Ошибка
  • Delete failed: 'fd7e570a211430870a64abe1f9a75d44.php_expire'
  • Delete failed: 'fd7e570a211430870a64abe1f9a75d44.php'

Создать PDF Рекомендовать Распечатать

Компоненты изменения общей численности населения в регионах Северо-Кавказского федерального округа России

Демография | (76) УЭкС, 4/2015 Прочитано: 10923 раз
(0 Голосов:)
  • Автор (авторы):
    Абдулманапов Пирмагомед Габибуллаевич
  • Дата публикации:
    21.04.15
  • ВУЗ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИЯ:
    НИИ Управления, экономики, политики и социологии ГАОУ «ДГУНХ»

 Компоненты изменения общей численности населения в регионах Северо-Кавказского федерального округа России

 Components of change of total number of the population in regions of North Caucasus federal district of Russia

Абдулманапов Пирмагомед Габибуллаевич

к.э.н.,старший научный сотрудник

НИИ Управления, экономики, политики и социологии

Дагестанского государственного университета народного хозяйства

e-mail: raha77@mail.ru

 

Аннотация

 В статье дается комплексная характеристика современной демографической ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе по основным демографическим показателям. Раскрыто наличие разнонаправленности развития демографических и миграционных процессов в вследствие существенных этнических и социально-экономических отличий населения регионов, которое выражается в положительной динамике естественного прироста во всех субъектах округа и отрицательной динамике миграционного.

Ключевые слова: компоненты демографического роста,демография, Северо-Кавказский федеральный округ, воспроизводство населения, рождаемость, смертность.

 Summary

 In article the complex characteristic of a modern demographic situation in North Caucasus federal district on the main demographic indicators is given. Existence of divergence of development of demographic and migratory processes in owing to essential ethnic and social and economic differences of the population of regions which is expressed in positive dynamics of a natural increase in all subjects of the district and negative dynamics of the migratory is opened.

 Keywords: components of demographic growth, demography, North Caucasus federal district, reproduction of the population, birth rate, mortality.

Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО) занимает особое положение в демографическом развитии России, поскольку некоторые показатели воспроизводства и миграции существенно отличаются от общероссийских не только количественно, но и качественно. Так во многих регионах округа депопуляция не стала постоянным явлением даже в 1990-х гг., когда в стране наблюдался глубокий демографический кризис, а имел характер краткосрочных демографических «провалов» на графике динамики численности населения округа. В итоге численность населения СКФО за всю новейшую историю России увеличивается. Однако следует заметить, что регионы округа, которые хотя и обладают относительно благоприятными демографическими показателями, в последние годы характеризуются замедлением темпа демографического развития. Отчасти это свидетельствует о серьезных изъянах в демографической политике государства в современных рыночных условиях, а также о существенных изменениях в структуре населения.

Северо-Кавказский федеральный округ является наименее урбанизированной территорией страны. В городских поселениях округа проживает 49,2% всего населения, в то время как в России 73,9% населения живут в городских поселениях. Только в трех субъектах федерации (Кабардино-Балкарская республика, Республика Северная Осетия-Алания и Ставропольский край) городские жители составляют более половины их населения. Абсолютный минимум на начало 2012 года имел место в Чеченской Республике –34,9% жителей – горожане [2].

Самым крупным регионом СКФО по численности населения является Дагестан. На него приходится более 30% от общей численности населения округа. Немного меньше населения в Ставропольском крае - 29%. Эти два субъекта из семи, численность населения в которых доходит до 3 млн. в каждом, составляют более 60% от численности населения округа. В Чеченской Республике  численность населения превалирует 1,3 млн. человек. В остальных регионах общая численность населения меньше 1 млн.

На основе особенностей естественного и миграционного движения можно весь округ разделить на две большие группы – благополучные и депрессивные в демографическом отношении регионы. Для первой группы характерно увеличение численности населения, а для второй – убыль. Причем благополучность и депрессивность тех или иных регионов связана с различной результативностью и характером процессов воспроизводства и миграции [8].

Первая – это демографически «благополучные» регионы с положительными показателями общего прироста населения и характеризующиеся увеличением численности населения. На протяжении первой половины 1990-х годов к данной подгруппе относились практически все республики СКФО, за исключением Чечни, а к концу 90-х из нее выбили все регионы кроме Ингушетии. В нее в настоящее время входят четыре субъекта СКФО: Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Чеченская республика, Ставропольский край (табл. 1). Однако следует учитывать, что в этих регионах демографическое благополучие носит именно относительный, а возможно и временный характер.

