождения (местные уроженцы), и мигранты, проживающие 10 и более лет (старожилы). В основе классификации лежит уровень миграционной активности каждой из групп населения. Новоселам (особенно «скользящему» населению) свойственна повышенная мобильность, а интенсивность миграции старожилов и местных уроженцев одинакова [10].

Судя по данным переписи 2002 года, доля местных уроженцев среди трудоспособного населения выросла до 42% против 27% в 1989 году, а доля новоселов в численности населения, проживающего не с рождения, напротив, снизилась с 55,7% до 29,4%, что объясняется более высокой интенсивностью выбытия «пришлого» населения и, в первую очередь, новоселов.

Данные переписей также показывают тенденцию увеличения со временем доли постоянного населения и в городском и в сельском населении. Так, за межпереписной период доля постоянного населения на селе увеличилась с 61,3% до 85,1%, тогда как в городской местности – с 67,9% до 83,7%.

При этом на уровне муниципальных образований генетическая структура населения существенно дифференцирована. Если в сельских районах, примыкающих к наиболее крупным городам, доля новоселов колеблется от 31,0% до 21,0%, то на периферии региона - от 16,4% до 15,9%.

Привязанность сельского населения к жилью, личному подсобному хозяйству, ограничения в трудоустройстве и жилищном обустройстве в более привлекательных местах жительства обусловили развитие двух взаимоувязанных процессов, которые могут рассматриваться как механизмы обеспечения устойчивости региональных социальных общностей.

В современных условиях закрепилась и получила дальнейшее развитие тенденция формирования сельско-городских общностей на основе родственных соседских и земляческих связей, в рамках которых сохраняются и развиваются экономические и социальные взаимодействия между коренными жителями сел, чаще всего старших поколений семей, и переехавшими в города региона, но сохраняющими активные связи в прежнем месте жительства. Помощь продуктами питания, произведенными в селе, со стороны одних и участие в сезонных работах и помощь в получение городских услуг со стороны других, составляют основу такого сотрудничества.

Широкое распространение получила и такая форма адаптации к ограниченности возможностей территориальной мобильности, как временная трудовая миграция. По данным переписи 2010 года, численность занятого населения, работающего за пределами своего населенного пункта, составила в Амурской области 40153 человека, или 10,9% всех занятых. В их числе 36212 человек работали на территории других городов и районов области, остальные - в других регионах страны и за рубежом.

Заключение

Проведенный анализ свидетельствует о сохранении низкого уровня устойчивости развития приграничных территорий региона, складывающейся при сохранении демографических диспропорций. Характерной чертой современного этапа демографического развития региона является последовательное уменьшение численности населения, продолжении оттока в другие регионы страны, развитие негативных процессов в изменении демографической структуры: снижении доли населения трудоспособного возраста, ускорении процесса старения населения, ограничивающего возможности роста рождаемости.

Складывающаяся дифференциация в демографической устойчивости муниципальных образований приграничья, нарастающая регрессия демографических процессов свидетельствуют о демографическом упадке локальных территориальных образований, формировании зон, теряющих внутренние источники воспроизводства населения.

В особо сложном положении оказываются поселения, связанные с сельским хозяйством, в силу того, что сельскохозяйственные организации в своем подавляющем большинстве не в состоянии организовать многоотраслевое производство, создающее условия для круглогодичной занятости, обусловливая низкий уровень доходов населения, отсутствие перспектив для молодежи.

Обустроенность сел остается на низком уровне и в силу мелкоселенности расселения, что ограничивает перспективы достижения заметных улучшений ситуации не только в ближайшей, но и в отдаленной перспективе.

Итоги проведенного анализа служат, на наш взгляд, достаточным основанием для вывода о том, что наряду с развитием негативных тенденций в демографической устойчивости локальных территориальных образований, сохраняется тенденция к развитию процесса демографического развития Приамурья, выражением которого является внутрирегиональное перераспределение населения, происходящее в соответствии с общероссийскими тенденциями урбанизации, совершенствования поселенческой структуры на основе укрупнения населенных пунктов.

