Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Проблемы адаптации и интеграции этносоциальных миграционных сообществ

Демография | (88) УЭкС, 6/2016 Прочитано: 2188 раз
(2 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Бразевич Дмитрий Святославович, Гучинская Ольга Федоровна,  Сафронова Жанна Сергеевна
  • Дата публикации:
    06.06.16
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    Университет ИТМО, Санкт-Петербург

Проблемы адаптации и интеграции этносоциальных миграционных сообществ

  Ethno-social migration community: adaptation and integration in the modern social environment

 

Бразевич Дмитрий Святославович

Brazevich Dmitry Svjatoslavovich

Кандидат социологических наук.

Доцент кафедры социальных и гуманитарных наук

Университет ИТМО, Санкт-Петербург

e-mail: brazevich1986@ mail. ru

 

Гучинская Ольга Федоровна

Guchinskaya Olga Fedorovna

Кандидат технических наук.

Доцент кафедры социальных и гуманитарных наук.

Университет ИТМО, Санкт-Петербург

e-mail: guchinskaya@corp.ifmo.ru 

  Сафронова Жанна Сергеевна

Safronova Zhanna Sergeevna

Кандидат педагогических наук, доцент

Доцент кафедры социальных и гуманитарных наук

Университет ИТМО, Санкт-Петербург

e-mail: shan_safronova@mail.ru

 

Аннотация 

В статье рассмотрены особенности внешней миграционной политики России, проводимой с 90-х г.г. XX в., в том числе, в сравнении со странами Европейского  экономического сообщества; исследуется ее перспективы. Определен тип российской миграционной политики. Проанализированы основные показатели миграции за период с 2010 по 2014 г.г. как основа оценки уровня социальной стабильности государства. Выявлена специфика адаптации и интеграции миграционных сообществ на российском рынке труда.

Summary

This article is devoted to migration policy questions in Russia. Ethnosocial migratory communities’ adaptational and integrational processes are considered both on federal and on regional levels. Features of processes of adaptation and integration of ethnosocial migratory communities are find out at regional labor market. Authors are researching some prospects of adaptation problems in ethnosocial migratory communities.

Ключевые слова

Этносоциальные миграционные сообщества, мигранты, адаптация, интеграция, миграция, интеграционные процессы, социо-культурная среда.

Keywords

Ethnosocial migratory communities, migrants, adaptation, integration, migration, integrational processes, sociocultural environment.

 

1.  Миграционная политика и ее особенности в России и за рубежом. Условия формирования адаптационного потенциала мигрантов.

Начиная с 90-х г.г. прошлого века миграционная политика, реализуемая российским государством, непрерывно развивается и совершенствуется. Существенное изменение вектора и интенсивности миграционных потоков, рост динамики перемещений населения диктует необходимость увеличения роли государства в регулировании миграционных процессов, что является актуальным как для России, так и для других стран. Среди факторов, способствующих миграции выделяют экономические, природно-климатические, социальные. [1]

Возникновение целого ряда проблем, связанных с положением и адаптацией мигрантов, требует постоянного пересмотра принципов и подходов к их урегулированию, на государственном, региональном и муниципальном уровнях необходима разработка специальных программ для эффективного управления различными миграционными процессами, в том числе: содействие трудовой миграции, регулирование внутренних миграционных процессов, противодействие нелегальной миграции.

В период начала формирования российского государства миграционная политика скорее носила пассивный характер, поскольку отсутствовала четкая программа управления миграцией, меры по управлению вопросами адаптации мигрантов и решению возникающих сопутствующих проблем формировались по факту их поступления и сводились, как правило, к устранению негативных последствий конфликтных ситуаций. При этом анализировать и прогнозировать события, касающиеся миграционных процессов, было в тот период затруднительно. Преобразования, происходящие в стране, развитие правового поля в сфере регулирования адаптации и интеграции отдельных мигрантов и этносоциальных миграционных сообществ в новой для них среде привели к формированию в настоящее время в российском государстве миграционной политики, которую можно охарактеризовать как активную и рациональную. В настоящее время ведется работа по разработке и постоянному совершенствованию антикризисных программ по работе с мигрантами, осуществляется диагностика и мониторинг миграционной ситуации, на основании чего государство оказывает постоянное влияние на различные аспекты миграционной политики, в том числе, адаптацию мигрантов за счет прогнозирования миграционных процессов и сопряженных с ними вопросов, а также планирования перспектив миграционной политики государства.