Таблица 1

Численность постоянного населения СКФО, тыс. человек

19

Данное утверждение объясняется несколькими фактами, подтверждаемыми официальной статистикой. Во-первых, даже в «благополучном» с демографической точки зрения Республике Дагестан наблюдается тенденция постепенного сокращения общего прироста населения. Так темп роста численности населения (или процент прироста) снизился с 1,7% в год в начале 2000-х годов до 0,5% в 2012-2013гг. Во-вторых, начиная с середины 1990-х и до 2002г в Чеченской республике наблюдалась депопуляция населения, обусловившая снижение численности населения региона на 310 тыс. человек, что составляет около четверти постоянного населения республики в 1994г.

В-третьих, в Республике Ингушетия мы можем наблюдать «провальные» годы, характеризующиеся небольшим ростом численности населения или отрицательным показателем общего прироста населения, как это было в регионе в 2005-2009гг. Однако за последние годы в Ингушетии отмечается относительно высокий темп роста численности населения, который достиг уровня 3,6% в год. Что касается Ставропольского края, то здесь в 2000-2008гг. наблюдалась депопуляция, да и в настоящее время процент прироста мизерный – в пределах 0,36%, что отмечалось в 2010г., и имеет тенденцию дальнейшего снижения.

В целом по СКФО численность населения за все время только увеличивалась хотя и небольшим темпом. Процент прироста численности составляет от 0,5% до 1%. Положительный общий прирост полностью  обеспечивается за счет высоких показателей естественного прироста. Миграционный прирост является отрицательным, за исключением 2007г, когда наблюдалось небольшое превышение числа прибывших над числом выбывших из федерального округа [3]. Естественный прирост в последние годы имеет тенденцию к увеличению, но увеличивающийся в большей степени отрицательный миграционный прирост тянет за собой вниз и уровень общего прироста населения (рис.1).

11

Рисунок 1. Компоненты изменения численности населения СКФО

12

Рисунок 2. Компоненты изменения численности населения в Республике Дагестан

Аналогичная картина наблюдается и в Республике Дагестан. Являясь самой крупной по численности населения регионом, Дагестан оказывает большое влияние на демографические показатели в целом по федеральному округу. Как и в СКФО здесь рост численности населения обеспечивается исключительно за счет высокого уровня естественного прироста, который частично «съедается» отрицательным миграционным приростом, имеющим тенденцию дальнейшего роста высокими темпами [1]. Начиная с 2007г. уровень естественного прироста понемногу начал расти, что, возможно, связано с началом реализации дополнительных мер помощи семьям с детьми, введением «Материнского капитала». Примерно с этого же времени начинает расти превышение миграционного оттока над притоком в регион, что может быть спровоцировано мировым финансовым кризисом и ухудшением экономического положения домохозяйств в республике. Динамика показателей общего прироста с 2007г. имеет тенденцию снижения (рис. 2).

Республику Ингушетию можно назвать самым благополучным в демографическом плане регионом СКФО, так как здесь наблюдается как положительный естественный прирост, так и положительный миграционный. До 2009г. миграционный прирост в республике Ингушетия оставался незначительным, и особой роли в деле роста численности населения не играл [6]. В настоящее время миграционная компонента изменения численности населения равна половине естественной и составляет 4 тыс. человек. Для Северокавказской республики это достаточно высокий показатель. Уровень естественного прироста за период реализации дополнительных мер помощи семьям с детьми сильных изменений не претерпел, и колеблется в пределах 7-10тыс. человек. Абсолютная демографическая благополучность в Республике Ингушетия наблюдается в достаточно долгий период (рис.3).

13

Рисунок 3. Компоненты изменения численности населения в Республике Ингушетия

14

Рисунок 4. Компоненты изменения численности населения в Ставропольском крае

Вторым абсолютно благополучным регионом СКФО является в настоящее время Ставропольский край, так как по данным Росстата за 2012г. все три компонента изменения численности населения оказались положительными. Миграционный прирост в крае за все время был положительным, а наибольший показатель приходится на 2007г. - 9,4 тыс. человек, и в дальнейшем его уровень снижался. В противовес ему естественный прирост увеличивался за этот период, и оба показателя сошлись в одной точке с небольшим различием. С показателя -11,8 тыс. разницы между рождаемостью и смертностью в 2005г. вырос до 1,5 тыс. в 2012г. К настоящему времени удалось преломить тенденцию превышения смертности над рождаемостью в регионе (рис. 4).