Разрешение демографических проблем региона в силу существенных различий в их протекании в разных его частях, множественности факторов, на них воздействующих, не имеет единого решения. Выполнение этой задачи также не сводится к изменению демографической политики. Она предполагает необходимость совершенствования форм и методов хозяйственного освоения Дальнего Востока.

Сочетание экономической слабости сельскохозяйственных предприятий с необустроенностью сельских поселений лишает перспективы попытки восполнения трудовых ресурсов села массовых профессий за счет миграции и организации переселений из других регионов страны и соотечественников из ближнего зарубежья.

Важнейшим направлением для демографического развития региона является управление миграционными процессами, в рамках которого определяющую роль играет совершенствование подходов к привлечению кадров, расширению спектра форм и методов трудообеспечения хозяйственной деятельности на временной основе.

Список литературы:

1. Вардомский Л.Б. Приграничное сотрудничество в России: факторы и особенности развития. //Россия в глобализирующемся мире. Стратегия конкурентоспособности. / Под. ред. Д.С.Львова, М.: Наука, 2005.

2. Вишневский А. Г. Тип воспроизводства населения // Народонаселение. Энциклопедический словарь. М.: БСЭ, 1994.

3. Гранберг А. Г. Основы региональной экономики: учебник для вузов. 4-е изд. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. 495 с.

4. Дьяченко В.Н. Влияние предпринимательской активности в сельском хозяйстве на тенденции развития демографических процессов // Статистика в современном мире: методы, модели, инструменты: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения В.С. Князевского / РГЭУ (РИНХ).- Ростов-на-Дону, 2013.-308 с.

5. Дьяченко В.Н. Пространственная мобильность населения Дальнего Востока // SCIENCE, TECHNOLOGYANDLIFE - 2014 Proceedingsoftheinternationalscientificconference. EditorsV.A. Iljuhina,V.I. Zhukovskij, N.P. Ketova, A.M. Gazaliev, G.S.Mal'. 2015. С. 428-435.

6. Дьяченко В.Н., Джомидава О.Р. Роль внешней миграции в экономическом развитии региона в условиях Дальнего Востока // Проблемы региональной экономики: теория и практика: сборник материалов международной научной конференции. Россия, г. Москва, 29-30 мая 2015 г. [Электронный ресурс] / под ред. проф. Т.Г. Семенковой. С. 52-61.

7. Мотрич Е.Л. Население Дальнего Востока России. Владивосток; Хабаровск: ДВО РАН, 2006. 224 с.

8. Нефедова Т.Г. Российская периферия как социально-экономический феномен// Региональные исследования (Смоленск), 2008. № 5(20), сс. 14-31.

9. Практическая демография [Текст] : учеб. пособие для вузов / под ред. Л. Л. Рыбаковского. – М. : ЦСП, 2005. – 280 с.

10. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения (вопросы теории) (монография). - М.: ИСПИ РАН, 2003. - 238 с.

11. Сафарова Г., Косолапенко Н., Арутюнов В. Региональная дифференциация показателей старения населения России // Успехи геронтологии. 2005. Вып. 16. C. 7–13.

12. Трансграничный регион. Понятие, сущность, форма / П. Я. Бакланов, М. Т. Романов, С. С. Ганзей и др. Владивосток : Дальнаука, 2010.

13 Ускова Т.В. Устойчивое развитие региона: от концептуальных основ – к практическим результатам. / Т.В. Ускова, С.С. Копасова. // Экономические и социальные перемены в регионе: факты, тенденции, прогноз / ВНКЦ ЦЭМИ РАН. –2008. – Вып. 43. – С. 21−31

14. Krugman P. Increasing Returns and Economic Geography // Journal of Political Economy. 1991. Vol. 99, No 3. P. 483 - 499.



С 2011г. в статистический учет долгосрочной миграции населения включены также лица, зарегистрированные по месту пребывания на срок 9 месяцев и более.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516