В 2015 году завершилась реализация первого этапа «Концепции государственной миграционной политики РФ на период до 2025 года», и в октябре 2016 года Правительством России утвержден план мероприятий второго этапа, который реализуется в настоящее время и продлится до 2020 года. На втором этапе предусмотрены такие основные направления выполнения плана, как разработка нормативно-правовой базы (при этом, отмечается сокращение числа поправок в федеральные миграционные законы по сравнению с первым этапом реализации Концепции), формирование организационных условий, информационно-аналитическое и научное обеспечение, а также развитие международного сотрудничества в данной области. Запланировано обеспечение государственного контроля за въездом и пребыванием на территории России иностранных граждан, проведение статнаблюдения за миграционными процессами, разработка программ по противодействию незаконной миграции. В сфере развития международного сотрудничества планируется заключение соглашений о временном трудоустройстве, об организации набора граждан с целью их дальнейшей трудовой деятельности в Российской Федерации, о двустороннем признании медицинских документов. Третий этап реализации концепции запланирован на период до 2025 г.г. [2]

Для более глубокого понимания ситуации, связанной с адаптацией мигрантов, необходимо провести анализ миграционных процессов, происходящих в России используются официальные статистические данные, графическое представление которых позволяет наглядно отобразить ситуацию внешней миграции в стране. (Источник: Росстат. gks.ru).

 

Рис. 1 Динамика внешней миграции в Российской Федерации за период 2010-2014 г.г.

На рисунке 1 представлена динамика притока и оттока мигрантов за пятилетний период. Из графика видно непрерывное и стабильное увеличение потоков мигрантов как в Россию, так и из нее. Преобладание ежегодного прибытия в страну над выбытием позволяет судить о том, что в стране обеспечени регулярный миграционный прирост. Так, за рассматриваемый период число прибывших увеличилось почти на 400 тыс. человек, а миграционное сальдо за период составило более 110 тысяч человек.

 

Рис. 2. Структура внешней миграции в Российской Федерации за период 2010-2014 г.г.

Из года в год наблюдается более высокая активность мигрантов. Миграционный потенциал России составляет по оценкам экспертов 2,8 млн. человек. [3] Растет не только число прибывших, но и число выехавших из страны – значительное изменение соотношения долей притока и оттока переселенцев в общем объеме внешних мигрантов видно из диаграммы, представленной на рисунке 2.

 

 

 Рис. 3. Динамика прибытия и выбытия в Россию мигрантов из стран СНГ и дальнего зарубежья за период 2010-2014 г.г.

Основной поток мигрантов приходится на пребывающих в Россию из стран СНГ, доля которых ежегодно составляет около 90% в общем объеме мигрантов. И только 10-11% въезжающих в Российскую Федерацию – представители стран дальнего зарубежья (рис. 3). Что же касается выбытия из страны, то количество выехавших в страны СНГ почти в 2 раза меньше числа въехавших. Численность выехавших в страны дальнего зарубежья также остается примерно на 15% меньше числа въехавших.

 

 

 

Рис. 4.Численность проживающих в России мигрантов из стран ближнего зарубежья по данным на 20.01.2015. (По данным ФМС РФ).

По данным Федеральной миграционной службы России (рис. 4) наибольшее число проживающих в нашей стране мигрантов из ближнего зарубежья на начало 2015 года – это выходцы из Украины (около 2,5 млн. чел.), Узбекистана (2,2 млн. чел.), Таджикистана (1 млн. чел.). Численный состав переселенцев из других стран СНГ, проживающих на территории нашей страны, составляет от 500 до 600 тыс. человек из каждого государства, а именно: Казахстана, Азербайджана, Молдавии, Киргизии, Белоруссии и Армении.