Особый тип формирования населения характерен для Чеченской республики (рис 5). Миграционный прирост отрицательный, динамика которого стабильная, а уровень невысокий. Естественный прирост достаточно высок, и обеспечивается за свой счет роста численности населения высокими темпами. Несмотря на высокие  показатели рождаемости, дополнительные меры помощи семьям благоприятно отразились на демографических процессах  в регионе. Как видно из графика, только за последний год наметилась тенденция изменения динамики общего прироста населения в сторону снижения. По данным за 2012г. естественный прирост  республики составил 2% по отношению к общей численности населения. Это самый высокий показатель среди субъектов СКФО.

15

Рисунок 5. Компоненты изменения численности населения в Чеченской Республике

В группу депрессивных в демографическом отношении регионов СКФО в настоящее время входят Кабардино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесия, и Республика Северная Осетия – Алания. В этих республиках до сих пор наблюдаются более высокие показатели рождаемости и более низкие показатели смертности по сравнению со средними по стране. Несмотря на значительный естественный прирост населения, огромный миграционный отток населения формирует отрицательный общий прирост, в основном по социально-экономическим причинам (рис. 6; 7; 8).

16

Рисунок 6. Компоненты изменения численности населения в Кабардино-Балкарской Республике

17

 

Рисунок 7. Компоненты изменения численности населения в Карачаево-Черкесской Республике

Кабардино-Балкария в 2007-2010гг. относилась к благополучным регионам (рис.6). Благодаря дополнительным мерам помощи семьям с детьми, которые обеспечили рост рождаемости, в республике удалось изменить демографическую ситуацию в лучшую сторону. Однако, резкое увеличение миграционного оттока населения в 2009г. нарушил общую положительную динамику в регионе. В то же время наблюдается и рост естественного прироста. В настоящее время  потери в численности населения незначительны и при улучшении миграционной ситуации легко можно вывести республику из  состояния депопуляции.

Наихудшее положение в демографической сфере у Карачаево-Черкесской Республики (рис. 7). Здесь наблюдается затяжная и глубокая депопуляция населения, имеющая тенденцию еще большего ухудшения. До 2007г. естественный прирост  был очень слабым - примерно 0,02% от численности населения. В 2007г.  этот показатель значительно подрос, достигнув уровня 0,3% по отношению к общей численности. С тех пор он держится на этом уровне. Независимо от этого, миграционный прирост растет, растет в отрицательную сторону, и съедает весь естественный прирост. С 2009г. отрицательный миграционный прирост начал увеличиваться высочайшими темпами и достиг 1% от численности населения региона.

Республика Северная Осетия - Алания до недавних пор являлась абсолютно неблагополучной территорией в демографическом плане (рис. 8). Депопуляция в регионе была вызвана как низким естественным приростом, так и миграционным. В 2006г. ситуация немного улучшилась, а в 2007г., благодаря росту рождаемости, общий прирост оказался положительным. В дальнейшем миграционная убыль только усиливалась, а депопуляция росла. Миграционные потери в настоящее время в 2 раза превышают положительный миграционный прирост в республике.

18

Рисунок 8. Компоненты изменения численности населения в Республике Северная Осетия – Алания.

Неблагополучные в демографической сфере регионы Северо-Кавказского федерального округа нуждаются в скорейшей стабилизации миграционных процессов, и в повышении эффективности миграционной политики, проводимой федеральными органами [4]. Миграционные процессы обусловлены главным образом высокой безработицей в республиках Северного Кавказа, низкими доходами населения и неразвитостью социальной сферы [7].

В Российской Федерации в 1990-е годы начались депопуляционные процессы, которые в последние годы стали все более характерны и для северокавказских регионов [9]. Самым продолжительным и значительным сокращение численности населения было в Ставропольском крае на протяжении десяти лет с 1999г. до 2009г. Относительно недавно к регионам, характеризующимся депопуляцией, присоединились еще три национальных субъекта СКФО. Таким образом, происходит территориальное расширение «депрессивной» зоны на  Северном Кавказе.

Таким образом, во всех регионах СКФО наблюдается изменение динамики естественного прироста в 2007г., что связано с введением дополнительных мер демографической помощи семьям с детьми [2]. Главным образом, значительный рост этого показателя обусловлен увеличением рождаемости. Даже в Ставропольском крае, где потери в численности населения по естественным причинам составляли более 10 тыс. человек в год, удалось достигнуть высоких положительных результатов в очень короткое время. Это указывает на действенность этих методов в регулировании демографических процессов и на эффективность демографической политики [10]. Было бы целесообразно не завершать реализацию программы «Материнский капитал» в 2016 г., а продлить её действие в стране до 2025 года, как предлагает Правительство РФ.

Другим переломным моментом в демографической динамике стало начало мирового финансового кризиса в 2008г., что обострило миграционную ситуацию в субъектах СКФО. С 2009 г. почти во всех регионах наблюдается резкое снижение миграционного прироста.  В национальных республиках, за исключением Ингушетии, отрицательный миграционный прирост стал еще большим. В Ставропольском крае, который за все время является крупнейшим реципиентом мигрантов из Северного Кавказа, миграционный приток начал снижаться. По сравнению с 2009г. в 2011-2012гг. миграционный прирост снизился почти в 3 раза. Влияние финансового кризиса для территорий страны оказалось не одинаковой, учитывая, что оно спровоцировало массовые миграции между регионами. Если люди уезжают из родных мест, значит там, куда они едут, менее плохо. Следовательно, мировой финансовый кризис 2008г. оказался более ощутимым для регионов Северо-Кавказского федерального округа. Для стабилизации экономики и выхода из кризиса в стране были предприняты беспрецедентные меры Президентом и Правительством РФ. Однако территориальные особенности учитывались в меньшей мере. Для замедления миграционного оттока населения из республик Северного Кавказа в настоящее время необходимо максимально адаптировать миграционную политику к северокавказским реалиям, развивать экономику республик и повышать инвестиционную привлекательность.

 Литература

  1.  Абдулаева З.З., Хаджалова Х.М. Проблемы и направления развития малого предпринимательства в Республике Дагестан // Экономика и предпринимательство. 2014. № 10. С. 924-927.
  2.  Абдулманапов П.Г. Демографическая безопасность Южных регионов России. Махачкала, 2010. 155 с.
  3.  Абдулманапов П.Г. Институциональные меры миграционной политики в Северо-Кавказском федеральном округе России // Региональные проблемы преобразования экономики. 2014. №9. С.84-90.
  4.  Абдулманапов С.Г. Интеграционные процессы в регионах Северо-Кавказского федерального округа // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. 2014.№3. С. 40-52.
  5.  Абдулманапов С.Г., Нестерова А.М. Приоритеты социально-экономической политики в Республике Дагестан // Вопросы экономики и права. 2012. № 49. С. 54-58.
  6.  Абидов М.Х. Миграция населения и миграционная политика в Дагестане.// Народонаселение. 2008. №1. С. 31-35.
  7.  Кутаев Ш.К. Фактор занятости в развитии экономики депрессивного региона. Махачкала: Наука плюс, 2005. 160с.
  8.  Маньшин Р.В. Демографическая ситуация и демографическая политика в Южном федеральном округе: диссертация на соискание ученой степени к.э.н. Ставрополь, 2004. 167с.
  9. Рязанцев С.В. Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия и подходы к регулированию. М.: Формула права, 2007. 576 с.
  10. Хаджалова Х.М. Человеческий капитал современной семьи // Креативная экономика. 2014. № 11 (95). С. 62-72.
  11.  Сагидов А.К. Основные направления совершенствования здравоохранения в регионе // Вопросы структуризации экономики. 2012. № 3. С. 88-93.

Literature

1. Abdullaeva Z.Z., Hadzhalova H.M. Problems and the directions of development of small business in the Republic of Dagestan//Economy and business. 2014. No. 10. Page 924-927.

2. Abdulmanapov P. G. Demograficheskaya safety of the Southern regions of Russia. Makhachkala, 2010. 155 pages.

3. Abdulmanapov P. G. Institutional measures of migration policy in North Caucasus federal district Russia//Regional problems of transformation of economy. 2014. No. 9. Page 84-90.

4. Abdulmanapov S.G. Integration processes in regions of North Caucasus federal district//the STAGE: economic theory, analysis, practice. 2014.№3. Page 40-52.

5. Abdulmanapov S.G., Nesterova A.M. Priorities of social and economic policy in the Republic of Dagestan//Questions of economy and the right. 2012. No. 49. Page 54-58.

6. Abidov M. H. Population shift and migration policy in Dagestane.//the Population. 2008. No. 1. Page 31-35.

7. Kutayev Sh. K. Faktor of employment in development of economy of the depressive region. Makhachkala: Science plus, 2005. 160s.

8. Manshin R. V. Demograficheskaya a situation and population policy in the Southern Federal District: the thesis on competition of an academic degree Cand.Econ.Sci. Stavropol, 2004. 167s.

9. S. V residents of Ryazan. Labor migration in CIS and Baltic countries: tendencies, consequences and approaches to regulation. M.: The formula is right, 2007. 576 pages.