Эксперты отмечают стабильность и управляемость миграционной ситуации в России на фоне существующих проблем, возникающих с мигрантами в Западной Европе. [4-7]

 

 

Рис. 5. Динамика и структура прироста населения стран Европейского сообщества за период с 1960 по 2010 г.г.

Рассматривая структуру и динамику прироста населения, а также диаграмму половозрастной структуры стран Европейского Сообщества (рис. 5, 6), видим, что существенно снизилась рождаемость, поэтому приток мигрантов в Европу является жизненно-необходимым для подержания и развития экономик европейских стран.

 

 

 

Рис. 6. Половозрастная структура стран Европейского сообщества по данным за 2014 год.

Именно поэтому обеспечение постоянного миграционного притока в страны ЕС является важнейшим фактором дальнейшего их социально-экономического развития, что входит в противоречие с последствиями «мультикультурной» миграционной политики.

Интенсивность миграционного притока в страны Западной Европы повлияло на дестабилизацию баланса в соотношении постоянного населения и числа мигрантов. Поскольку адаптационные процессы в среде переселенцев должны проводиться поступательно, то можно говорить о том, что в данной ситуации просто не хватило временных, административных и, возможно, человеческих ресурсов для того, чтобы вывести ситуацию в рамки управляемости. Недостатки миграционной политики повлекли за собой возникновение значительных социальных, экономических и политических проблем, в том числе, связанных с обеспечением государственной безопасности европейских государств. В любом случае, данная проблема требует всестороннего изучения и выработки комплекса мер для дальнейшей стабилизации миграционной ситуации в европейских странах, недопущения «выплескивания» и дальнейшего распространения проблем с мигрантами на соседние страны [8].

Чтобы в стране пребывания сформировалась среда, в которой мигрант будет успешно адаптироваться, необходимо соблюдение ряда условий формирования адаптационного потенциала мигранта: политических, экономических, социокультурных, правовых, что может быть достигнуто за счет постоянного развития государственной миграционной политики, а также развития мер социальной защиты и поддержки населения, попадающего в данную категорию. Немаловажную роль играет развитие толерантности к переселенцам со стороны отдельных членов общества, а также общественных организаций. При отсутствии комплекса необходимых мер есть риск попадания мигранта (либо группы мигрантов) в категорию социально уязвимых групп населения (socially vulnerable groups), в число которых попадают люди, не способные обеспечить свою трудовую деятельность и необходимый доход. Так формируется риск низкого уровня жизни не только для самого мигранта, но и его семьи. Чтобы избежать негативных последствий таких ситуаций, в государстве необходима система социального обеспечения (social welfare), которая призвана обеспечить необходимую социальную помощь посредством деятельности специализированных органов социального обеспечения, а также соответствующего законодательства. Так, в Российской Федерации принят и действует Федеральный закон от 28.12.2013 № 442-ФЗ (в редакции от 21.07.2014) «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Непрерывное и стабильное развитие миграционной политики, постоянный рост численности мигрантов, остающихся в России на постоянное проживание позволяет говорить о формировании адаптационного потенциала мигрантов.

2.  Этносоциальные миграционные сообщества: адаптация и интеграция в новых условиях

Интенсификация миграционных процессов как в России, так и за рубежом, является вынужденной мерой, при этом она является конфликтогенным фактором и источником роста социальной напряженности, что может замедлять эффективное протекание процессов социокультурной адаптации мигрантов. Смена места жительства связана для групп мигрантов с необходимостью адаптироваться на новой территории, поскольку каждый населенный пункт обладает собственными эксклюзивными географическими (климатическими, ландшафтными и др.) и социокультурными (характеризуют уникальность общества) особенностями.

Город является местом средоточия индивидов и групп, которые относятся к различным этносам и культурам, хотя их объединяет одинаковая идентичность. Как известно, на протяжении своего жизненного пути человек идентифицирует себя с разными социальными группами. Более того, индивид может быть одновременно частью многих общностей – этнической, национальной, религиозной, территориальной, профессиональной, цивилизационной. Основным критерием самоопределения этносоциального миграционного сообщества является самоосознание, которое проявляется через самосознание его членов. Самоидентификация или стабильное проявление себя в качестве члена социальной общности представляет собой ключевую идентичность и определяет поведение человека, степень его адаптации в социуме, а, значит и его адаптационный потенциал.