10. Hadzhalova H.M. Chelovechesky capital of a modern family//Creative economy. 2014. No. 11 (95). Page 62-72.

11. Sagidov A.K. The main directions of improvement of health care in the region//Questions of structurization of economy. 2012. No. 3. Page 88-93.

  vakperechen

ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ВАК 2016 г.
ОТ 19.04.2016  >> ПРОСМОТРЕТЬ
tass
 
ПО ВОПРОСАМ ПУБЛИКАЦИИ СТАТЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА ОБРАЩАЙТЕСЬ:
skype SKYPE: vak-uecs
e-mail
MAIL: info@uecs.ru
phone
+7 (928) 340 99 00
 

АРХИВ НОМЕРОВ

(01) УЭкС, 1/2005
(02) УЭкС, 2/2005
(03) УЭкС, 3/2005
(04) УЭкС, 4/2005
(05) УЭкС, 1/2006
(06) УЭкС, 2/2006
(07) УЭкС, 3/2006
(08) УЭкС, 4/2006
(09) УЭкС, 1/2007
(10) УЭкС, 2/2007
(11) УЭкС, 3/2007
(12) УЭкС, 4/2007
(13) УЭкС, 1/2008
(14) УЭкС, 2/2008
(15) УЭкС, 3/2008
(16) УЭкС, 4/2008
(17) УЭкС, 1/2009
(18) УЭкС, 2/2009
(19) УЭкС, 3/2009
(20) УЭкС, 4/2009
(21) УЭкС, 1/2010
(22) УЭкС, 2/2010
(23) УЭкС, 3/2010
(24) УЭкС, 4/2010
(25) УЭкС, 1/2011
(26) УЭкС, 2/2011
(27) УЭкС, 3/2011
(28) УЭкС, 4/2011
(29) УЭкС, 5/2011
(30) УЭкС, 6/2011
(31) УЭкС, 7/2011
(32) УЭкС, 8/2011
(33) УЭкС, 9/2011
(34) УЭкС, 10/2011
(35) УЭкС, 11/2011
(36) УЭкС, 12/2011
(37) УЭкС, 1/2012
(38) УЭкС, 2/2012
(39) УЭкС, 3/2012
(40) УЭкС, 4/2012
(41) УЭкС, 5/2012
(42) УЭкС, 6/2012
(43) УЭкС, 7/2012
(44) УЭкС, 8/2012
(45) УЭкС, 9/2012
(46) УЭкС, 10/2012
(47) УЭкС, 11/2012
(48) УЭкС, 12/2012
(49) УЭкС, 1/2013
(50) УЭкС, 2/2013
(51) УЭкС, 3/2013
(52) УЭкС, 4/2013
(53) УЭкС, 5/2013
(54) УЭкС, 6/2013
(55) УЭкС, 7/2013
(56) УЭкС, 8/2013
(57) УЭкС, 9/2013
(58) УЭкС, 10/2013
(59) УЭкС, 11/2013
(60) УЭкС, 12/2013
(61) УЭкС, 1/2014
(62) УЭкС, 2/2014
(63) УЭкС, 3/2014
(64) УЭкС, 4/2014
(65) УЭкС, 5/2014
(66) УЭкС, 6/2014
(67) УЭкС, 7/2014
(68) УЭкС, 8/2014
(69) УЭкС, 9/2014
(70) УЭкС, 10/2014
(71) УЭкС, 11/2014
(72) УЭкС, 12/2014
(73) УЭкС, 1/2015
(74) УЭкС, 2/2015
(75) УЭкС, 3/2015
(76) УЭкС, 4/2015
(77) УЭкС, 5/2015
(78) УЭкС, 6/2015
(79) УЭкС, 7/2015
(80) УЭкС, 8/2015
(81) УЭкС, 9/2015
(82) УЭкС, 10/2015
(83) УЭкС, 11/2015
(84) УЭкС, 11(2)/2015
(85) УЭкС,3/2016
(86) УЭкС, 4/2016
(87) УЭкС, 5/2016
(88) УЭкС, 6/2016
(89) УЭкС, 7/2016
(90) УЭкС, 8/2016
(91) УЭкС, 9/2016
(92) УЭкС, 10/2016
(93) УЭкС, 11/2016
(94) УЭкС, 12/2016
(95) УЭкС, 1/2017
(96) УЭкС, 2/2017
(97) УЭкС, 3/2017
(98) УЭкС, 4/2017
(99) УЭкС, 5/2017
(100) УЭкС, 6/2017
(101) УЭкС, 7/2017
(102) УЭкС, 8/2017
(103) УЭкС, 9/2017

 Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций

№ регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-35217 от 06.02.2009 г.       ISSN: 1999-4516