Так, например, согласно исследованиям, мигранты, которые проживают в Берлине, не считают себя коренными жителями страны своего рождения, и идентифицируют себя даже не с германским обществом в целом, но лишь с городом, в котором они на данный момент проживают. Это связано с их внутренним мироощущением и основано на стереотипах представлений о культурных ценностях и традициях.

Когда мигранты, как представители иной социокультурной среды (или сферы) проникаются принятыми в новом для них сообществе социокультурными нормами, усваивают их и соблюдают поведенческие правила и установки, они начинают считать себя частью этого общества, при этом другие члены общества уже не могут опровергать факт принадлежности группы мигрантов к своему сообществу. То, насколько близки социокультурные ценности личности к ценностям сообщества (а именно – стереотипы поведения, особенностей стиля в одежде, языковой специфики, этических и культурных установок, традиций в организации труда и отдыха и др.), определяет степень и уровень ее интеграции в это сообщество. Важно отметить, что связь эта носит прямой характер.

Успешность адаптации мигрантов и групп мигрантов зависит от того, насколько частыми и интенсивными являются контакты с новой для них социокультурной средой: чем больше таких контактов и чем они теснее, тем успешнее адаптация. При этом важно отметить, что в процессе адаптации мигрантов не только новое сообщество оказывает на них влияние, но нужно говорить о том, что влияние это взаимно, происходят изменения как в сознании и поведении самих мигрантов, так и членов принимающего сообщества, и изменения эти могут носить как позитивный (успешная адаптация), так и негативный характер, что является крайне нежелательным для любых человеческих сообществ. Именно поэтому вопрос повышения эффективности адаптации мигрантов требует внимательного и глубокого рассмотрения, необходим поиск путей повышения скорости адаптации мигрантов и миграционных сообществ от самого начала их пребывания в новой социокультурной среде. [9]

Для успешной адаптации мигранта/ миграционного сообщества важно выявить особенности восприятия им той среды, в которую он попадает с ее правилами, нормами, требованиями, установками, чтобы определить тип ожидаемого поведения. Нельзя не отметить, что чем сильнее различия между «материнской» социокультурной средой и той средой, в которую мигрант интегрируется, тем сильнее культурный шок, а значит, большее время потребуется для того, чтобы процесс адаптации прошел успешно. Готовность к переходу от одной среды к другой будет определять, способен ли мигрант преодолеть возникшие противоречия. Результатом адаптации могут стать следующие исходы: во-первых, мигрант может проникнуться (ассимиляция) и принять требования новой социокультурной среды, и тогда его идентификация обеспечивает постепенную эффективную интеграцию в новое сообщество. Во-вторых, в том случае, если мигрант не проникается нормами новой среды, а адаптация для него представляет собой лишь идентификацию с новой территорией (городом), на которую он прибыл, он не будет идентифицировать себя с новой социокультурной средой, следуя прежним традициям и принципам, которые могут быть отражены внутри диаспоры как этносоциального миграционного сообщества, формирующей, в свою очередь, особую социокультурную среду внутри городского сообщества. И в-третьих, в случае, если идентификация не прошла не на первом, ни на втором уровнях, мигрант не смог или не захотел адаптироваться к новым условиям, остается бегство как единственный возможный вариант, и мигрант покидает новое место своего пребывания. [10] Чтобы снизить риски неуспешной адаптации, необходимо постоянно совершенствовать миграционную политику на государственном уровне, на что и направлена Концепция, рассмотренная в начале данной статьи. Кроме того, в качестве одного из условий эффективной адаптации, должно выступать развитие образовательной среды с применением современных технологий обучения, в том числе e-Learning, blended-Learning. [11, 12]

Миграционные процессы, происходящие сегодня в России и в других странах, вызванные объективными демографическими изменениями, а также рядом иных, в том числе, субъективных причин и под воздействием экономических, природно-климатических и социальных факторов не только неизбежны, но приобретают все большие масштабы. Для России преимущественную долю (ок. 90%) в общем объеме мигрантов составляют переселенцы из стран СНГ. Интенсивность происходящих миграционных процессов на фоне их неизбежности и значимости для будущего страны ставит перед обществом, правительством и учеными новую задачу – исследование причин и создание условий для повышения адаптивности мигрантов и их интеграцию в новую для них социокультурную среду. Применение наряду с официальной статистической информаций данных, полученных по результатам социологических исследований позволит сформировать информационную базу по вопросам повышения эффективности адаптации мигрантов. Результаты обработки данных планируется использовать для обоснования выбора методов и технологий эффективной адаптации.

Список источников:

1.  Kollipara P. Rising seas could displace more Americans than the Great Migration // Science, 14.03.2016. – DOI: 10.1126/science.aaf4188 – URL: http://www.sciencemag.org/news/2016/03/rising-seas-could-displace-more-americans-great-migration (дата обращения 14.03.2016)

2.  Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом РФ 13 июня 2012 г.) // Система информационно-правового обеспечения «Гарант». – URL: http://base.garant.ru/70188244/ (дата обращения 07.03.2016)

3.  Лифшиц М.Л. Данные о внешней миграции в России по различным источникам: сходство и противоречия // Вопросы статистики, 2016. № 2/2016. – с. 47-56.

4.  Europe’s migrant crisis. A messy but necessary deal // The Economist, 12.03.2016. – URL: http://www.economist.com/news/leaders/21694536-european-bargain-turkey-controversial-offers-best-hope-ending-migrant?cid1=cust/ednew/n/bl/n/20160310n/owned/n/n/nwl/n/n/E/n (дата обращения 12.03.2016)

5.  Europe’s migrant crisis in numbers // The Economist, 05.02.2016. – URL: http://www.economist.com/blogs/graphicdetail/2016/02/daily-chart-5 (дата обращения 07.03.2016)

6.  Евросоюз побил мировой рекорд по наплыву мигрантов // Ежедневное интернет-издание «Накануне.RU», 05.03.2016. – URL:  http://www.nakanune.ru/news/2016/3/5/22429517 (дата обращения 07.03.2016)

7.  Наплыв мигрантов: что будет с Европой? // Ежедневное интернет-издание «Накануне.RU», 24.09.2015. – URL: http://www.nakanune.ru/articles/110939/ (дата обращения 07.03.2016)

8.  Глава ФМС: Миграционный кризис в Европе окажет влияние и на Россию // Ежедневное интернет-издание «Накануне.RU», 09.03.2016. – URL: http://www.nakanune.ru/news/2016/3/9/22429641 (дата обращения 09.03.2016)

9.  Бразевич Д.С. Социологический анализ культурных аспектов межэтнического взаимодействия в городской среде мигрантов и членов принимающего сообщества // Научная мысль, 2014. №4 (14) – с. 45-48. – URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23925477 (дата обращения 07.03.2016)

10.  Каранов Д.П. Мигранты и принимающее общество: культурный аспект межэтнических отношений в городской среде // Полития, 2013. №1 (68). – с.24-35. – URL: http://politeia.ru/content/pdf/Politeia_Karanov-2013-1.pdf (дата обращения 07.03.2016)

11.  Guchinskaya O.F. Blended-Learning in postgraduate educational programs: the effectiveness and perspectives // Proceedings of the XVII International Academic Congress «History, Problems and Prospects of Development of Modern Civilization» (Japan, Tokyo, 25-27 January 2016) – 2016. – С . 10-15

12.  Гучинская О.Ф., Кудрявцева М.В. Применение электронных дистанционных технологий как инструмент открытого образования в Российской Федерации // Информационное общество: образование, наука, культура и технологии будущего: Труды XVIII объединенной конференции «Интернет и современное общество» ( IMS-2015) – 2015. – С. 72-81.

 

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017

№ регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.   ISSN: 1999-4516